Фокус факира: исчезает квартира

Известную телеведущую обвинили в жилищной афере

31 мая 2006 в 00:00, просмотров: 2570

“Люди добрые, помогите, ну разве же так можно издеваться над пенсионерами? — звонившая в редакцию пожилая женщина не сдерживала негодования. — Ветераны войны, заслуженные люди из-за квартирных аферистов остались без жилья…”

Таких историй сейчас, к сожалению, — пруд пруди. Правоохранители утверждают, что в нынешнем году наблюдается прямо-таки бум жилищных афер. Подтверждение тому — почта “МК”, полная жалоб от обманутых граждан, по большей части пожилых. Стариков ведь и провести легче, и заступиться за них некому.

И все-таки ситуация, о которой нам рассказала женщина, — особенная. 86-летнюю Анастасию Сергеевну Кузнецову и ее мужа, лежачего больного, оставили без квартиры не профи-аферисты, а… звездное семейство: дизайнер Денис Аванесов и его супруга, известная телеведущая Юлиана Шахова.

На днях в Пресненском суде состоится разбирательство этого скандального дела.


СПРАВКА "МК"

По словам специалистов, более чем в 70% всех судебных разбирательств, связанных с квартирным мошенничеством, потерпевшей стороной являются люди пенсионного возраста.

“Махровая интеллигенция”

Сталинский дом в районе Пресни в Большом Кондратьевском переулке — лакомый кусок для денежных господ. Прежде всего из-за своего расположения: почти центр столицы, рядом зоопарк и Белый дом. Так что неудивительно, что здесь живут богатые и знаменитые.

А еще здесь живут старики, которым этот дом стал родным, когда нынешних “богатых и знаменитых” еще и на свете не было.

Супруги Кузнецовы получили здесь квартиру 45 лет назад. Соседи называют эту пожилую пару “махровой интеллигенцией” — вежливые, тактичные, никогда никого попусту не побеспокоят. Владимир Владимирович — участник Великой Отечественной, долгое время служил в Германии, был начальником штаба полка. Анастасия Сергеевна — медсестра.

У них было двое сыновей, но, к сожалению, оба умерли. Старший — 8 лет назад, младший — в июне прошлого года. Наследников у стариков нет.

После этого Анастасия Сергеевна совсем пала духом, поскольку ее супруг уже 4 года прикован к постели — сломана шейка бедра.

— Помню, идет Сергеевна из магазина, на босу ногу в резиновых сапогах, горло открыто, взгляд отрешенный, — рассказывает одна из соседок. — Спрашиваю у нее: как дела. Говорит: потихоньку. А потом признается: ты не представляешь, дорогая, сколько во мне горя скопилось…

Но мир, как говорится, не без добрых людей. К пенсионерам поспешили на помощь соседи — семья тележурналистки Юлианы Шаховой, с которой пенсионеры, так случилось, делили общий блок на 4-м этаже.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Юлиана Шахова родилась в 1968 г. в Архангельске. Там же окончила дикторскую школу, затем была приглашена на работу в Москву. Работала одной из ведущих передач “Сегоднячко”, “Времечко”, “Любовные истории”, “ТВ-Бинго-шоу”. В последнее время вела криминальную программу “Цена любви”. Квартиру в Большом Кондратьевском переулке приобрела с супругом в 2003 году.

Благодетели выходят на сцену

У Анастасии Сергеевны Кузнецовой жуткая одышка и целый букет старческих болезней. Но в Пресненский суд она ходит исправно, потому что верит в справедливость. И с войны знает, что зло не должно остаться безнаказанным.

В суде она истец по гражданскому делу. Впервые в жизни.

— После смерти второго сына соседи к нам стали приходить довольно часто, — рассказывает корреспонденту “МК” Анастасия Сергеевна свою печальную историю. — Обещали поддержать, помочь. Стали уговаривать приватизировать нашу 2-комнатную квартиру. Мы-то вообще в этом ничего не понимаем, но они убедили нас, что это в наших же интересах. Сказали, что все сделают сами…

Старики полностью положились на своих благодетелей. Все бумаги, которые те приносили, пенсионеры подписывали не глядя, не читая. Настолько они были уверены в порядочности своих опекунов. Общался с Кузнецовыми, в основном, муж Шаховой — 32-летний дизайнер Денис Аванесов.

