Прокремлевский активист исповедался “МК”

“На уличные акции привлекали фанатов из футбольных группировок. Работать с такими людьми не хотелось совсем...”

17 января 2008 в 18:29, просмотров: 576

На днях в “Молодой гвардии “Единой России” случился скандал — из организации, хлопнув дверью, ушел один из ее лидеров, член политсовета Алексей Радов.

Г-н Радов — личность противоречивая. Когда-то активно общался с оппозиционерами, потом так же активно с ними боролся. А теперь в эксклюзивном интервью “МК” рассказал о том, что творится за кулисами прокремлевского молодежного движения, в котором проработал два года...

СПРАВКА "МК"

Алексей Радов родился в семье рок-музыканта Анны Герасимовой (сценический псевдоним Умка) и писателя Егора Радова, его бабушка — поэтесса Римма Казакова. Окончил РГГУ (социолог).

Был женат на активистке запрещенной Национал-большевистской партии Лимонова Евгении Тараненко. Она приняла участие в акции по захвату приемной Администрации Президента, после чего была осуждена и получила год отсидки и 3 года условно. Для помощи жене Алексей создал организацию “Либертарный прорыв”.  В 2006 году был приглашен в “Молодую гвардию “Единой России”, где стал членом политсовета в должности специалиста по политическим технологиям.

— Как получилось, что тебя взяли в “Молодую гвардию” с таким сомнительным прошлым?

— Им надо было брать улицу, то есть проводить массовые акции. Такого опыта у них не было, поэтому они проигрывали. Например, выходят молодые активисты и просто несут плакат, который стоит бешеных денег... В “Молодой гвардии” не было политических активистов. Она вообще ничем не занималась, убирала мусор, грубо говоря. Мусор, субботники... Партия (“Единая Россия”. — “МК”) их очень любила за это. А тут поставили политические задачи. Мне пообещали, что будет кадровая революция, что вместо андроидов на всех этажах партии появятся какие-то люди с реальной идеологией, не те, которые согласны исполнять установку, а которые сами могут принимать решения. Я в это поверил, а это оказалось неправдой.

СПРАВКА "МК"

Всероссийская общественная организация “Молодая гвардия “Единой России” появилась в 2005 году на базе движения “Молодежное единство”. Общая численность — 70 тысяч человек. Цели — “борьба с двумя главными угрозами России — олигархическим и коммунистическим реваншем”. Главный лозунг: “Молодежь — во власть!”. Во время масштабных акций МГЕР, как правило, примыкает к движению “Наши”. “Молодая гвардия” принимала участие в многочисленных уличных пикетах против оппозиции.

— И что за тактику уличных акций ты предложил?

— Я занимался скорее креативом — где их надо провести, когда... Сами уличные акции я тоже в начале организовывал, а потом, к сожалению, для больших акций, тысячников, были привлечены люди из фанатских группировок.

— Каких именно?

— Футбольных. В общем, из ЦСКА, так скажем. Но я знал, что они привлекались для действительно нелегитимного давления на оппозицию, и работать с такими людьми уже не хотелось совсем. Это не так давно началось, около года назад...

— О каком нелигитимном давлении на оппозицию речь?

— Были нападения на разных активистов организованы, с непонятным исходом, какие-то уголовные дела — причем их на тех, на кого напали, завели. Пусть это нацболы, которые мне лично неприятны, но это абсолютно неправильно...

— За участие в акциях платят?

— Платят, если надо привлечь каких-то специальных людей, для разбора...

— Ты команды провокаторов имеешь в виду?

— Это проверенные люди. Активисты могут получать и преференции просто.

— То есть?

— Ну билет на дискотеку. А на самом деле, чтобы платить по 300 рублей за массовую акцию, такого нет. Просто собирают 15 тысяч, например. В автобусах из какой-нибудь Рязани, Липецка, Подмосковья привозят, они тусуются на акции, потом ходят по Москве, гулять успевают или просто предаются потреблению разного рода напитков в автобусе. То есть они в принципе довольны.

— Почему в итоге ты решил уйти из “Молодой гвардии”?

