Первый секретарь против комиссара

Экс-глава ЦК ВЛКСМ Виктор Мишин: “Сейчас есть “Наши”, а завтра не дадут денег — и не будет ничего”. “Нашистка” Ирина Плещева: “Комсомол превратился в бюрократическую контору, где сидели лузеры”

28 октября 2008 в 17:08, просмотров: 1700

Сегодня ВЛКСМ стукнуло 90 лет. Список торжеств по этому поводу впечатляет: бывшие комсомольцы собирались во Дворце съездов и продолжат “отмечания” по всей стране. “МК” решил подойти к юбилею по-своему: мы пригласили в редакцию подискутировать о молодежных движениях бывшего первого секретаря ЦК ВЛКСМ Виктора МИШИНА и комиссара движения “Наши”, члена Общественной палаты Ирину ПЛЕЩЕВУ. Спор вышел жаркий…


“МК”: Комсомол и движение “Наши” часто сравнивают. Насколько уместно такое сравнение?

 

Виктор МИШИН: Ничего общего я не вижу. Движение “Наши” пока еще только формируется. Назвать его организацией, которая бы объединяла значительную часть молодежи, да и просто организацией, на мой взгляд, пока рановато. И не потому, что в тот период, когда я работал, в комсомоле было 42 миллиона человек, а “Наших” значительно меньше. Коренное отличие в том, что у комсомола — история, это была организация, присутствующая везде, а “Наши” — это небольшой проект. Провели акцию — разбежались. Через полгода провели следующую — и снова разбежались.

Общее только в том, что и комсомол, и “Наши” — молодежные организации партии власти.

Ирина ПЛЕЩЕВА: Я не согласна. Это у вас в уставе было, что вы боевой помощник и надежный резерв КПСС. А у нас нет такого. Да, комсомольцев было очень много. Но туда вступали почти все, потому что иначе это грозило тем, что ты окажешься на обочине жизни. Вступали и те, кто хотел, и те, кто не хотел… И мы не являемся кузницей кадров для “Единой России”. Мы кузница кадров для разных сфер общества.

Виктор МИШИН: Но ваша организация создана для поддержки “плана Путина”.

Ирина ПЛЕЩЕВА: Мы поддерживаем курс президента. Путин президент — значит, его курс, Медведев — значит, его. И кто там будет еще… При условии, что он будет придерживаться курса на суверенную демократию, построение гражданского общества и становление России как лидера XXI века.

“Вот ваши масштабы —восемь пар”

Виктор МИШИН: А какие у вас формы подготовки кадров? Вот был семинар на Селигере. Я читал оттуда отчет, где говорится: главной темой была подготовка будущей элиты России.

Ирина ПЛЕЩЕВА: Да, мы ставим цель растить элиту России. Причем самую разную. Я, например, член Общественной палаты, но при этом не хочу быть никаким депутатом или политиком. А в дальнейшем хочу работать журналистом. У меня есть определенный рост именно по своей будущей профессии.

Виктор МИШИН: Для вас лично это интересно. Но программа, организация должна работать для всей молодежи. Да, для президента — это замечательно. Лично вы будете в элите…

Ирина ПЛЕЩЕВА: Ваши бы слова да богу в уши!

Виктор МИШИН: …А какие результаты для всей молодежи?

Ирина ПЛЕЩЕВА: Есть программы по борьбе с нелегальным распространением алкоголя детям. Например, у нас, в Воронеже, ребята пикетировали магазины, где несовершеннолетним продавали водку. После этого было подписано соглашение о том, что эти магазины не будут продавать спиртное. 4 магазина чуть не закрылись, но теперь любой родитель может посылать своего ребенка за хлебом, не боясь, что он купит там что-то еще. Также и программа, посвященная молодым семьям.

Виктор МИШИН: И что же она дала?

Ирина ПЛЕЩЕВА: За два года, которые работает эта программа, у нас в Воронеже поженились восемь пар. У трех уже есть дети.