Из интервью Шаховой одной из газет:

“…Энергетика в квартире должна быть доброй, уютной. Мне очень важно это. Если где-то мне энергетически плохо, то стараюсь туда даже в гости не ходить или ездить пореже. Пусть лучше приезжают ко мне”.

— Мы по нескольку раз подписывали какие-то бумаги, — продолжает пенсионерка. — Аванесов говорил, что чего-то там потеряли, надо все переподписать. Мы и ставили свои подписи, особенно не вчитываясь в содержание. Наверное, вам трудно понять, как можно перепутать документы о приватизации и о купле-продаже. Но мы же в этом вообще не разбираемся. Я и буквы-то слабо разбираю, даже в очках…

Из разговора с Анастасией Сергеевной выяснилось, что благодетели-соседи просили никому не говорить о том, что они помогают старикам оформить приватизацию. Более того, они внушали пенсионерке, что ей вообще “нечего делать на улице”, незачем встречаться с соседями. “Мы подошлем человека, который будет приносить вам продукты и убирать в вашей квартире”, — сказали ей тогда “опекуны”.

Обещание сдержали. Приходила некая дама, обвела взглядом квартиру, да и только. Собственно, помощь-то ее и не требовалась, ведь Анастасия Сергеевна еще в состоянии сама вести хозяйство. Все у нее в доме чисто и опрятно.

— Не для того ли пытались они изолировать Кузнецовых, чтобы Анастасия не сболтнула лишнего? — гадают соседи, которые, кстати, тоже исправно ходят в суд — поддержать подругу.

История с “приватизацией” и впрямь прошла бы незамеченной, если бы однажды Анастасия Сергеевна не обронила по телефону давней приятельнице, Татьяне Матвеевне Царевой, о помощи соседей. Та на всякий случай спросила, какие документы отдали ей на руки доброжелатели? Оказалось — никаких.

Масса приятных вещичек

Из интервью Юлианы Шаховой:

“Существует масса уютных и приятных вещичек, но я не за то, чтобы ими заставлять всю квартиру. Я за воздух. Нужно пространство, чтобы было где принимать людей”.

Татьяна Матвеевна, которой уже и самой за восемьдесят, забила тревогу. Кстати, она и позвонила в “МК”, когда поняла, что собственными силами помочь друзьям-ветеранам не сможет.

— Я ей прямо так и сказала: иди и требуй документы, — рассказывает Царева. — Она послушалась. Пошла и потребовала. Я попросила, чтобы она мне зачитала по телефону, что написано в бумагах. Когда услышала в трубке “договор о купле-продаже”, я чуть сознание не потеряла. Она-то думала, что приватизировала квартиру, а оказалось, что приватизировала и продала! За 990 тысяч рублей!

Посчитаем. 990 тысяч рублей — это примерно 37 тысяч долларов. За двушку в центре! Для справки: если бы сделка была честной, этой суммы не хватило бы даже на покупку санузла в этой квартире.

Вот так в одночасье жилье четы Кузнецовых отошло семье телеведущей. Все законно. С печатями и подписями.

— Да они просто подсунули договор о купле-продаже, когда приносили якобы приватизационные документы, — уверены соседи.

Надо ли объяснять, что “продавцы”-пенсионеры даже не подозревали, что стали богаче на 990 тысяч рублей. Денег этих они и в глаза не видели. Если бы не Татьяна Матвеевна, возможно, пенсионеры уже сейчас жили бы на улице — рядом с зоопарком или с Белым домом. Царева, несмотря на то что сама прикована к инвалидному креслу, стала обращаться в различные организации с просьбой помочь восстановить справедливость, нашла адвоката. Тот составил исковое заявление в суд с требованием признать незаконным договор купли-продажи.

“Просто тут аферисты орудуют”

Первое слушание в Пресненском суде было назначено на 20 апреля этого года. Но ответчики не явились. Денис Аванесов якобы был в командировке. Но служебные дела отнюдь не помешали ему снять звонок с двери Кузнецовых — чтобы те уже начали понимать, кто в доме хозяин.

