Торговцы «кошмарят» московского градоначальника?

Собянину могут мстить за массовую зачистку столичных рынков

28 августа 2013 в 19:40, просмотров: 8640

Москва, заявил недавно с небывалыми эмоциями и.о. мэра Сергей Собянин, на наших глазах переживает настоящую революцию. Вот только идет она отнюдь не с Болотной, как можно подумать сначала, а... с рынков.

Торговцы «кошмарят» московского градоначальника?

«Мы за два года совершили почти революцию в Москве: убрано 30 рынков», — сказал в недавнем интервью «Ведомостям» Собянин. Это действительно так. Сухая статистика: к началу 2011 года в Москве было 77 рынков, в начале 2013-го — уже 51. За прошедшие полгода их число еще сократилось. Количество уменьшилось почти вдвое, но темп мог бы быть и выше. Однако, вопреки распространенному представлению, отнюдь не все рычаги власти в столице находятся в руках ее градоначальника. Полиция, ФМС, Роспотребнадзор ему не подчиняются — это федеральные структуры. Вместе они интенсивно заработали, так уж получилось, лишь после избиения 27 июля следователей на Матвеевском рынке. И вот пошло-поехало. 7 августа закрывается огромный Выхинский рынок, «уголок Узбекистана в Москве», славный своими продавцами в белых тюбетейках и даже собственными молельными комнатами, где можно было совершить намаз, не отходя далеко от прилавков. Пока что закрыт он на 3 месяца, но, подчеркивают власти, скорее всего, он и не откроется, а будет снесен. Некоторые павильоны в Выхине уже пошли под снос. В тот же день, 7 августа, полностью парализована работа рынка «Садовод», куда перебрались торговцы с закрытого в 2009 году Черкизона. Задержано свыше 1000 нелегалов. Пока рынок закрывать не планируют, но тенденция для торгующих там уже тревожная... И в тот же день в ходе рейда ОМОНа закрыты и начинают сноситься все незаконно построенные торговые помещения на рынке в Ясеневе, ставшем печально знаменитым после произошедшего там в 2001 году погрома вызывавших раздражение у местных жителей торговцев с Кавказа.

10 августа начинается снос строений Багратионовского рынка.

14 августа — закрыт цветочный рынок на площади Киевского вокзала, главная база по продаже цветов в Москве, своего рода фасад для огромных, известных лишь оптовым покупателям складов, скрывавшихся далее за заборами...

Важно понять, что эта кампания шла и до известной стычки на Матвеевском рынке. Так, в десятых числах июля был полностью снесен крупный — 900 торговых точек на 2,5 гектара — Тимирязевский рынок. Просто после «матвеевского эпизода» этот процесс, как говорили в годы перестройки, «пошел» быстрее.

«Все это были немаленькие рынки, — уточняет Собянин. — Наличный оборот одного такого рынка составлял несколько сотен миллионов долларов (в год)!». И добавляет: «После этих мероприятий мне по-хорошему надо в бронежилете ходить. Ведь это потери в первую очередь для криминала, потому что наличный оборот никто никогда не показывает».

Действительно — ведь даже у каждой торговой точки, пусть даже самой мелкой, есть свой хозяин, своя «крыша», которая с нее кормится и ее защищает. По Интернету сейчас кочуют записи так называемых «Русских зачисток» в Петербурге, где группа молодчиков по очереди проверяет стихийно раскинутые у оживленных дорог города развалы фруктов и овощей. Продавец сразу отзванивается куда-то — и вот уже через несколько минут видим подъехавшую дорогую иномарку с задумчивыми джигитами. У крупных рынков хозяева и «крыша» в силу общих исторических реалий в общем-то те же, просто на порядки круче, богаче, влиятельнее. Если интересно, можно почитать в февральском «Большом городе» статью «Люди гибнут за кинзу» с описанием реалий нынешних продовольственных баз и рынков — среди их хозяев сплошь кавказские фамилии...

