Москва — город пропащий

Репортер “МК” один день поработал сыщиком исчезнувших людей

22 октября 2008 в 17:21, просмотров: 2580

“Татуировка в виде факела на левой руке? В морге ваш муж — его ночью машина сбила. Пишите адрес…”

“Вот он, Петров Дмитрий Алексеевич. Под кустом нашли. Алкогольное отравление. Забирайте из третьей больницы”.

“Этого в списках нет. Если не объявится, звоните часа через три”.

Думаете, Бермудский треугольник находится в Карибском бассейне? Посмотрев статистику МВД, в этом можно усомниться — ежедневно в России пропадают без вести 190 человек. Уходят за хлебом, гулять с собакой, вынести мусор — и исчезают навсегда. Впрочем, некоторых все же находят: иногда живых, чаще — мертвых.

Единственная служба в столице, куда стекается информация обо всех обнаруженных пострадавших и трупах, — Бюро регистрации несчастных случаев (БРНС). Специалисты БРНС рассказали “МК”, куда пропадают люди в Москве и возможно ли их найти.


Ваш звонок очень важен для вас


Двадцать четыре девушки — все аттестованные сотрудники милиции, — вот кто днями и ночами помогает москвичам отыскать пропавших близких. Круглосуточно к ним стекается информация обо всех обнаруженных трупах и пострадавших на улицах Первопрестольной — со станций “Скорой помощи”, из моргов, отделений милиции, ГИБДД… Если где-то человек попал в беду — они первые узнают не только где именно и при каких обстоятельствах, но и футболка с каким рисунком была на нем надета.

— Бабушку потеряли? Маргарита Ефремова? Так… Нашли ее, по улицам в домашних тапочках блуждала. Что ж не следите за родственницей! Диктую телефон больницы…

Таких звонков с просьбой отыскать пропавших родных и друзей в день поступает от двухсот до четырехсот. Инспектора проверяют по базе фамилию, а если среди пострадавших она не встречается, начинают искать по приметам среди неопознанных трупов и больных.

— Легче всего отыскать детей, — говорит инспектор БРНС старший сержант Наталья Красных, — а все потому, что, не обнаружив чадо подле себя, родители спохватываются сразу.

Большинство москвичей уверены, что начинать поиски канувшего в Лету человека можно только по истечении трех суток. Вовсе нет! Это правило действовало по России совсем недолго и уже давно отменено.

В длинном коридоре бюро всегда посетители — приехали, чтобы опознать по фотографии найденные без документов трупы. Такую услугу учреждение предоставляет, если у погибших сходятся приметы с теми, которые описали родные. Прежде чем ехать в морг, нужно действительно удостовериться, а тот ли это человек. Служба регистрации несчастных случаев, пожалуй, единственное место, где никто не будет рваться вперед очереди. Уж слишком большую силу воли надо иметь, чтобы приблизить момент, который решает все. Иногда реакция посетителей приводит сотрудников в шок. Просмотрят папки с изображениями неопознанных трупов и заявляют: “А что это вы мне одних бомжей показываете? Уж больно они у вас все страшные”. На подобные высказывания специалисты философски замечают: “А вы думаете, смерть — это прекрасно?”

Главное в их работе — не нервничать. На сообщение о том, что разыскиваемый человек найден мертвым, звонящие реагируют по-разному: кто-то шепчет в трубку слова о том, что чувствовал неладное, но у большинства начинается истерика. Тогда-то и нужно собрать волю в кулак и донести до человека необходимую информацию. Или же попросить позвать к телефону того, кто в состоянии спокойно поговорить.

“Мать учит наизусть телефон морга…”

Эта строчка из песни “Наутилуса” — очень жизненная: звонки от матерей девочек-подростков в Бюро несчастных случаев на втором месте по популярности. Барышни загуляют с очередным кавалером, а матери не находят себе места. К счастью, в большинстве случаев заблудшие дочери возвращаются в отчий дом — и родительницы не притрагиваются к телефону до очередного загула. К звонкам от нервных взрослых инспектора относятся с пониманием — лучше лишний раз перестраховаться, ведь с пугающей регулярностью опасения родителей оправдываются.

Совсем недавно сюда звонила мать, разыскивающая пропавшую дочь по имени Оля. Школьница поссорилась с родителями и, напустив на себя оскорбленный вид, пожелала им “счастливо оставаться”. “Предки” помахали нахальной девице вслед в полной уверенности, что через пару часов раскаявшееся чадо поскребется в дверь. Но когда она не пришла и на следующий день, кинулись трезвонить по инстанциям.

