Военно-водочные силы

Личный пилот министра обороны занимался контрабандой спиртного

5 октября 2006 в 00:00, просмотров: 835

Коррупцией и бардаком в армии сейчас уже никого не удивишь. И многие наивно полагают, что, дескать, при СССР было не так. Вероятно, в те времена и правда было меньше возможностей. Но уж если они появлялись, тогда бравые офицеры действовали с феерической выдумкой и размахом. Об этом свидетельствует дело одного из личных пилотов министра обороны Советского Союза, хранящееся в архиве ФСБ. Летчик-ас умудрялся одновременно доставлять в воюющий Афганистан не только своего высокопоставленного шефа, но и партии контрабандной водки! Обратно в Союз тем же бортом и, естественно, тайком доставлялись дефицитные джинсы, дубленки, магнитофоны.


В/ч 15565, обслуживавшая высшее руководство Вооруженных Сил СССР, располагалась в Подмосковье. Летчиков туда отбирали, что называется, поштучно со всей военно-транспортной авиации (ВТА) Советского Союза. Некоторые из них были личными пилотами министра обороны СССР, его замов, начальника Генштаба, главкомов видов Вооруженных Сил. Они имели огромный опыт полетов в самые отдаленные уголки земного шара, включая все “горячие точки” планеты. И прежде всего в Афганистан, где шла война…

Старший командир корабля “Ил-18” подполковник Виктор Лохонов “возил” министра обороны маршала Устинова. Именно к этому летчику привела ниточка расследования, которое проводил КГБ.

Под “крышей” министра

В Афганистане, как и в любом исламском государстве, продажа и употребление спиртного были запрещены. По этой самой причине среди бойцов и командиров ограниченного контингента советских войск этот товар сразу же стал “стратегическим”. Оно и понятно: как русскому без горячительного воевать? Кишечные болезни опять же донимают. Тут требуется особое лекарство. Те, кто это вовремя понял, сумели сделать на водке приличный бизнес.

Экипажу подполковника Лохонова удалось наладить, как это сейчас называют, устойчивый канал поставки спиртного. Водку летчики возили в специальной нише, или, говоря официальным языком следствия, в “конструктивно-технологической емкости, имеющейся между обшивкой багажного грузового отсека и корпусом фюзеляжа самолета”. Бортмеханики просто снимали 1—2 листа обшивки и загружали в “тайник” контрабанду. А входило в это хранилище аж 90 ящиков водки. Товар члены экипажа прятали во время предполетной подготовки самолета. Ни министр обороны, ни какой другой многозвездный военачальник даже представить себе не могли, что сопровождают контрабандный груз. А полеты в Афганистан производились в те годы практически каждый день.

Председательствовавший на судебном процессе по этому делу полковник юстиции Александр Иванченко рассказывает:

— Экипаж, конечно же, рассчитывал на безнаказанность. Все знали, что самолет обслуживает министра обороны или, допустим, начальника Генштаба. Было установлено, что сама преступная идея принадлежала и была экономически просчитана неким инженером-экономистом по фамилии Гураль. Он продумал всю преступную цепочку. Ведь члены экипажей самолетов, совершавших полеты в Афганистан, мало что могли сделать без соучастников — гражданских лиц, работников таможни, военнослужащих силовых структур и военной комендатуры. Были в этом деле замешаны даже работники органов госбезопасности и прокуратуры. Гураля как организатора этих махинаций судили отдельно. Он был единственным, кого приговорили к расстрелу. Его прошение о помиловании было отклонено постановлением Президиума Верховного Совета СССР…

Водка—товар—деньги

“Команда” Лохонова начала заниматься контрабандой осенью 1980 года. 12 октября сам Виктор Лохонов, члены его экипажа Леонид Барелко, Виталий Левашов и другие сбросились по 100 рублей, договорились с директором одного из магазинов Ташкента и оптом, по завышенной цене, купили 160 бутылок водки “Русская”. За все это было заплачено 800 рублей. На следующий день бутылки, загруженные в “спецхранилище”, уже летели в Кабул. Летчики продали советским воинам 80 “пузырей”, а еще 80 реализовали в Шинданде. Выручка на весь экипаж составила 960 чековых рублей “Внешпосылторга”. Так “деревянные” рубли превратились в валютные, по которым можно было купить импортный товар на родине.