Впрочем, убийства мэров — это из реалий уже ушедшей для Москвы эпохи. Где-нибудь в Подмосковье — да, за попытку провести передел местного бизнеса градоначальника могут и расстрелять средь бела дня, как это было в 2010 году в Сергиевом Посаде. В столице в наши дни предпочитают действовать тоньше.

Казалось бы, чего проще — вывести массы теряющих свою работу продавцов закрываемых рынков, а также их теряющих доходы с торговых точек нанимателей на митинг к мэрии. Но, во-первых, кого сейчас удивишь в Москве пусть и многотысячным митингом? Да и больше Болотной все равно не соберешь, а она уже задала иной масштаб массовости акций. Во-вторых, москвичи отнюдь не склонны сочувствовать теряющим свой «маленький бизнес» на рынках выходцам с Кавказа. В-третьих, и это самое главное, уже хорошо известно, что на Собянина такими методами давить бесполезно. В мае журналисты «Русского репортера» описали, как Собянин очистил от рынков центральную площадь Тюмени, чего не мог или не хотел сделать предыдущий губернатор: «Рокецкий года четыре пытался убрать этих челноков. Отдавал команду мэру, мэр говорил челнокам: «Пошли вон!» Но те вместо этого приходили в мэрию и говорили: вот, нас торгует здесь тысяча человек, у нас семьи есть, знакомые, мы завтра соберем десять тысяч, придем и устроим вам у мэрии такой концерт... И мэр пасовал. Пришел Собянин и сказал: «Убрать». Все, на следующий день не было ничего на площади. И никто не вышел никуда. Они поняли, что с этим человеком разговаривать бессмысленно». Те, кто владеет или управляет рынками, давно уже сидят в солидных кабинетах и читают серьезные издания, и не только Forbes.

Человеку, «мешающему жить» авторитетным людям, также обычно стараются по максимуму «сделать жизнь сложной». Как? На бизнесмена «наводят» налоговую, санэпидем-, пожарную и миграционную службы. «Если ничего и не найдут — все равно нервы потреплют, кровушки попьют, будет знать, на кого замахнулся». А как «покошмарить» мэра? Легко, если он сам дал для этого возможность, пойдя на выборы. Учитывая борьбу кандидатов, можно вбросить и максимально растиражировать в рамках предвыборной критики любой компромат, да и просто включить технологии НЛП по убеждению москвичей — «мэр плохой». Чем больше удастся ему потрепать нервов, чем меньше он соберет голосов — тем более неуверенно будет себя чувствовать и тем более сговорчивым станет в будущем.

Каким образом владельцы рынков могли бы при желании — а оно, как было показано выше, у них вполне могло возникнуть, или не могло не возникнуть — профинансировать нужного им кандидата? Воображение читателя сразу нарисует сцену, почерпнутую из многочисленных фильмов про гангстеров. На черной дорогой иномарке подъезжают «братки», достают кейсы с аккуратно расфасованными пачками денег... Однако такой метод финансирования для России давно уже в прошлом. «Черный нал» может использоваться где-то на низовом уровне, но не для наполнения официального избирательного счета в банке.

Однако, учитывая современные реалии, их задача облегчалась бы системой, которая придумана специально для сбора денег. Любой желающий может перечислять деньги на яндекс-кошельки людей, которые затем уже от себя переводили бы их официально на нужный банковский счет. Причем масштабы таких перечислений могут быть весьма значительными.

Блогеры уже высказывали подозрения, что в рамках массированного сбора денег может осуществляться их «обнал». Определенное сходство действительно есть. Известно, что фирмы, которые проводят за определенный процент перевод денег из безнала в нал (такие деньги чаще всего востребованы для выплаты «черной» части «серых» зарплат), чаще всего действуют по следующей схеме. Набирается несколько сотен граждан с паспортами, обычно из числа неработающих (безработные, молодежь, пенсионеры), которых обязывают открыть счет в банке или просто оформить там дебетовую карту. Дальше на эти карты под вполне легальным предлогом со счета некоей компании разбрасываются суммы среднего (дабы не привлекать внимания налоговой) размера. Дальше эти деньги снимаются в банкоматах этими самыми гражданами, которые оставляют себе некий процент, а прочую сумму возвращают организатору этого процесса. Несложно подсчитать, например, что, если «разбросать» по 50 тыс. руб. на 200–300 дебетовых карт разных граждан, можно сразу обналичить с выплатой небольшого дисконта «за услуги» 10–15 млн руб. Оборот подобного рода контор составляет даже не десятки, а сотни миллионов рублей.