Олю нашли достаточно быстро — труп девочки в подходящей под описание одежде обнаружили собачники. Не выдержав давления родителей, школьница, вытирая слезы, поднялась на девятый этаж соседнего дома и выбросилась из окна.

Однако самые частые звонки поступают от жен, которые ищут своих мужей. Мужчины часто пускаются во все тяжкие.

— В России по-прежнему две проблемы — алкоголики и дороги, вернее, дорожно-транспортные происшествия, — говорит Наталья. — Из-за них-то и все беды.

Уж сколько раз твердили миру: выпил — за руль не садись. Вот опять звонок. Жена ищет мужа: уехал на день рождения, домой не возвращается уже вторые сутки, несмотря на то что празднество давно завершилось. Сама призналась: благоверный частенько любит приложиться к бутылке, а потом играть в Спиди-гонщика. По фамилии беглеца не нашли, зато мужчину такого же возраста в зеленой футболке ночью забрала “скорая” на пересечении Университетского проспекта и проспекта Вернадского — заплетающиеся ноги вынесли выпивоху на мостовую, где его и сбила машина. Ушедших  в  запой где только не находят — и под кустами, и на детских площадках, и даже в мусорных баках. Как правило, им не под силу назвать даже собственное имя. Приходится ждать, когда протрезвеют.

Кстати, обзванивать клиники в надежде на то, что пришедшие в себя больные вспомнят, как их зовут, тоже входит в обязанности инспекторов БРНС. Тогда пациентов можно перевести из разряда “неизвестных” в “известные”. И далеко не всегда причина потери памяти — пьянство.

— Однажды в одну из больниц доставили девушку, которую жестоко изнасиловали, — говорит Наталья. — Она была в таком шоке, что несколько дней не могла вымолвить ни слова.

Так и лежала на больничной койке, в то время как родственники обрывали телефоны бюро. Зато как только бедняжка пришла в себя, медики тут же смогли отыскать ее родных.

За последние десять лет в столице появилась новая категория тех, кто время от времени исчезает, — гастарбайтеры. Причем ищет их не только оставшаяся в дружественных республиках родня, но и прорабы, которые теряются в догадках, почему работяга уже который день не является на службу. Эти пропадают, как правило, по одной причине — с перепоя.

Москвичи пропадают по пятницам

Согласно статистике, больше всего москвичей пропадает в выходные — вот только прежде чем это осознать, горожанам требуется время на раскачку.

— По пятницам и субботам у нас тишина, люди-то разъезжаются по дачам, — говорит Наталья. — Зато ближе к вечеру воскресенья все возвращаются и начинают искать друг друга.

Вообще-то всплески звонков традиционно приходятся на осень и весну. Все из-за того, что именно эти времена года — пора психических обострений. Буквально на днях на улице обнаружили мальчика-подростка, бессвязно лепечущего какие-то слова. За несколько дней до этого родня забрала его из больницы погостить, да не уследила, вот и отправился ребенок изучать мир. Такая же ситуация и с впавшими в детство стариками.

Ну а летом наступает пора грибников.

— Отправят москвичи пожилых родителей на дачу, а потом давай их искать, — рассказывает Наталья. — Говорят одно и то же — на сотовый не отвечают, домой не возвращаются.

Сколько пенсионеров за летний период погибает в лесах — не перечесть. Уйдут по грибы с корзинкой наперевес, забредут в самые дебри, а там сердце прихватит. И ведь помочь некому. Советуют в таких случаях одно и то же: езжайте и ищите, ведь шансы, что заблудшего старичка обнаружит кто-нибудь из других грибников, довольно небольшие.

В зимнюю спячку специалистам тоже впасть не дают. Особенно новогодним утром, когда очнувшиеся москвичи обнаруживают, что далеко не все гости завалились спать под елку. Некоторые же начинают трезвонить аккурат под бой курантов.

Инспектора БРНС уверяют: не найти человека можно только в двух случаях — если он стал жертвой тщательно спланированного преступления или его вообще никогда не существовало. И правда, ищут всех, даже лиц без определенного места жительства. Причем весьма нетрадиционным способом. Однажды на порог бюро явилась дама в лохмотьях, с ходу признавшаяся в том, что бомжует.

— Колька пропал, — всхлипнула женщина, — уже третьи сутки ни слуху ни духу. Помогите, а?

