Хроника событий В Мосгорсуде изменили приговор осужденным за катастрофу в московском метро Приговор по крушению в московском метро был незаконен, считает адвокат Обвиняемые в крушении поезда в московском метро не признали вины На приговоре по делу о катастрофе в метро названы виновные Суд признал виновными обвиняемых по делу об аварии в метро

Супруга Юрия Гордова: «Мой муж — педант, какая еще проволока?»

Родные обвиняемых в крушении метросостава не верят в их виновность. «МК» выяснил, как именно произошла катастрофа

16 июля 2014 в 19:14, просмотров: 46787

В среду, 16 июля, СК РФ объявил о задержании двух сотрудников метрополитена, которые могут быть виновниками страшной катастрофы в тоннеле Арбатско-Покровской линии подземки. По версии следствия, 66-летний дорожный мастер службы пути Валерий Башкатов и его помощник, 43-летний Юрий Гордов, грубо нарушили правила работы со стрелочным переводом, что и стало причиной трагедии. Подробности всех обстоятельств аварии, унесшей жизни 23 человек и ставшей следствием рокового стечения обстоятельств, выяснял корреспондент «МК».

Супруга Юрия Гордова: «Мой муж — педант, какая еще проволока?»
фото: Кирилл Искольдский
Обычно обходчики в метро весьма аккуратны. К сожалению, бывают и исключения из правил.

По словам коллег, Валерий Башкатов и Юрий Гордов — это опытнейшие сотрудники дистанции №3 службы пути столичного метро, стаж работы которых исчисляется десятками лет. Свое дело они знали на «отлично» — что, однако, не помешало сотрудникам СК РФ задержать их в среду утром.

«МК» удалось пообщаться с гражданской женой Юрия Гордова, Изабеллой Владиславовной. Они знакомы уже порядка 20 лет. Познакомились на работе — как нетрудно догадаться, в метрополитене.

— Это человек, который всю жизнь отдал метро. Он до армии работал там, пришел из армии и снова пошел туда работать. Всего 23 года. То есть только метрополитен в трудовой книжке, понимаете.

Изабелла не верит, что ее муж мог где-то схалтурить или недоглядеть:

— Его главные качества (делает тяжелый вздох) — скрупулезный, педантичный, чем даже меня раздражал иногда. Знаете, бывают такие до ужаса педантичные люди. Вон у него даже, видите (показывает на веревки с бельем), носовые платки одного цвета и одной марки все. Такой человек никогда не может ничего ни проглядеть, ни просмотреть или что-то не заметить и халатно отнестись. Никогда! Вы можете у всех его друзей спросить. Они тоже работают в метрополитене. Они вам то же самое скажут.

К тому же Юрий был настоящим трудоголиком.

— У него был один выходной в месяц. Один, представляете. И вот тот злосчастный день выпал именно на этот выходной. Но ему все равно позвонили. Вызвали на ремонт. Я прямо как чувствовала. Говорила ему, не езжай, не надо. А он поехал. Он никогда не отказывался от работы. Его просто, как это сейчас молодежь говорит, слили. Нашли крайнего. Тихого, спокойного, работящего. И ведь я знаю, что он там сейчас всю вину на себя берет. Просто потому что думает, что недоглядел. Не знаю. Боюсь, ему сейчас там жить не хочется совсем. А он ведь больной человек. У него в любую минуту может тромб на ноге оторваться.

— А знаете, как его там прессуют? У него случайно в кармане набрался мой номер. Я трубку и взяла. А он как раз на допросе. И я слышала, как его там во всем обвиняют. А ведь не было еще даже и экспертизы толком. А какая-то проволочка? Ну что это за чушь. Там все это десять служб проверяют. Все за всем присматривают. Может, просто примотали ее. И все. Нужна настоящая экспертиза.

Также Изабелла Владиславовна рассказала нам и про новые порядки в метро.

— Оттуда старые сотрудники, которые давно работали в метрополитене, бегут пачками. Я сама там работала. Я знаю. Юра тоже думал, что долго там не проработает. Все жаловался на новое руководство. Собирался уйти. С другой стороны, куда ему идти. Он профессионал именно в этой сфере. И больше нигде.

Изабелла Владиславовна собирает сейчас документы по квартире для того, чтобы помочь мужу. Пыталась съездить к нему, однако так его и не нашла.

— Думала, может, поесть ему передать или еще что-нибудь. Но нет, никто не говорит, где он. Все так говорят, как будто он уже точно виноват. А ведь еще ничего не было. Ни суда, ни прочего. Вот, оказывается, я теперь жена преступника всех времен.

■ ■ ■

Во время посещения места аварии заместитель Генерального прокурора РФ, прокурор Москвы и прокурор метрополитена успели не только изучить место происшествия и проконтролировать работу правоохранительных органов, но и совместно с работниками УМВД на метрополитене отработать основные версии. Сразу был установлен и опрошен сотрудник, проверявший пути, — пресловутый Гордов. Он сразу же рассказал, что произошло.

Чтобы понять, в чем обвиняют дорожных мастеров, нужно вернуться в конец прошлой недели — а именно в 12 июля. В это время на перегоне Арбатско-Покровской линии метро между станциями «Славянский бульвар» и «Парк Победы» проходил монтаж (врез) нового стрелочного перевода. Около 5.30, к моменту запуска первого поезда, он был завершен, и рабочим оставалось лишь выполнить регламентную работу — зафиксировать «стрелку».

