Николай Дроздов мечтал стать кентавром

“Люди, ходите чаще на четвереньках!”

11 мая 2008 в 17:07, просмотров: 1044

Уже более 30 лет с утра в выходные, пока вся семья еще дома, мы видим на экране его лицо. Всегда улыбается, всегда дружелюбен, всегда в хорошей форме. А главное, даже через телеэкран излучает такой позитив, что, глядя на него, понимаешь: жизнь прекрасна!

Николай Дроздов поднимает настроение лучше любого психотерапевта. А как ему удается всегда сохранять свой собственный положительный настрой? Известный телеведущий уверен, что здоровье душевное самым тесным образом связано со здоровьем физическим. И готов поделиться своими секретами — как поддержать и то и другое.

— Николай Николаевич, смотришь, с каким умилением вы целуете какого-нибудь гада ползучего, и удивляешься: как же вы любите все это зверье…

— Вы думаете, меня только животные интересуют? Меня интересует много чего в этом мире, и в первую очередь все-таки люди. А людям очень важно быть здоровыми. И я — приверженец здорового образа жизни.

— Входите в какое-нибудь общество противников табака или любителей моржевания?

— Нет. Я не вступаю ни в какие общества и сообщества — у меня нет на это времени. А вступить и просто числиться и ничего не делать, не работать в этом обществе — я считаю, это неправильно. Поэтому просто являюсь последователем здорового образа жизни. И то, что я, Дроздов, на сегодняшний день собой представляю, — результат этого.

— За здоровьем следите смолоду?

— Ну что вы! Все началось 15 лет назад. В 1993 году я ковылял с палочкой по Конькову, а мимо совершал утреннюю пробежку незнакомый мужчина. Подбежал ко мне и спросил: “А что это вы, Николай Николаевич, хромаете?” Оказалось — это Юрий Петрович Гущо, академик, доктор технических наук, апологет здорового образа жизни, автор книги, в которой сконцентрировал всю мировую систему знаний о здоровье и долголетии для нас — людей XXI века. Это был единственный раз в жизни, когда я поблагодарил судьбу за то, что меня узнают незнакомые люди на улице… Я объяснил Юрию Петровичу, что очень сильные боли в ноге, врачи предлагают поставить металлический сустав. А он убедил меня, что к помощи хирургов я всегда успею прибегнуть, и для начала предложил десятидневное лечебное голодание. По его словам, это должно было помочь запустить все скрытые резервы организма.

— И как, помогло?

— Я тогда весил под 100 килограммов, если точнее — 98. Юрий Петрович сказал, что это недопустимо много. Некоторые думают, что я похудел на островах, во время игры “Последний герой”. Нет, я сбрасывал вес специально.

“Избавьтесь хотя бы от 10—15 килограммов, и боль сама пройдет”, — убеждал меня Юрий Петрович. Обычно все диеты нас напрягают тем, что надо есть определенное число раз в день, определенное количество еды, определенный состав, 200 граммов чего-то, 150 калорий того-то — все надо взвешивать, высчитывать. Юрий Петрович же мне предложил всего четыре продукта, которые можно есть в любое время дня, в любом количестве. Это болгарский перец, огурцы, листовой салат и капуста. Причем перец может быть зеленым, желтым, оранжевым, красным — они отличаются по вкусу друг от друга. Эти продукты эффективно вымывают жиры и соли. Я послушался — и действительно, уже на 8—9-м килограмме потерянного веса боль полностью пропала! Сейчас я вешу 74 килограмма — то есть во мне осталось только самое лучшее. Но по всем биометрическим данным для меня идеальный вес 70 килограммов, даже 69,9.
Хотя, конечно, полное голодание действует еще эффективнее.

— А вы голодаете?