Оказалось, нашла себе выпивоха на вокзале товарища, как и она, любившего заложить за воротник. Думала, привокзальное счастье продлится вечно, как вдруг однажды утром суженый испарился. Безрезультатно проинспектировав все укромные уголки, верная подруга забила тревогу: начала приставать к “соседям” и милиционерам. Местные стражи порядка и дали ей заветный адрес Бюро несчастных случаев. Правда, к удивлению инспекторов БРНСа, ничего, кроме имени возлюбленного, дама припомнить не смогла, поэтому, пролистав тетрадь с фотографиями неопознанных трупов, отправилась восвояси. Нашла ли она кавалера или нет, история умалчивает, но больше здесь ее не видели.

За 16 лет службы — а днем рождения Бюро несчастных случаев принято считать 29 декабря 1992 года — здесь появились и постоянные клиенты. Так, на протяжении уже трех лет с пугающим постоянством сюда звонит старушка, которая разыскивает сына. Малый, судя по всему, не прочь уйти в недельные загулы. К чести отпрыска, нагулявшись, он все время возвращается домой. Зато престарелая мать, не обнаружив сына дома, для подстраховки набирает знакомый номер и вздыхает в трубку: “Ой, а не посмотрите, как там мой…” Заслышав голос пенсионерки, инспектора по привычке вбивают в поиск ставшую уже родной фамилию.

Есть здесь сведения и о тех, кого никто никогда искать не будет. Их фотографии сотрудники бюро складывают в отдельную папку. Это брошенные младенцы. С 1 июня по 15 октября таких малышей обнаружили 29. Последнего — 10-дневную крошку — совсем недавно нашли сотрудники завода.

Впрочем, бывает и такое, что люди “пропадают” намеренно: бегут от надоедливых родственников или просто решают начать новую жизнь. В этом случае ни сотрудники милиции, ни Бюро несчастных случаев не имеют права предоставить родным новый адрес сбежавшего, как бы сильно они ни просили. Правда, некоторые беглецы ведут себя совсем по-свински. Вот уже несколько недель сотрудники одной из больниц разыскивают нерадивого внука пожилой пациентки: юноша устроил расхворавшуюся бабушку в госпиталь, а как пришло время выписывать — испарился. Так и живет покинутая старушка на попечении у медиков.

Елена БАБАЯН.


Что делать, если близкий человек не вернулся домой:

Позвонить в местное Бюро регистрации несчастных случаев.

Проверить вероятность госпитализации по телефону 03.

Если меры не привели к результатам, необходимо обратиться в ОВД по месту жительства. 

При обращении в ОВД при себе необходимо иметь документ, удостоверяющий личность. Причем для того чтобы подать заявление о пропаже человека, вовсе не обязательно ждать три дня, как думают многие. 

Чтобы облегчить поиск потерявшегося человека, нужно детально описать его внешность, одежду, в которой он был замечен последний раз, и вещи, которые у него могли быть с собой; указать наличие татуировок, родинок, физических изъянов; сообщить, если у пропавшего имеются коронки на зубах; описать круг общения, вспомнить, конфликтовал ли он с кем-нибудь в последнее время. Если же вы уверены, что разыскиваемый человек стал жертвой спланированного преступления, то имеете право обратиться в районную прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела.

СПРАВКА "МК"

Пропавшего человека ищут пятнадцать лет, а затем официально признают умершим. Впрочем, зарегистрировать его как без вести пропавшего родственники могут уже через год и, таким образом, перестать платить за него квартплату. После того как человек пребывает в статусе “пропавший без вести” пять лет, его признают умершим — и только тогда его можно выписать из квартиры.

За 2007 год в России пропало более 120 000 человек. Из них 38 000 — женщины, 23 000 — несовершеннолетние дети и 59 000 — взрослые мужчины. В Москве же каждый месяц пропадают в среднем 2000 человек, 98% из них находятся в ближайшие дни.

Вопросами пропаж людей недавно всерьез озаботились депутаты Мосгордумы. Что решили сделать наши законотворцы, чтобы ускорить процесс поиска пропавших без вести? Об этом в интервью “МК” рассказала председатель Комиссии МГД по безопасности Инна СВЯТЕНКО. 

— Известна ли вам статистика, сколько человек ежемесячно пропадает в Москве?