Теоретически это делается так: вначале с помощью электропривода рабочие переводят рельсы в нужное положение. Затем их фиксируют — либо автоматически, с помощью того же привода, либо вручную, через систему закладок и замков (на перегоне между «Славянским бульваром» и «Парком Победы» действовала как раз она). Закладки — это обязательные элементы любой «стрелки», своеобразные Г-образные «защелки», плотно прижимающие переводной рельс к рамному. На каждом стрелочном переводе их две, при этом одну из них по правилам обязательно фиксируют навесным замком. Это нужно скорее для подстраховки — закладки вполне могут удерживать рельс в нужном положении и самостоятельно, но таковы правила техники безопасности.

Однако одними закладками и замками «система безопасности» стрелочных переводов в столичном метро не ограничивается: каждый из них входит в специальную электрическую цепь. Если зафиксированная «стрелка» неожиданно меняет свое положение, то цепь размыкается, и светофоры, установленные до нее, переключаются на запрещающие сигналы, тем самым предупреждая машиниста и пассажиров об опасности. Но и это еще не все — за стрелочными переводами в круглосуточном режиме ведется видеонаблюдение; все эти защитные меры практически сводят к нулю вероятность возникновения какого-либо ЧП. Однако один шанс на миллион, что что-то пойдет не так, остается всегда. Похоже, именно он и стал причиной страшной катастрофы на Арбатско-Покровской линии во вторник утром.

Первым «виновником» аварии стал навесной замок — единственный съемный элемент стрелочного перевода. Вероятнее всего, этот «предохранитель» рабочие компании, устанавливавшей замок, попросту забыли оставить на «стрелке» после завершения работ (где он по правилам должен находиться постоянно). Когда помощник дорожного мастера Юрий Гордов пришел подписать акт приемки «стрелки», то, переведя рельсы в нужное положение и закрепив их закладками, столкнулся с отсутствием замка. Почему? Может, рабочие решили, что замок — вещь нужная и пригодится, например, на даче? Или, выпив на радостях в воскресенье, забыли этот самый замок в чемоданчике? Возможно, в здании СК в Техническом переулке уже знают ответ на этот вопрос. Мы же можем только предполагать: на скамью подсудимых сядут гораздо больше чем два человека — и уже не из метрополитена («стрелку» монтировала сторонняя компания).

Зато понятно, что произошло потом. Видимо, Гордов решил, что поскольку замок — это своеобразная «перестраховка», то стрелочный перевод может обойтись и без него. Вместо замка «умелец» примотал закладки к рельсам проволокой толщиной 3 мм и на этом завершил фиксацию «стрелки». При этом рабочий в любом случае попал в объективы камер наблюдения — однако, по словам источника в столичной подземке, если закладки эти устройства еще могут различить из-за их крупного размера, то замки или тем более проволоку приборы «увидеть» не в состоянии. Гордов, конечно же, хотел потом предупредить соответствующие службы о плохо закрепленной стрелке. Но ему, видимо, было недосуг. Правда, первые три дня (12, 13 и 14 июля) именно по сигналу Гордова поезда сначала проходили стрелку с минимальной скоростью (первые пять составов), а потом постепенно увеличивали разбег. А мастер пути Башкатов, регулярно обходя тоннель и проверяя состояние стрелки, то ли не заметил проволоку, то ли предпочел отмолчаться вслед за коллегой. Сотрудники прокуратуры вышли на него, изучив по журналам, кто был ответственен за осмотр пути. И этого человека, наверное, тоже можно понять. Формально он уже на пенсии, но продолжал работать. А мысленно был явно дома, на любимом диване. У Башкатова 6 собак — словом, есть о ком заботиться помимо каких-то там «стрелок».

Надо сказать, что Арбатско-Покровская линия считается одной из загруженных поездами линий (на языке специалистов это называется «высокая парность»), которые, не справляясь с потоком пассажиров, периодически выходят из строя. Само собой, большой нагрузке подвергаются и рельсы — в том числе и стрелочный перевод между станциями «Славянский бульвар» и «Парк Победы». Рельсы на нем начиная с понедельника фактически были зафиксированы одними закладками (само собой, удержать что-либо тонкая проволока не могла). В принципе эти «защелки» крайне прочны — но, очевидно, справиться с бешеным ритмом движения столичного сабвея им и проволоке оказалось не под силу. Во вторник утром под воздействием вибрации они, очевидно, открылись, проволока треснула, и рельсы разошлись прямо перед мчащимся поездом, из-за чего и произошла страшная авария. Как оправдывается Гордов? Вяло. «Да, знал. Хотел устранить, но меня отвлекли».

Если бы на злополучном стрелочном переводе оказался замок или камеры в метро были бы совершеннее и проволоку на путях увидели заранее, катастрофы можно было бы избежать. Более того, разойдись рельсы чуть раньше — и все светофоры тоннеля моментально переключились бы на «красный свет», тем самым предупредив машиниста об опасности и сохранив жизни множеству людей. Однако этого не случилось.

04:01

ЧП в московском метро: поезд сошел с рельсов. Хроника событий


Партнеры