Хроника событий Сергей Неверов: Наша задача - обеспечить доверие результатам праймериз Фактор Чурова Поддержать Собянина и умереть. Откровения голосовавших на дому Еще один план Путина ЦИК не будет менять единый день голосования на будний

Горожане выбрали дело, а не слово

Эксперты подводят последние итоги избирательной кампании мэра Москвы

11.09.2013 в 20:14, просмотров: 2247

Выборы мэра Москвы состоялись. Итоги хорошо известны даже далеким от политики горожанам. По результатам подсчета 100% протоколов можно констатировать убедительную победу Сергея Собянина — 51,37% голосов. Алексей Навальный занял второе место с 27,24%, Иван Мельников — третье, 10,69%. Остальные кандидаты получили гораздо меньше голосов, чем ожидали.
Почему фактические результаты голосования не совпали с прогнозируемыми? Чтобы окончательно прояснить ситуацию, мы задали экспертам пять вопросов:

1. Почему результаты выборов, которые прогнозировали социологи, не совпали с реальными?

2. Собянин набрал 51,37% голосов и, как теперь модно говорить, «прошел по самому полу». Может быть, ему и его штабу нужно было мобилизовать свои силы, дабы гарантированно избежать второго тура?

3. Будет ли, на ваш взгляд, оппозиция устраивать акции протеста?

4. Как вы оцениваете работу наблюдателей?

5. Можете ли вы по итогам выборов сказать, каким москвичи хотят видеть мэра?

Горожане выбрали дело, а не слово
фото: Геннадий Черкасов

Генеральный директор Института региональных проблем, политолог Дмитрий ЖУРАВЛЕВ:

1. Социологи исходили из среднестатистических данных. Все ждали явку 40% и выше. А в некоторых районах Москвы она составила 22%. Если бы явка была такая, какую они предполагали, то и прогнозы совпали бы.

2. Бесспорно, Собянин имел все шансы получить больше голосов. И он, кстати, единственный из кандидатов на пост мэра Москвы, кому не нужны были фальсификации. Многие избиратели решили, что Сергей Семенович и так победит. Эти выборы мне напоминают последние горбачевские — когда электорат оппозиции мобилизуется автоматически, а электорат власти не мобилизуется вообще. Электорат Собянина — это обыватели в хорошем смысле слова, обычные люди. А электорат Навального — политически активные горожане.

3. Навальный попытается устраивать акции протеста. Насколько у него это получится — вопрос. Не в политическом смысле — запрещать проведение акций ему наверняка не будут, — а в технологическом. Удастся ли Навальному собрать большое количество сторонников? Погода портится, выборы прошли. Никто не говорит про подтасовки — даже сам Навальный. В связи с чем протестовать? Чем зажечь людей?

4. Работа наблюдателей была. Насколько эффективной — не скажу, по той простой причине, что как наблюдатели работают в Прибалтике — мне понятно, а как в России — не очень.

5. Москвичи хотят видеть мэра деловым. Собянин выиграл у Навального или, если угодно, Навальный проиграл Собянину именно потому, что Собянин — администратор, а Навальный — политик. Почему Ройзман выиграл в Екатеринбурге? Потому что он не разбрасывается лозунгами, а делает конкретное дело — борется с наркотиками. Навальный же — политик. А на местных выборах политики не нужны. И даже если представить, что он выиграл, есть два варианта развития событий. Первый — Навальный оставляет на постах большую часть ныне действующих руководителей городской администрации. В этом случае в Москве не изменилось бы почти ничего. Второй вариант — Навальный замещает городское начальство политиками-оппозиционерами. И если так, то, я уверен, через некоторое время в столице прекратили бы ходить троллейбусы, а улицы стали бы грязными. Не потому, что новые руководители — плохие люди, а потому, что у них профессия другая: политик. Мы это уже проходили в 1990-х.