— Около 2 тысяч человек. Но это различные категории граждан, включая тех, кто скрывается от алиментов; людей, страдающих расстройствами памяти; детей, которые ищут приключений, и, наконец, тех, кто пропадает по непонятным обстоятельствам, будь то связано с ведением бизнеса или чем-то еще. Сюда же входят пропавшие без вести и жертвы насилия. Я классифицировала категории по мере убывания — алиментщиков больше всего.

— И все же почему депутаты Мосгордумы подняли эту тему именно сейчас? Были какие-то предпосылки?

— Да, были обращения граждан, у которых пропал кто-то из родственников, на имя председателя Мосгордумы Владимира Платонова. Эти москвичи просили депутатов помочь воздействовать на поиск, ускорить оперативно-следственные мероприятия. Многие из них столкнулись с равнодушием сотрудников правоохранительных органов. Действительно, в большинстве случаев в течение трех суток пропавшие возвращаются — это командировочные мужья; дети, забежавшие к друзьям поиграть в компьютерную приставку. Меня вот тоже мама в детстве искала, когда я из музыкальной школы зашла к подружке. Мобильных телефонов тогда не было, пришлось маме обежать весь район. Так что по инициативе Владимира Платонова в Думе прошли слушания, где депутаты обсудили, как минимизировать время поисков пропавших людей в Москве.

— Какие законодательные меры решения этой проблемы вы предлагаете?

— Законодательно мы пока не можем регулировать ни один из перечисленных аспектов. Даже ускорить процедуру поисков не в наших силах, должны быть какие-то ведомственные документы по линии ГУВД. Еще мы обсуждали возможность использования при поисках пропавших людей различных технических средств. Положим, если у человека сотовый и он включен, технически очень легко найти его местонахождение. Однако в этой ситуации необходимо взаимодействие с операторами сотовой связи. Ибо сейчас это возможно лишь по решению суда. Но вы сами понимаете, пока все бумаги будут оформлены, человека уже может не быть в живых. 

Кроме того, у нас в городе есть видеокамеры — вся информация с них хранится в течение двух недель. Можно посмотреть, откуда человек вышел, в какую сторону направился, с кем… Но и тут все упирается в разрешительную документацию. Не всегда в диспетчерские системы пускают даже милиционера — для доступа к информации нужно решение суда или возбужденное уголовное дело. А это не пятиминутная работа, даже если все оформляется в срочном порядке. 

— И все же депутаты предложили что-то изменить в этой ситуации?

— Тут мы можем лишь что-то рекомендовать. И мы рекомендовали ускорить процедуру для обеспечения доступа сотрудников определенных ведомств, занимающихся оперативной работой, к такой информации без санкций прокурора или судьи. По итогам слушаний все службы и ведомства должны представить нам свои предложения на предмет изменения ситуации. Безусловно, мы еще не раз вернемся к этому вопросу, потому что он беспокоит москвичей.

Екатерина ПИЧУГИНА.

Как звезды искали своих близких через отделения милиции (из архива рубрики “Срочно в номер!”):

Пару лет назад солист группы “Любэ” Николай Расторгуев, вернувшись с гастролей, не обнаружил дома жены. К счастью, в списках пострадавших или погибших спутницы жизни Расторгуева не оказалось. Да и вообще, вскоре супруга нашлась сама.

Сотрудники правоохранительных органов вспоминают, как им позвонил мужчина, который представился Сергеем Зверевым: он попросил найти пропавшую подругу и тут же продиктовал фамилию: “Медведев”. Когда же специалисты удивленно переспросили, то звонивший раздражительно отмахнулся: “Вы что, Сашку Медведева не знаете? Ну, без зубов который — Шура!”.

Постоянным клиентом служб по розыску людей был Олег Ефремов. Народный артист СССР систематически “терял” своего сына Михаила. “Детективы” даже узнавали заботливого отца по голосу. Как только Михаил надолго пропадал из поля зрения родителей и друзей, близкие сразу представляли себе самое худшее и, чтобы перестраховаться, кидались проверять, нет ли его фамилии среди пострадавших и погибших.

Два года назад милиция сбилась с ног в поисках пропавшей без вести жены певца Криса Кельми. Пока артист отдыхал в Египте, супруга ушла из дома. Тревогу забил сын Кельми: он был дома в тот момент, когда мама, не сказав ни слова, ушла в неизвестном направлении. На звонки по мобильному она не отвечала. Крис вернулся из отпуска и тут же написал заявление о пропаже в милицию. Но вскоре жена сама вернулась к родному очагу.



Партнеры