— Нельзя пробовать голодать по принципу: не понравилось — бросил. Так вы еще больше навредите своему организму. Надо правильно начинать голодать и грамотно выходить из этого процесса. Начинать надо с суток, хотя на самом деле это выливается в полтора дня. В субботу вечером перестали есть, в понедельник утром — начали; итого получается 36 часов. Если так делать каждую неделю, то за год вы накопите 76 голодных дней, два с половиной месяца. Это очень полезно: мозг понимает, что хозяин взбесился и кормить его не собирается, и дает команду органам: “Ребятки, давайте искать в организме чего-нибудь лишнего, что можно съесть”. И в результате “съедаются” жир, спайки, наросты, бляшки, опухоли… Правда, длительное голодание дает еще больший эффект. Но я к нему пока не готов. Голодание — великая сила: перестаньте кормить раковых больных вообще — и они не будут уходить от нас так рано. Организм сам съест раковую опухоль при длительном голодании. Потом появляются новые, молодые стволовые клетки — самостоятельно, как у младенца. А так вам предлагают вколоть чужие, да еще и за многие тысячи…

— Ну, а с физкультурой вы дружите? Какие упражнения позволяет выполнять ваш возраст?

— Конечно, сложных упражнений я не делаю. Например, настоящие йоги стоят на голове без всякой опоры. Это очень нужное упражнение, но не обязательно это делать точно так, как йоги. Для начала вы становитесь на колени, как будто бы молитесь, и, опершись руками, достаете лбом земли. Это уже стойка на голове — у вас голова оказалась ниже попы, и кровь пошла к голове. Через какое-то время вы можете упражнение усложнить: выпрямить ноги в коленях, образовать своего рода треугольник. А потом постепенно переходить к полной стойке на голове. Дело в том, что наш мозг постоянно страдает от недостатка притока крови и, соответственно, кислорода. Посмотрите на животных. У них голова на одном уровне с туловищем, а иногда даже ниже. Исключение, пожалуй, составляет только жираф, но у него особая система сосудов. Прямохождение на двух ногах очень вредно. Люди, ходите чаще на четвереньках! Хотя бы 5—10 минут в день — позвоночник за это время отдыхает.

— Много времени у вас уходит на зарядку?

— Я встаю в 5—6 и до 8 ежедневно делаю зарядку — все рекомендованные Юрием Петровичем упражнения, в пределах возможного, конечно. Я не могу встать на голову, но нагнуться могу.

— Здоровый образ жизни — это только физическое понятие или…

— Конечно, или. Да, здоровый образ жизни подразумевает питание, дыхание, движение и т.п., но самое главное — духовное и душевное состояние. То есть надо прежде всего быть настроенным доброжелательно ко всем и стараться делать что-нибудь хорошее и доброе. Не только избегать делать плохие дела, но даже не говорить и не думать дурно. У меня существует такая триада: добромыслие, доброречие, доброделание. Это немножко старинные слова, потому что я хорошо знаю церковнославянский язык — ему меня научил отец еще в дошкольном возрасте.

— Отец знал церковнославянский?

— А также латынь, греческий, английский, немецкий языки. Он был известным ученым-химиком, увлекался палеонтологией, астрономией, ботаникой. Дедушка мой был священником, а двоюродный прапрадед, митрополит Московский Филарет (в миру — Василий Михайлович Дроздов, 1783—1867 гг.), в 1994 г. канонизирован Собором Русской православной церкви.

Нужно думать обо всех хорошо, априори. Говорить только хорошее — и о погоде, и о людях. Тогда ваша душа будет все время светиться. И, конечно, важно постоянно делать что-то полезное — то есть быть трудолюбивым. Порядочность, трудолюбие и патриотизм — три главные опоры человека. Что касается патриотизма, тут все понимают, что это надо. А вот порядочность и трудолюбие… Например, если человек трудолюбив, но непорядочен, то он будет делать очень нехорошие дела, направленные на свой личный интерес. Он может разорить семью, соседей и целую страну.