Другое дело, что, во-первых, уж слишком сложной получается схема, во-вторых, непонятен дальнейший механизм обналичивания.

Но этот отлаженный действующий механизм при чьем-то заказе можно легко задействовать на теневое финансирование кого бы то ни было, применяющего механизм сбора денег на яндекс-кошельки, а уже потом консолидирующего деньги на счете. Ведь жертвователей на яндекс-кошельки не проверяют, разве что следят в открытом доступе за масштабом сумм.

Выглядеть это может так. По 200–300 дебетовым картам разбрасываются те же суммы в 50 тыс. руб., но с задачей — не обналичить деньги и передать заказчику, а забросить в несколько приемов и разными суммами на чей-то счет. Первый перевод — до 10 тыс. руб. — можно сделать уже с банковской карты. Далее человек снимает деньги и тут же через терминал перечисляет — максимальный платеж 15 тыс. руб. — деньги на яндекс-кошелек людей, далее перечисляющих их на нужный счет. Остаток денег он зачисляет уже на свой личный яндекс-кошелек и потом делает с него переводы на те же кошельки. Все эти платежи будут выглядеть для постороннего наблюдателя при внешнем аудите пополнений яндекс-денег как разные. А итоговую переведенную сумму это позволит заметно увеличить.

■ ■ ■

Таким вот образом вполне реально за несколько дней — для реалистичности выставляя разные суммы и делая переводы в разное время — забросить на яндекс-кошельки сумму в 10–15 млн руб., делая перерывы, дабы не «дразнить гусей» и давать эти самые кошельки опустошать. А потом еще повторить при необходимости несколько раз. Обнаружить что-то при взгляде на внешний аудит яндекс-кошелька будет сверхсложно — тем более что все сделано абсолютно официальным путем.

Есть и другой вариант. «Черный нал» (который получается в огромных масштабах торговлей на рынках без чеков) можно для данной кампании «отбелить» и превратить в легальный безнал другим путем — если передать какой-нибудь группе людей. Далее они разбивают эти суммы на порции по нескольку десятков тысяч, зачисляют их на свои дебетовые карты и делают с них все описанные выше процедуры с переводами. Все это можно гораздо больше оптимизировать, если раскидать деньги еще меньшими суммами по нескольку тысяч по яндекс-кошелькам своих многочисленных знакомых, которые обеспечивают поступления на нужный счет.

Сколько собрали. Кто сдавал. Как потратили

Основным соперником Собянина на выборах является Алексей Навальный. Ранее не обращавший своего внимания на Собянина, сейчас он сосредоточил на нем лично весь огонь своей критики, а в последнее время стал добиваться и снятия врио мэра с финальной гонки. Настойчивое муссирование «Собянин плохой мэр» на дебатах и встречах с москвичами должно сыграть, видимо, свою роль. Впрочем, пока врио мэра демонстрирует своим оппонентам завидное и даже ироничное хладнокровие.

Между прочим, организация этих встреч (которые в своей отчетности Навальный именует уже митингами, разумеется, в свою поддержку) обошлась кандидату, согласно его сообщению в блоге в 8,7 млн руб. Собрано же всего за пять недель было, говорит Навальный, «более 49 миллионов», потрачено примерно столько же.

Огромные перечисления на счет явно вскружили голову кандидату, делающему кампанию на критике «распилов» властью денег и завышенных, по его мнению, тратах на государственные контракты. 19 августа Навальный опубликовал пост в блоге, где поведал о уже сделанных тратах, немедленно вслед за этим попросив сочувствующих ему «перечислять еще».

«Крупным пунктом расходов является проведение митингов, — сообщает Навальный. — Сюда относятся изготовление и распространение афиш, листовок и приглашений, а также аренда необходимой техники. Мы провели 57 встреч с избирателями... Митинги обошлись нам в 8,7 миллиона рублей».