Кстати, прапорщики Барелко и Левашов умудрились втайне от командира провезти в Афганистан еще и 21 чайник, получив сверху еще 480 чековых рублей. На выручку прапора купили пару часов “Омакс”, джинсы и кассеты.

Это было лишь начало. Контрабандисты быстро вошли во вкус. Объемы поставок росли, число сообщников в Узбекистане, где скупалась в больших количествах водка, и в Афганистане, где летчиков всегда ждали торговцы-посредники, увеличивалось.

На афганскую валюту экипаж Лохонова скупал товары, считавшиеся в СССР дефицитными: женские платки, шелка, дубленки, радиоаппаратуру. Все тем же способом это добро перемещалось через границу и продавалось в Ташкенте и других городах. Навар получался приличным: каждая вложенная в водку тысяча рублей приносила в среднем 5—6 тысяч. Как в этой связи не вспомнить слова Карла Маркса, утверждавшего: дайте человеку 500% прибыли, и нет такого преступления, на которое бы он не пошел!

Бортмеханики оказались еще более оборотистыми, чем их командир. Особенно — Леонид Барелко. Он умудрялся неоднократно без ведома Лохонова загружать в самолет большие партии водки, продавать ее в Кабуле, а затем вывозить дефицитные товары в СССР. В Кабуле, Кандагаре и Ташкенте у него были собственные поставщики и оптовые покупатели. Криминальным бизнесом Барелко занимался даже тогда, когда ему приходилось летать в составе других экипажей.

Все эти махинации в оперативно-следственных материалах КГБ СССР фигурировали как контрабандно-спекулятивные сделки. Причем часть эпизодов квалифицировалась как “контрабанда в крупных размерах”.

Первым в мае 1982 года арестовали Барелко. Затем загремел старший бортмеханик Виталий Левашов. А 16 августа 1982 года дошла очередь и до командира.

Следствие установило, что в общей сложности за год экипаж личного пилота маршала Устинова незаконно перевез через границу товаров и валюты на сумму около 150 тысяч рублей (это если считать по государственным розничным ценам, а не по спекулятивным). В том числе 4,5 тысячи бутылок водки, более 6 тысяч женских платков, 125 метров ткани “кристалон”, 27 дубленок, а также аппаратуру, наручные часы, джинсы, сигареты и другие мелкие сувениры, которые тогда в СССР были в диковинку.

Дайте самолет суду

Контрабандой занимался не только экипаж Лохонова, но и другие летчики ВТА. В ходе расследования чекисты выходили на все новых и новых пилотов, замешанных в преступлениях. Круг выявляемых участников контрабандной деятельности постоянно возрастал. Всего состоялось около десятка судебных процессов. Дело Лохонова было в числе первых.

— При подготовке этого дела к рассмотрению в суде выяснилось, что некоторые обвиняемые и свидетели проходили сразу по нескольким делам, — говорит Александр Иванченко. — Похожие преступления совершили десятки военнослужащих из других экипажей. Слушания начинались в Москве и Ташкенте почти одновременно, и потому для судебного процесса выделили специальный самолет. Свидетеля, который допрашивался в столице, затем сразу же доставляли военным бортом в Узбекистан. Примечательно, что никого из высшего военного руководства страны в суд не вызывали. А все потому, что председатель Военной коллегии Верховного суда СССР генерал-лейтенант юстиции Бушуев настоятельно рекомендовал не делать этого. А ведь маршалы и генералы неоднократно летали самолетами, “сопровождая” контрабандные товары, и, по идее, должны были давать показания.

* * *

Подполковнику Лохонову помимо статей “контрабанда” и “спекуляция” вменили в вину, как командиру, и статью о злоупотреблении властью и служебным положением.

Определяя наказание подсудимым, суд принял во внимание, что они в течение всей своей многолетней службы характеризовались исключительно положительно, в содеянном чистосердечно раскаялись, добровольно и полностью возместили государству средства, полученные ими в результате незаконных сделок. Учел суд и наличие у Лохонова и Левашова малолетних детей.

В результате Лохонов и Барелко попали в исправительно-трудовую колонию усиленного режима на 5 лет, Левашов — на 4 года. Всех троих лишили воинских званий и конфисковали у них имущество.




Партнеры