Виктор МИШИН: Вот ваши масштабы — восемь пар. Все это единичные случаи. Сегодня сравнивать “Наших” и комсомол категорически нельзя, потому что масштабы комсомольской работы были колоссальными. Не идеализируя комсомол, я хочу напомнить о комсомольских жилищных комплексах, которые строили жилье для молодых семей…

Можно три раза съездить на Селигер и два раза встретиться с президентом — но это не сделает тебя лидером. За два семинара невозможно воспитать кадры. А комсомол воспитывал, повседневно ведя от простого к сложному. Это была лучшая школа менеджеров!

“Эти менеджеры развалили страну”

Ирина ПЛЕЩЕВА: Эти менеджеры развалили страну. Я согласна, что на определенном этапе комсомол выполнял очень важную миссию: молодые ребята с горящими глазами восстанавливали страну из разрухи, и я очень хочу, чтобы мы могли заниматься столь же масштабными вещами. Но в итоге комсомол превратился в бюрократическую контору, где сидели лузеры, которые не попали в большую политику и были вынуждены до пенсии заниматься молодежью.

Сегодня у ВЛКСМ есть замечательный правопреемник: Российский союз молодежи. Он получил здание и все имущество ВЛКСМ, неплохо сдает его в арендуф. В этом году РСМ получил грантов от Общественной палаты больше, чем все остальные молодежные организации. Но при этом они не на слуху. Их огромная численность — только на бумаге, и никто не видел собранных воедино всех членов этой организации.

Виктор МИШИН: А всех “Наших” видели?!

Ирина ПЛЕЩЕВА: Думаю, что 50 тысяч — на Ленинском проспекте в 2005-м. И это были еще не все. А это была наша самая первая акция!

Виктор МИШИН: Я не соглашусь с тем, что оппонентка говорила про Российский союз молодежи, но я сегодня не сторонник этого союза. Не сторонник Коммунистического союза молодежи, который существует при КПРФ, не сторонник “Наших”. Но я глубоко убежден, что некая сила нужна. Сегодня воссоздать комсомол невозможно и, наверное, не нужно. Но необходим либо союз молодежных организаций, либо совет молодежных организаций, который бы даже не отстаивал интересы молодых, а мог объяснить власти: мы хотим того и того. Потому что те молодые, которые попали в Госдуму по партспискам, вряд ли могут предложить что-то свое, отличное от генеральной линии своих партий в парламенте, который не является местом для дискуссий. Сейчас есть “Наши” и все остальные, а завтра не дадут денег — и не будет ничего.

Ирина ПЛЕЩЕВА: “Наши” — это, если говорить цинично, система подготовки профессионалов и патриотов!

Виктор МИШИН: Профессиональных патриотов?..

Ирина ПЛЕЩЕВА: Смешно. Но думать, что какие-то идеалы и убеждения зависят от финансирования, — это удел лузеров. Что же это за профессионалы, которые сами себя не смогут обеспечить? Ваши комсомольские функционеры не умерли с голоду, когда комсомола не стало. Многие стали богатыми и знаменитыми. Так с чего вы взяли, что наша система не воспроизведет кадры, которые смогут сами себя содержать? Уже сейчас, когда нам нужны средства на проведение акций, мы идем и находим спонсоров. Лет через 10—15 сегодняшняя элита “Наших” будет вполне способна за свой счет финансировать движение, чтобы готовились новые кадры. Лично я обязательно займусь журналистским блоком и буду его курировать, чтобы мне на смену пришли такие же, как я.

Виктор МИШИН: Но сегодня президент говорит: не знаем, кого ставить губернаторами, — некого. Сегодняшние губернаторы, члены правительства вышли из комсомола, а новых лиц не хватает — потому что последние 20 лет его уже не было, и эти кадры никто не растил.

“Комсомольцев на демонстрации никто пинками не загонял”

“МК”: Раньше митинги любило комсомольское руководство, теперь их любит “нашистское”. Тут своего рода преемственность…

Ирина ПЛЕЩЕВА: Молодежь сама по себе — активная часть общества. Во Франции в 60-е годы она сама вышла на улицы, никто ее туда не выводил. Это традиционная для нее форма выражения своей позиции. Если это не будет организованно происходить — как раз и начнутся массовые беспорядки. Лучше, когда люди выходят по своему желанию, но это культурно оформлено — без ерунды и пьяных драк.

