Вся правда о Кондопоге

Корреспондент “МК” побывал в Карелии и выяснил, как поживает печально известный город после сентябрьских погромов

13 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 368

Об этом маленьком карельском городке узнала вся страна.

Из-за него губернатор Катанандов “получил по шапке” от президента. Найти и наказать виновных стало не просто делом чести местных властей, а способом уцелеть на политической арене. И идут сейчас из Кондопоги сплошь благие вести: виновных задержали, халатных сняли, бездельников наказали. На следующей неделе в республике начинается суд над зачинщиком драки у ресторана “Чайка” — неким Мозгалевым. Готовится процесс и над “погромщиками”. Корреспондент “МК” прибыл в республику накануне судебных заседаний, чтобы посмотреть: и впрямь ли все наладилось в Кондопоге?

В тихом омуте…

— Да у нас тут тихо и спокойно, — такими словами встретили меня в Кондопоге. — Никаких тебе беспорядков и массовых волнений.

Сегодня тот рынок, что отправлялись громить толпы народа, работает в прежнем режиме. Покупатели бодро бегают от киоска к киоску, от лотка к лотку, переговариваются с продавцами — торговая жизнь кипит. Вместе с покупателями по рынку деловито ходят… так называемые лица кавказской национальности.

— А говорили, что вы уехали из города, — наивно говорю я.

— Кто уехал? Я уехал? Никуда я не уехал! Здесь сижу и работаю. Здесь мой дом и моя работа. Так что мне уезжать некуда, — в холодной и заснеженной Кондопоге (сугробы уже по колено) мой чеченский собеседник не растерял своего южного темперамента. Не кричит, но руками размахивает. — Я тебе так скажу: кто там в этой “Чайке” работал — не знаю, что за люди — не знаю. Почему я из-за них страдать должен? Я мужчина! Но мне было страшно, когда народ на рынок пришел. У каждой нации есть хорошие люди и плохие. Те, кто убивал возле ресторана, не мужчины — собаки. Кровь за кровь — согласен, но жизнь за кровь — это не по-нашему. Мне стыдно за них!

По словам местных жителей, чеченцы в городе теперь ведут себя по-другому.

— Знаете, раньше их можно было увидеть в городе в любое время, а теперь словно все пропали. Мышками проскакивают. Незаметные стали.

Погромное шоу

Сейчас, спустя пару месяцев после сентябрьских погромов, люди уже могут трезво оценивать события. И многие сходятся на том, что массовые беспорядки в городе случились бы в любом случае.

— Ну, может, не в сентябре, а через месяц, через полгода. Но что-то все равно было бы, — рассказывает активист местного движения “Наш дом — Кондопога” Юлия Ханекяйнен. — Народ устал от безвластия в городе, которое тут было. Ведь тогда можно было избежать этих погромов! Достаточно было выйти на улицы и успокоить народ. Мол, виновных в драке накажут. А власти — молчали.

— Драка в “Чайке” послужила толчком, спичкой, и этим моментально воспользовались третьи лица, которые всячески подталкивали народ к беспорядкам, — говорит Юлия. — Я сама была свидетелем. Представьте себе ситуацию: идет “сход”, до погромов остаются считаные часы, перед народом выступает кто-то трезвомыслящий, убеждающий толпу разойтись и успокоиться, но его тут же перебивают “мальчики из толпы” и вновь скандируют антикавказские лозунги.

С ней согласен и исполняющий обязанности главы администрации Кондопожского района Валерий Бессонов.

— У меня создается такое впечатление, что толпу тогда грамотно организовали и направляли. Ведь недаром именно в те дни в городе появились представители ДПНИ, — говорит он.

На многое сейчас смотрят по-другому и сами жители. Свою вину в событиях они тоже признают.

— Народу если не дают хлеба, так подавай зрелищ! А тут такой аттракцион — погром! Моя знакомая звонит мне и сообщает, мол, какое горе, была возле “Чайки” — так омоновец по голове дубинкой ударил. Я ее спрашиваю: а зачем ты туда вообще пошла? Знаете, что ответила? Ну как же! Мы с дочкой пошли фотографировать горящий ресторан! Шоу для них это было. Больше половины в толпе погромщиков были обыкновенные зеваки. Они просто ходили следом за громилами и смотрели, как те орудуют, — рассказывают очевидцы.

Моя милиция меня обижает

О бездействии милиции в те дни сказано было много. Против милиционеров заведено уголовное дело, но до сих пор не могут выяснить, кто же конкретно из милиционеров находился в той патрульной машине.

— Ну почему не могут! Уже все давно известно! Пресса вообще пишет много того, чего не было! — кипятится глава районной администрации Бессонов. — А имен просто пока не называют. Это есть тайна следствия. Но это никого не освобождает от ответственности. Да, к сожалению, в ту ночь милиция вела себя неподобающим образом.

— Ну, это мягко сказано. Мало того что милиция не вышла из машины, чтобы разнять дерущихся, так когда к ним обратились люди, чтобы они помогли довезти до больницы раненых, милиционеры отказались, заявив, что им жалко пачкать машину кровью, — рассказывают мне местные жители.