Порядочный, но ленивый — тот будет очень хорошо и много говорить, думать, но ничего не сделает. Ни хорошего, ни плохого. Нужно, чтобы трудолюбие сочеталось с порядочностью, — это две основные ипостаси. А все эти голодания, зарядки и прочее лишь помогают воплощать в жизнь главное предназначение человека — творить на этой земле добрые дела. Не надо возводить второстепенное в ранг самоцели.

— Как вы воспринимаете молодое поколение?

— В советское время молодежи не хватало свободы. Любимой книгой была “Двенадцать стульев”, потому что там Остап Бендер доказывал, что можно быть свободным даже в этом обществе. Хотелось ощущения свободы хотя бы в такой юмористической форме. Ну, а сейчас я считаю, что настольной книгой молодежи должна стать “12 ключей долголетия” Юрия Гущо. Свободы мы получили больше чем достаточно. Тем более молодые: и дискотеки, и наркотики, и так далее — все к их услугам. Мы не можем это запретить — нельзя нарушать свободу. Девчонки и мальчишки курят табак, пьют из банок пиво — это все разрешенные наркотики. Сейчас молодежи не хватает здоровья, понимания, как это важно — быть здоровым. Если их научить правильно жить сейчас, то есть все шансы, что они проживут до 120 лет. Им кажется, что это совершенно не нужно, что в старости жить уже не хочется. Наивные! Среди творческой интеллигенции можно встретить много примеров долголетия. Да и мне ходить далеко не надо: тетя моей жены. Ей 101 год. Она живет и радуется, хочет жить. “Ой, туман за окном — как здорово, туман, красота какая!” Радуется любой погоде…

— А правда, что в детстве вы мечтали стать кентавром?

— Да, все время спрашивал отца: как мне сделать операцию, чтобы стать до пояса человеком, а от пояса — лошадью? Дело в том, что с самого детства меня окружали лошади. Отец и мать работали в Научно-исследовательском институте коневодства. Мы жили у конного завода, и я все время наблюдал за этими прекрасными животными. С двенадцати лет в школьные каникулы работал младшим табунщиком. И очень любил читать мифы Древней Греции. Вот все это и повлияло на мое желание стать кентавром.

— Хорошая семья тоже необходима для здорового образа жизни?

— Когда в нашей изменчивой и непостоянной жизни есть уголок стабильности и покоя — это же замечательно! Наверное, без этого прожить и возможно, но очень трудно.

— А как вы познакомились с женой?

— В лифте. Я жил на седьмом этаже, а Таня — на пятом. Пока ехали в лифте, успели пригласить друг друга в гости, на чаек. А все друзья были уверены, что я привезу жену из какой-нибудь экзотической страны, например из Таиланда…

— И вместе вы более…

— Тридцати лет. Две дочери, Надежда и Лена, внук Филарет.

— Николай Николаевич, смотрю на вас — вы бодры и веселы, а между тем ходят разные слухи…

— Ходит масса слухов: “Ой, Дроздов похудел, Дроздов заболел, Дроздов при смерти”. Вот мне тут принесли газету с заголовком: “Николай Дроздов мужественно борется за жизнь”. Дальше: “За жизнь известного телеведущего борются столичные врачи”. Покажите мне этих врачей. Мне некогда лечиться, а я очень хочу с врачами встретиться!.. А все дело в том, что папарацци меня поймали в тот момент, когда я поднимался по ступенькам здания Российского научного центра рентгенорадиологии, где лечат онкологических больных. Тут же появилось сообщение: “Дроздов скрывает свою болезнь даже от близких”… То-то моя жена удивилась! Дело в том, что директор этого института, академик Харченко, создал фонд помощи онкологическим больным. Не входя в оргструктуру, я их поддерживаю, помогаю как могу. Ну и, разумеется, часто бываю в офисе. А за жизнь — да, я борюсь. За свою и вашу, пропагандируя здоровый образ жизни, чтобы мы все жили до 100 лет.



Партнеры