Виктор МИШИН: Молодежи свойственно собираться, кучковаться. Себя показать и на других посмотреть. Не хочу идеализировать прошлое, но хочу сказать: и комсомольцев никто на демонстрации пинками не загонял. “Наши” — это проект, который задуман, чтобы предотвратить у нас “оранжевые”, “тюльпановые” и другие революции… Чтобы, если выйдет другая сторона, мы свистнули и собрали “Наших”, создали паритет. А комсомольцы не были противовесом кому-то. Они просто собирались не для того, чтобы противостоять внутреннему врагу, которого тогда не было, а для того, чтобы быть вместе. А пинками на демонстрации сгоняли только там, где первичные организации работали плохо.
Кстати, у “нашистов”, Ира, на первом слете на Селигере были преподаватели тактики организации уличных шествий?

Ирина ПЛЕЩЕВА: Меня там еще не было, я пришла годом позже. Но учиться этому нужно, потому что человек, у которого нет подготовки, не сможет скоординировать даже 300 человек. Но эта информация не секретна, ее никто не прячет. Ее может читать не только комиссар движения, но и любой человек, которому это интересно.

Виктор МИШИН: Человек, который берется вывести даже 100 демонстрантов, должен понимать, что даже такое количество может представлять из себя либо организованную колонну, либо страшную толпу…

“Что-то не так сказал о Ленине — ату его!”


“МК”: Согласны ли вы с тем, что в комсомоле, при всех плюсах, было очень много вранья, отупляющей промывки мозгов? И что то же самое можно отнести к “Нашим”?

Виктор МИШИН: Заорганизованности было достаточно. К недостаткам я бы отнес организацию системы комсомольской политической учебы. Собирают людей и рассказывают им о чем-то, что никому не надо. И обсуждения на комсомольских собраниях вещей, которые комсомольцам, грубо говоря, до лампочки. Все это было. Но при этом было и другое. Другого было больше.

Я, кстати, не думаю, что “Наши” промывают мозги своим активистам. Чем промывать-то — их манифестом? Они встречаются два раза в год — что за это время можно сделать…

Ирина ПЛЕЩЕВА: Селигер — это, как бы сказать, отчетное мероприятие. Все вместе мы встречаемся чаще, а работу в городах ежедневно делаем колоссальную.

Я нашла единомышленников, начала разбираться в процессах, которые не понимала раньше. Когда человек чего-то не понимает, это означает, что ему не хватало какого-то паззла для завершения полной картины. Сейчас я чувствую себя достаточно комфортно и не считаю, что мне промыли мозги. Вот в ВЛКСМ, насколько я знаю, это действительно было: вот он что-то не так сказал о Ленине — ату его.

“МК”: А если не то сказать о Путине?..

Ирина ПЛЕЩЕВА: Критика критике рознь, не надо доходить до паранойи. Но разговор о том, что некоторые вещи можно было сделать по-другому, допустим.

Виктор МИШИН: Сегодня ситуация отлична от той, что была во времена комсомола. Хотя у меня после просмотра с первого по четвертый канал ТВ иногда возникает ощущение, что людей приглашают в подъезд на площади Ногина (там находился ЦК КПСС. — “МК”) и инструктируют, кто и как, в каком формате должен освещать даже мало-мальски заметное событие…

Был формализм, в частности, в организации комсомольской политической учебы. Когда я стал первым секретарем ЦК ВЛКСМ, на семинаре в Политехническом музее высказал такую мысль: “У меня есть мечта: чтобы комсомольская политическая учеба была не после работы, когда все хотят домой или на танцы, а во время обеденного или технологического перерыва. Все равно ребята сидят в курилке, вот пусть они под руководством старшего товарища и обсудят, что их сейчас волнует. А он спокойно и правильно расставит акценты”. Об этом моем предложении доложили наверх, и там одна очень серьезная дама из ЦК КПСС сказала, что Мишин выступает против системы политического образования молодежи.