— Это давно накапливалось. Все обещания кадровой революции, какой-то чистки рядов оказались блефом. Даже наша Надежда Орлова, председатель политсовета (МГЕР — “МК”), которая совсем не ершистая, по-моему, пятой по Калуге шла. Вообще задвинули... (Имеются в виду “непроходные” места в партсписках “Единой России” на выборах. — “МК”) Или, например, Алексей Шапошников, глава московской “Молодой гвардии”, — он шел 19-м по Москве...

Просто кинули людей, грубо говоря. Те, кто участвовал в “Политзаводах”, в открытых конкурсах и победил — никуда не прошли, ни в какие региональные парламенты. Я уж не говорю про федеральный “Политзавод”. Я много знаю людей, которые работали на выборах по 18 часов в день. Им тоже пообещали на региональном уровне “подвязки” и тоже кинули. Молодого всегда можно кинуть...

СПРАВКА "МК"

Еще в апреле 2006 года “Молодой гвардии” пообещали 20-процентные квоты на прохождение в органы исполнительной власти. То есть каждое пятое место от “Единой России” сулили молодогвардейцу. Для определения мест в списке и отбора лучших “Молодая гвардия” использовала проект “Политзавод” (претенденты в возрасте от 21 до 35 лет должны были заполнить анкеты, представить свои программы и провести массовые мероприятия в поддержку своего выдвижения).

— “Единая Россия” — это КПСС бывшая. И по кадрам, особенно на региональном уровне, и по методам работы.

— В чем это проявляется?

— Вот я был в Калининграде. 9 мая мы идем на демонстрацию и местная “Единая Россия”. Как выглядит колонна “Единой России”? Это дети, школьники, впереди верхушка идет. А в начало колонны, в голову, подстраиваются быстро коммунисты с портретами Сталина. Я говорю: “Как же вы можете? Во-первых, мы за ними, что ли, пойдем, во-вторых, портреты Сталина совершенно несовместимы с идеологией ни “Единой России”, ни “Молодой гвардии”. Они говорят: “Да? А пофиг. Можем, конечно”. И все, колонна идет.

Партия власти сейчас снова вернулась к тем же субботникам и, естественно, к подгону массовки, к вколачиванию гвоздиков куда-нибудь, скворечники они делают опять, ну и, естественно, “план Путина”, “план Медведева”... Никакой помощи людям по их обращениям, по каким-то важным социальным темам не происходит.

Например, я был в Оренбурге, там в центре города вырыта гигантская яма. Этой яме уже 10 лет, должно было быть что-то построено, какая-то мощнейшая махинация по деньгам. Я говорю: “Давайте арестуем эту яму символически. Что-то с ней надо делать”. Нет, это, конечно, не прошло!

Или активисты “Молодой гвардии” в Калмыкии, по-моему, в декабре, проводят акцию — приезжают на поле марихуаны, сжигают. Представляешь, какой там стоит угар?

— А “Единая Россия” тут при чем?

— Любые вещи “Молодой гвардии” надо согласовывать с партией. А в партии очень много управлений, которые в принципе занимаются одним и тем же — а на самом деле ничем. Поэтому что-либо провести через нее... Вот, например, в самом начале я пришел, и мне говорят: “Ну давай, предлагай какие-то проекты большие”. Я предложил пять проектов: “День любви”, “День борьбы” — все берут, что у них плохого во всех местах города, потом несут в горадминистрацию... И вот единственное, что они утвердили, этот политпоход в тувинские горы. То есть это показывает уровень, да? Поход, блям-блям у костра.

У “Наших” все намного проще утверждается. Они работают с “Единой Россией”, но не являются их “молодежным крылом”. Поэтому, если нужно что-то утвердить, они просто передают, скажем так, наверх, им говорят “да” или “нет”. И это гораздо проще.

— Скажи, а почему молодогвардейцы только с радикальной оппозицией борются?

— Грубо говоря, КПРФ, ЛДПР — они работают на Кремль. То есть ЛДПР всегда голосует за Кремль. КПРФ не голосует против решений Кремля, но это тоже за Кремль работает. Мы КПРФ и ЛДПР никогда не трогали. Несмотря на мощное желание. Потому что они работают на тех же, на кого и мы — фактически по договоренности.

— Тебе за работу в “Молодой гвардии” хорошо платили?

— За работу в области политических технологий я, конечно, получал зарплату. Но как минимум в два раза меньше рыночных расценок. Мне не хватало, вот что я могу сказать.



Партнеры