Директор Института социальной политики и социально-экономических программ ГУ ВШЭ, политолог Сергей СМИРНОВ:

1. Я предполагал, что Алексей Навальный наберет не больше 22%. Но на заключительной стадии предвыборной кампании большую роль сыграла его агрессивная позиция — в хорошем смысле этого слова. Навальный не искал блох в предвыборной агитации, как некоторые другие кандидаты. И смог убедить избирателей — даже тех, у кого к нему сложное отношение, — в нормальном качестве его программы.

2. Собянину было очень сложно найти драйверы. Действующая власть занимается решением реальных проблем, в отличие от Навального, который может просто провозглашать громкие лозунги. Собянин же очень аккуратен в своих высказываниях. Но на снижение его рейтинга повлияли некоторые непопулярные решения — платные парковки в центре, неэффективные выделенные полосы. Вот если бы он боролся с наследием Лужкова — огромными торговыми центрами чуть ли не на проезжей части, тогда бы перетянул на свою сторону многих автомобилистов. Мне понравилось, что Сергей Собянин сделал реверансы по отношению к Навальному. Было бы неплохо, если бы он взял Навального в свою команду, как, например, в 1996 году Ельцин взял к себе Лебедя.

3. Я думаю, что эпоху Болотной площади мы прошли. Новая февральская революция не удалась. Но власть вынесла уроки из Болотной. Она повела себя если не мудро, то, во всяком случае, разумно, практично. Будем смотреть, как развивается судебное дело Навального.

4. На моем избирательном участке был курьезный случай — наблюдатель прикрыл инструкцию на колонне, как пользоваться КОИБом. А вообще меня поразило абсолютное спокойствие на участках.

5. Мэр, по моему глубокому убеждению, — это не политик, а прежде всего функция. Мы же не хотим, чтобы на улице была преступность. Мы хотим, чтобы дворниками работали не мигранты, тем более нелегальные, а наши граждане, россияне из депрессивных округов. Хотим, чтобы не было точечной застройки и пробок, чтобы каждый москвич, независимо от достатка и возраста, чувствовал себя частичкой города. В парке Горького, например, проводится День пожилого человека. Это же прекрасно!

Заместитель директора Института стран СНГ, политолог Владимир ЖАРИХИН:

1. Социологи для прогноза вводят элемент, который может быть не реализован, — явку. Работа социологов — это замер мгновенной ситуации: «если бы выборы были сегодня». А выдача прогнозов — это работа не социологическая, а политологическая. Две трети тех, кто на словах собирался прийти, не пришли. Это первый момент. Второе — социологи по инерции использовали старые тенденции. Считалось, что при уменьшении явки увеличивается количество голосов, которые избиратели — классические дедушки-бабушки — отдают коммунистам и партии власти. Об этом надо забыть. Современные дедушки-бабушки — уже другое поколение. Это люди моего возраста, которым было по 40 лет в 1991 году. И именно они составляли основную массу на митингах начала 1990-х. Среди моего окружения достаточно много людей, симпатизирующих Навальному. При этом лично в Навальном их ничего не привлекает — это чисто протестное голосование. Так что никакого заговора социологов не было.

2. В штабе Собянина была установка — не стоит вести очень активную избирательную кампанию. При этом ни в одном штабе я не видел неквалифицированных людей. Именно инерция, расчет — чем меньше придет, тем больше будет «наших» — и есть типичная политтехнологическая ошибка.

3. На митинге у Навального меня поразило, что там не было оппозиции как таковой — а только сторонники Навального. Затевается новый политический проект, который находится в стороне от Координационного совета оппозиции. Еще не ясно, какие у этого проекта цели.

4. Наблюдатели сработали классно. Серьезных нарушений не было, ну а без мелких никогда не обходится. Отменять из-за незначительных нарушений результаты выборов — все равно что отменять результаты футбольного матча из-за лишних свистков судьи. Кое-кто придирался, что было много избирателей, которым приносили урны на дом. Но в чем нарушение? В том, что пожилые люди не могут самостоятельно прийти на участок? В том, что они выбирают Собянина или коммунистов?

5. Москвичи хотят видеть мэра таким же искушенным и умелым администратором, как Собянин, но при этом таким же энергичным, как Навальный. Это мнение высказывают 85% избирателей.

Единый день голосования. Хроника событий


Партнеры