“Внуку я к “Нашим” идти бы не посоветовал”

Виктор Мишин: Сейчас на празднование 90-летия комсомола народ собирался не только и не столько для того, чтобы вспомнить молодость и утереть слезы умиления, а для того, чтобы повернуть внимание общества и государства к проблемам детей и молодежи. Я считаю, что молодежь сегодня должна быть объединена вне зависимости от взглядов, чтобы ее голос мог кто-то слышать и знать, что ее волнует.

Ирина ПЛЕЩЕВА: Главное, чтобы государство перестало нас воспринимать только как клиента своих образовательных услуг: “Отучился — иди, дальше нас не интересует, чем ты живешь и как”.

Я считаю огромной заслугой ВЛКСМ в том, что он был главным социализатором молодежи, и когда его не стало — не стало кадров, зато появились банды. Благодаря тому, что возродились молодежные организации, люди вместо того, чтобы курить по подвалам, стали заниматься делом и готовить себя к будущему.

Виктор МИШИН: И в этом плане самое главное — чтобы молодежь не была растащена по партийным квартирам. Моя мечта: чтобы был единый союз молодежных организаций. Есть коренные интересы молодежи, а есть интересы старших товарищей в кавычках, которые пытаются достаточно успешно манипулировать молодежью.

Ирина ПЛЕЩЕВА: Ваша мечта отчасти сбывается. При Мутко создан совет, в котором представлены разные молодежные организации.

Виктор МИШИН: Это при министерстве. Плохо, что “при”. С молодежью можно работать двумя способами. Первый: ты молодой, энергичный — иди и делай то и то. А есть второй: иди, делай то, что считаешь нужным, но я как старший хочу предупредить — вот здесь и вот здесь можешь набить шишки.

Ирина ПЛЕЩЕВА: С молодежью нужно говорить на одном с ней языке.

“МК”: Вы своего внука в “Наши” отпустили бы?

Виктор МИШИН: Если он захочет вступить в “Наши” — ради бога. Но я бы не посоветовал. У меня внуку еще 10 лет. Как бы я хотел, чтобы была пионерская организация! Сделали громадную глупость, когда ее ликвидировали. Ну, не нравится Ленин — назовите ее именем Гагарина. А в “Наши” — нет, не посоветовал бы. Я бы вообще не посоветовал идти в проекты, которые организованы с политическими целями. Вот если бы была единая молодежная неполитическая организация — да. А так — пусть лучше хорошо учатся и занимаются спортом.

“Селигер, утренняя пробежка в инвалидных колясках…”

“МК”: Виктор Максимович, кем интереснее было работать: руководителем комсомола или банковским служащим?

Виктор МИШИН: Ну о чем речь: конечно, руководителем комсомола! На праздник в Кремлевском Дворце съездов (90-летие ВЛКСМ. — “МК”) пригласили 6 тысяч человек — из бывших соцстран, бывших союзных республик, из регионов России. В каждом регионе страны был создан оргкомитет по празднованию дня рождения организации, которой не существует почти 20 лет! Если бы ВЛКСМ был такой организацией, какой представляет ее Ира, — наверное, через столько лет после того, как она формально прекратила существование, такое количество людей бы не собиралось и за свои деньги не приехало бы. Хотел бы я посмотреть на сегодняшних членов движения “Наши”, которые бы через 5 или 10 лет решили бы собраться за свои деньги…

“МК”: Ирина, предположим, “Наши” просуществуют 90 лет. Как отметят эту дату?

Ирина ПЛЕЩЕВА: Я думаю, что это будет, и даже примерно представляю, как это будет выглядеть. Озеро Селигер, утренняя пробежка в инвалидных колясках с кислородными трубками. Будет хрустальный мавзолей Якеменко, возле которого губернаторы Вашингтонщины и Техасщины примутся вспоминать свою комиссарскую молодость в кругу новичков движения “Наши”, которые съедутся со всего мира. Обязательно будут молодожены, которые в свою бриллиантовую свадьбу попытаются сподвигнуться на секс. И еще будет особая суета: все будут готовиться к первому в истории приезду на Селигер Путина, который в этот раз уж точно обещал быть…





Партнеры