— А неделю назад на лестничной площадке Аванесов сказал Анастасии: мол, у вас денег не хватит с нами судиться, — рассказывает Татьяна Матвеевна. — А ведь его жена Юлиана Шахова такое хорошее впечатление производит, такая милая на экране. И как после этого людям доверять?

Накануне заседания, которое назначено на 2 июня, мы связались с Юлианой Шаховой и попросили ее прокомментировать скандальное дело. Телезвезда, после того как корреспондент “МК” объяснил цель звонка, нервно засмеялась:

— Я не понимаю, кто к вам обратился за помощью, что за женщина? И вообще, все это ложная информация.

— У меня на руках копия договора купли-продажи квартиры ваших соседей Кузнецовых. Покупателем значится ваш муж Аванесов Денис Иванович. Он купил превосходную “двушку” всего за 37 тысяч долларов.

— Я не хочу трясти никаким бельем, — ответила телезвезда уверенным голосом. — Ничего там не происходит. Просто тут аферисты орудуют, понимаете? Есть люди, которые покушаются на жилье стариков, и на жизнь, возможно. Мы помогаем старикам уже много лет всей семьей и всеми поколениями. И в обиду этих стариков не дадим никому. Мы за это ответственны...

Пояснить, что за аферисты мутят воду, кто конкретно ответственен за жизнь Кузнецовых и в чем заключается помощь ее семьи и даже “поколений”, Юлиана объяснить затруднилась.

Кстати, саму теледиву Кузнецовы не видели с тех самых пор, как были оформлены все бумаги о “приватизации”.

— Я сама себя сглазила, — вздыхает Анастасия Сергеевна. — Постоянно всем говорила, что с соседями мне всегда везло…

Из интервью Юлианы Шаховой:

“Люди в наш дом слетаются на огонек именно потому, что в квартире хорошая энергетика, а вовсе не потому, что я великолепная хозяйка...”

По словам Юлианы (из того же интервью), “стандартная квартира, состоящая из двух смежных комнат-вагончиков, совершенно неприемлема для обитания”. Юля мечтает о большой квартире, о спальне “с огромной кроватью”, о телевизоре “с большущим экраном”, о кухне, которая “могла бы вместить еще большее количество гостей”, о “вместительнейшей ванне, в которой можно было бы под шум струящейся воды не только подолгу плескаться, но и писать стихи, читать книги и сценарии…”

До воплощения мечты телезвезды в жизнь осталось недолго — как только неудобные старики Кузнецовы освободят жилплощадь…


КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Самое печальное в подобных историях то, что по бумагам — все законно. Жертвам собственной наивности — в данном случае пенсионерам Кузнецовым — будет очень трудно доказать, что они на самом деле не продавали свою квартиру. А уж перевести действия их соседей в уголовную плоскость и привлечь, скажем, соседей за мошенничество и вовсе невозможно.

За комментариями “МК” обратился к адвокату Игорю Трунову.

Что касается уголовной ответственности, то доказать мошенничество будет очень сложно. И вот почему: для того чтобы оформить сделку с квартирой, обманщику под любым предлогом необходимо получить от хозяина доверенность на право приватизации и отчуждения квартиры. Она удостоверяется нотариусом, и именно он обязан разъяснить человеку юридическое значение действия и последствия. После получения на руки этого документа ваш “добровольный помощник” практически полностью прикрыт — ведь все “стрелки” теперь переведены на должностное лицо. А ни один нотариус никогда не признает, что ничего не объяснил клиенту, — для него в этом случае наступает ответственность вплоть до лишения лицензии.

Даже в гражданском порядке признать сделку недействительной будет тяжело — ведь получается, что вы все подписали добровольно. Но оспаривать такую сделку нужно в обязательном порядке и в процессе рассмотрения дела доказывать, что вы были введены в заблуждение, до конца не понимали юридических последствий подписываемых документов. Существенными могут быть состояние здоровья обманутых людей, возраст, даже такой вопрос, куда они хотели выехать из этой квартиры, если другого жилья у них нет, совершение сделки на крайне невыгодных условиях, невменяемость. Доказать, что человек был невменяем, не понимал, не осознавал, можно путем установления психического или физического состояния здоровья и проведения психиатрической судебно-медицинской экспертизы.





Партнеры