Не лучше ведут себя правоохранители и сейчас...

Андрей (имя изменено) в ту памятную ночь оказался возле ресторана “Чайка”. Только-только вернулся с армейских сборов и решил встретиться с друзьями и отметить встречу.

— Мы стояли у входа, а потом со знакомыми девушками я отошел за угол ресторана. На улице было темно, да к тому же я присел на поребрик. В общем, те, кто через пять минут пробегал мимо нас, меня не заметили. Это потом я уже понял, что пробегавшие — это подмога, которую позвал бармен из ресторана. И вдруг из-за угла раздались крики, вопли…

В драку он не вступил. Зато стал свидетелем. Как законопослушный гражданин он давал показания, подписывал протоколы. А на прошлой неделе к нему пришли. Как водится — двое. Поехали, говорят, с нами — покатаемся.

— Сказали, что надо какие-то показания уточнить, — говорит Андрей. — Привезли в милицию и без разговоров сунули под нос бумагу, мол, давай подписывай. Они заявили, что я был одним из участников и организаторов погромов, которые начались через несколько дней после драки у ресторана. Как только я открыл рот и сказал, что в те дни я работал и просто физически не мог принимать участия в погромах, то тут же получил по зубам.

Избитый Андрей (еще раз напомним, что это произошло всего неделю назад!) подал заявление о факте избиения.

— То есть вы жалуетесь в милицию на милицию?

— Ну а какой еще выход? Я этого так не собираюсь оставлять. Хотя ко мне уже приезжали и пока вежливо просили забрать заявление. Только я этого не сделаю.

Спустить на тормозах не получилось

И городские, и районные власти понимают, что в случившемся виноваты именно они. Наверное, поэтому негласно поддерживают призыв некой группы освободить от ответственности погромщиков. Мол, никто виноват не был.

— Мне по секрету рассказали, что никаких особых наказаний погромщикам и не будет. Скорее всего отделаются штрафами или получат условные сроки. Ведь в те дни никто не пострадал, никого не убили. Они виноваты в том, что испортили имущество. Вот за это и ответят, — говорят люди, вхожие в высокие кабинеты.

— А вот подстрекателей судить не будут вовсе. Как уверяют в прокуратуре, привлечь представителей ДПНИ невозможно. По той простой причине, что никто не слышал от них призывов идти и громить ресторан и рынок. Они просто грамотно управляли толпой, — рассказывают мне в местной газете “Новая Кондопога”. — Единственные, кто реально оказался под судом, — зачинщики драки в ресторане “Чайка” Мозгалев и Плиев.

— Вот все кругом теперь говорят: они были авторитетами! Да боже ж мой! Какими еще авторитетами… — говорит Лариса, родственница одного из тех, кто затеял драку с барменом в “Чайке”. — Хотя характер у него всегда был довольно тяжелым, взрывным. Он действительно мог полезть в драку, если что-то выходило не так, как хотел он. А что касается кавказцев, мол, он к ним испытывал ненависть. Вранье все. Ничего такого совершенно нет и не было никогда.

Лариса категорически отказывается признаваться, чья она конкретно родственница — Мозгалева или Плиева.

— И так сразу после тех событий в меня пальцем тыкали, мол, из-за моего родственника все и началось в городе, — горько вздыхает она. — Я его хорошо знаю. Да, взрывной, но не жестокий. Я, например, не уверена, что они так уж сильно избили того бармена. Вообще бить не надо было. Но они были под градусом…

— Во всем виноваты азербайджанцы! — шепчет с видом знатока бабуля, с которой я разговорился в здании администрации.

— Это еще почему? — удивляюсь я.

— Ну как же! А кто еще? Ну ударили этого бармена пару раз. Так ты милицию вызови, а не своих собратьев. Так настоящие мужчины не поступают.

* * *

Город теперь находится под пристальным вниманием. Каждые две недели в Кондопогу приезжают представители прокуратуры из Петрозаводска и отчитываются перед народом, как идет следствие.

Сейчас власть зашевелилась. Полетели многие головы. Хотя некоторые из “пострадавших” и не печалятся по этому поводу.

— Взять хотя бы начальника местной милиции. Его уволили. А он тут же получил хорошее место на комбинате (Кондопожский ЦБК — градообразующее предприятие, благодаря которому практически живет Кондопога. — Авт.), — шепчут местные жители.

— Обязательно будут найдены все виновные! — громко заявляет Бессонов.

— А следствие идет очень медленно! Да, сейчас будет суд над Мозгалевым и Плиевым — теми самыми, которые напали на бармена “Чайки”. Но это дело как раз было самым простым. А вот что касается погромов, то тут все может затянуться. Свидетелей маловато. У нас же как? Все действуют по принципу: мы свидетели, а что случилось? — рассказывает Юлия Ханекяйнен. — Вот и получается, что как раз по погромам найти всех виновных невозможно.




Партнеры