В состоянии легкой репрессии

Москвичу хотят вернуть статус “сын врага народа”

7 сентября 2008 в 16:06, просмотров: 853

Казалось бы, термин “враг народа” давно ушел в прошлое. Ан нет — “враги народа” и их дети все еще живы. И не оправданы.

Больше десяти лет столичный журналист Владимир Гречанинов, в родственниках которого числится известный композитор Гречанинов, не может добиться, чтобы с него сняли клеймо “сын врага народа”.

— Моя история наглядно демонстрирует простую истину: государство не любит признавать свои ошибки, — говорит Владимир Сергеевич.

Композитор Гречанинов покинул СССР в 1925-м — в Париже вместе с Рахманиновым и Шаляпиным они создали консерваторию. Там, на “загнивающем Западе”, он дожил до 92 лет. Его внучатому племяннику Сергею Алексеевичу Гречанинову не повезло.

Сейчас может показаться скверной шуткой причина, по которой арестовали 23-летнего москвича — “духовое” ружье профессора Мориарти. Молодые ребята обсуждали рассказ Конан Дойла, прикидывали, как далеко такое ружье может пальнуть. Долетит ли до Кремля? Нашлись добрые люди — настучали. И влепили пацанам статью 58, ч. 10 — попытка покушения на высших руководителей государства и антисоветские настроения. Сергей Гречанинов получил пять лет. На дворе был 35-й год. Если б был 37-й — расстреляли бы. Ну а потом его ждала ссылка, запрет на проживание в больших городах, штрафбат…

— В 1950-м он работал строителем в глухой дыре под Чимкентом, куда после МИСИ распределили мою маму, они поженились, и в результате этой романтической истории появился я, — рассказывает Владимир Сергеевич.

В 1956-м Сергея Гречанинова реабилитировали. Но в столицу ему, коренному москвичу, обратный путь был заказан, так что семья поселилась в области.

Когда в 1990-х появился закон о реабилитации жертв политических репрессий (ЖПР), сын врага народа направился в полусекретный Отдел по реабилитации ЖПР ЗИЦ ГУВД Москвы. Дело волынили, говорили, что не хватает документов… Но документов хватило, чтобы Владимира Гречанинова признали ЖПР через суд, куда он обратился, когда “волынка” надоела.

Прошло десять лет. Недавно Гречанинов решил получить удостоверение ЖПР государственного образца — мало ли как сложится жизнь? Процедура предстояла плевая — на основании решения суда ему должны были автоматом дать справку, а по справке в собесе — “корочку”. И вот пришлось Гречанинову вновь идти в полусекретный отдел. Там он заполнил бланк и стал ждать. Через два месяца решение ему сообщили устно: реабилитировать мы вас не будем. Отец ваш, мол, уголовщина.

— И все для того, чтобы не давать справку! А то вдруг человек в будущем себе бесплатное лекарство потребует? — возмущается жена сына врага народа Марина Вадимовна. — Я звонила в этот отдел, и мне сказали: еще неизвестно, где был уголовник-отец после 40-го года. Может, на Канарах отдыхал?..

— Для чего мне это удостоверение? Если и будут льготы, то я их смогу получать лишь с пенсионного возраста. Для меня важен факт признания. А то по документом я так и остаюсь сыном врага народа, — говорит журналист Гречанинов. — Моя позиция принципиальна — я человек, которому эта власть должна.

С юридической точки зрения ситуация абсурдна: милиция не имеет права отказывать в выдаче справки при наличии решения суда. Но, говорит Гречанинов, сотрудников отдела по реабилитации в решении суда что-то не устроило. И они сообщили, что считают его “незаконным” и будут добиваться отмены!

— А я и не подозревал, что в обязанности младших чинов милиции входит проверка и ревизия решений суда, который является для них высшей инстанцией. Такими полномочиями не обладал даже НКВД, — поражается Гречанинов.
Самое удивительное же в том, что подобные случаи сегодня нередки. На сайте общества “Мемориал” есть множество откликов людей, которые молитвами чиновников не могут восстановить доброе имя (свое или родственников). “Дети бандитов, которые сейчас находятся во многих структурах, будут вам всячески препятствовать. Сами садисты находятся на пенсиях”, — пишет молодой человек под ником Дима.

— Владимиру Гречанинову для начала нужно потребовать от отдела по реабилитации письменный отказ, — сообщила нам сотрудник общественной приемной и группы по работе с регионами общества “Мемориал” Людмила Щербакова. — Тогда можно обратиться в суд более высокой инстанции. Случаи, когда людям отказывают в выдаче подобных справок, нередки. Например, часто справок не дают, хотя и должны, детям раскулаченных. По абсурдным основаниям: мол, конфискации имущества не было. Но разве раскулачивание — не конфискация?! Сейчас отношение к бывшим репрессированным или их детям изменилось в худшую сторону. Говорят: процесс реабилитации закончен. Ничего подобного! Он будет идти еще годы и годы. С реабилитированными поступают неприлично. В некоторых регионах льгот для них вообще нет.

…Правда, если льготы и есть, получать их можно лишь с момента пенсии (результат еще одной поправки в закон о реабилитации ЖПР). Если, конечно, доживешь до этой пенсии.



Партнеры