Но гораздо существеннее другой момент. Оказывается, каждая такая встреча с жителями или митинг стоит Навальному порядка 150 тыс. руб. И основная часть расходов — не аренда и перевозка небольшой сцены, нескольких десятков пластиковых стульев и микрофона, а «изготовление и распространение афиш, листовок и приглашений».

В тех случаях, когда предварительная кампания агитации по району по каким-то причинам была пропущена, встреча с кандидатом оказывается сравнительно малолюдной. Как это было, например, 6 августа у метро «Царицыно».

Причем эти 8,7 миллиона — это непосредственно оплата агитации. Печать газет — а их штаб Навального выпускает два вида, общемосковскую и районные, — проходит в отчете Навального еще одним и еще более затратным пунктом: «Другой масштабный проект, который стоит выделить из остальных печатных материалов, — это наша газета. Расходы на нее составили более 8,5 миллиона рублей. Первый выпуск имел тираж 4 миллиона экземпляров и уже разошелся». «На выпуск и распространение районных газет, — продолжает перечислять Алексей, — мы потратили около 1,4 миллиона рублей. На выпуск остальной печатной продукции — листовок, брошюр, программ — ушло 3,5 миллиона рублей». Итого 13,4 млн руб.

Достаточно странная арифметика, кстати. Печать четырехполосной газеты, подтвердит любой участник выборов, стоит примерно по рублю за экземпляр. Пусть даже там есть цветные иллюстрации — огромный тираж-то так или иначе удешевляет стоимость. Но почему-то печать 4 млн штук газеты стоила не 4 млн, а вдвое больше — 8,5 млн руб.! (Расходов на распространение газет не должно быть — ибо волонтеры на кубах работают бесплатно, за идею.)

«Самые крупные расходы ушли на рекламу, — пишет далее Навальный. — Потрачено более 12,5 миллиона. Под рекламой мы подразумеваем: создание и поддержку наших интернет-ресурсов, создание видео- и радиороликов, оплату эфирного времени коммерческих радиостанций. Реклама на радио — это дорого. Но мы считаем ее эффективной, потому что она позволяет достучаться до тех людей, доступа к которым раньше мы не имели». «Про конкретные радиостанции скажу завтра», — пообещал 19 августа кандидат. Так до сих пор и не сказал. Лишь поведал спустя несколько дней, что «Авторадио» вернуло сделанный его штабом платеж на 3,1 млн руб. Только итоговая сумма трат — 12,5 млн.

«Разные наклейки и стикеры для машин обошлись примерно в 1,75 миллиона и уже почти на исходе».

«Аренда помещений для штаба и создание там подходящих условий для работы потребовало 2,25 миллиона рублей». Со штабом, кстати, вот какая странная история. Если верить бывшему волонтеру — и занимавшему далеко не последнее место, судя по тому, что вел от лица добровольцев переговоры с начальником штаба кандидата Волковым — кампании Навального Владимиру Малышеву, то он рассказал еще 17 июля на своей страничке ВКонтакте следующее: «Когда штаб волонтеров создавался, было четко определенно, что будет 2 штаба, один основной, в котором сидит официальный предвыборный штаб, и другой волонтерский. Я лично обсуждал это с Волковым. И вот, когда мы своими руками его очистили, привезли мебель, расставили ее. Приходит Волков и, почесывая подбородок, заявляет, что он тоже сюда переезжает с городскими проектами».

Далее, пишет Малышев, созданный «за труд и деньги волонтеров» их штаб был свернут, а в его благоустроенных помещениях обосновался штаб Навального.

«В графу «прочие расходы» можно отнести 300 тысяч рублей, — завершает Навальный. — Это огромное количество необходимых мелочей — оплата мобильной связи, услуг нотариуса, фотографа, сувениры для наших волонтеров и много всего еще». Неужели мобильные разговоры или услуги нотариуса или фотографа стоят сотни тысяч рублей в месяц? Или что за «сувениры для волонтеров»?



Партнеры