Московский мусор — денежный мешок

Столица уже сожгла 5 миллиардов долларов

27.11.2013 в 17:30, просмотров: 2964

Вопрос «Сжечь или захоронить?» не из криминальной драмы, а из природоохранной. И ответ на него: «Перерабатывать». Однако мы продолжаем жечь и хоронить мусор. Хотя и много сокрушаемся по этому поводу. Так, недавно состоялась научно-практическая конференция по экологическим проблемам Московского региона. Чиновники, ученые и эксперты-экологи получили возможность услышать друг друга. На некоторых заседаниях кипели такие страсти, какие не снились даже политическим дебатам. И самой животрепещущей стала тема сбора и переработки отходов.

Московский мусор — денежный мешок
фото: Геннадий Черкасов

«За двадцать лет мы сожгли пять миллиардов долларов» — уже одной этой фразы хватило бы для сенсации. Однако ее не случилось. Цифры никого, кажется, не шокировали. Потому не сжечь такие деньжищи мы не могли. Они обозначают ту упущенную выгоду, которую мог получить столичный регион, если бы научился перерабатывать отходы.

Научно-практическая конференция, состоявшаяся в ноябре, совсем не напрасное мероприятие. Скопившиеся проблемы давно не озвучивали вслух, да еще на высоком уровне. Все как-то уже привыкли не замечать то сумасшедшее количество отходов, которое производит большой город. Одних только целлофановых пакетиков в магазинах раздаются миллионы, миллионы и еще раз миллионы. А не замечать это мы привыкли, потому что весь мусор отвозят с глаз долой, из сердца вон — в Московскую область. Однако теперь область как-то негромко, но уверенно указала: «Москва производит мусор — вот пусть она его и утилизирует». И как решать проблему? Построить несколько мусоросжигательных заводов в черте города, а заодно проверить силу гнева народного? Кто же позволит у себя под носом сваливать, а потом еще и сжигать мусор? Впрочем, это далеко не единственная беда. Столичный Департамент природопользования и охраны окружающей среды на проблемы глаза не закрывает и честно их признает.

«Большинство природоохранных мероприятий в Москве по сравнению с другими столицами реализуются с отставанием, — говорит глава Департамента природопользования Антон Кульбачевский. — Это связано с упадком экономики в конце 90-х годов прошлого века и, как следствие, более низким технологическим уровнем промышленности и недостаточно экологически ориентированным законодательством. Наши проблемы, доставшиеся по наследству, — это отставание транспортной сети при интенсивном развитии автопарка и объемов жилищного строительства, устаревшее и долгие годы не модернизировавшееся производство в черте города, отсутствие раздельного сбора отходов и недостаточное количество мощностей для переработки вторсырья. А с приобретением новых территорий Москва приобрела груз новых нерешенных проблем. Там необходимо жестко соблюдать баланс между созданием комфортных условий и сохранением природоохранных территорий».

Первая и самая очевидная экологическая проблема столицы сегодня — это загрязнение атмосферного воздуха от автотранспорта. Инфраструктура города не была готова к автомобильному буму ни в 1990-х, когда он наступил, не готова и сейчас. В Москве появляются новые дороги и развязки, но воздух от этого не становится чище. Некоторое время назад Мосприрода стала активно продвигать новый вид транспорта — электромобили. Глава департамента и сам поменял обычный автомобиль на его электроверсию. Однако личным примером никого не заразить. Электромобили завоюют популярность среди москвичей, только если станут доступными и удобными. Кульбачевский призвал создавать сеть заправок электромобилей и привел в пример опыт Америки, Парижа, Лондона, где можно зарядить электромобиль, как мобильный телефон, от розетки за пятьдесят минут.

фото: Александр Корнющенко

«А давайте начнем с того, что уберем персональные машины. Если правительство города всерьез заявляет о необходимости пересесть на общественный транспорт, пусть сделает это первым, — предложил глава Всемирного фонда дикой природы России Игорь Честин и сорвал первые аплодисменты. — Мэр сам должен ездить на общественном транспорте. Это будет пример для всех нас, это создаст новую моду. Ведь решение транспортной проблемы — это не только выделенные полосы и платная парковка. Есть два пути решения транспортной перегрузки: западный и восточный. Если мы посмотрим на Гонконг, Шанхай, где были страшные пробки, то увидим, что города стали многоуровневыми. Вопрос в том, хотели бы москвичи в таком городе жить? Думаю, что нет. Есть европейский путь — сознательное ограничение транспорта. Мэры Лондона и Нью-Йорка, где проблему пробок удалось решить, отказались от личных автомашин и пересели на общественный транспорт».

Второй раз аплодисменты грянули после слов директора по программам «Гринпис Россия» Ивана Блокова. Он озвучил еще одну острейшую экологическую проблему столицы.

«Надо заставить юридические лица собирать мусор раздельно. Как заставить? Не заключать с ними госконтракты, — предложил Блоков. — Есть пробелы в законодательстве. К примеру, батарейки сейчас по закону не являются отходами. У нас в офисе «Гринпис» скопилось уже больше трех тонн батареек. Их к нам и приносят люди, не знающие, куда их деть. Можно закон дополнить и создать предприятия по их утилизации. В Финляндии есть такие предприятия. Строительство стоит два миллиона евро, что недорого, а площадь завода занимает всего 500–1000 квадратных метров».

Цифры, которые привел в своем выступлении Александр Чумаков, вице-президент Российского Зеленого Креста, ошеломили. Из одной тонны отходов, по его словам, мы могли бы получать доход порядка 80 долларов. Наиболее перспективным с точки зрения дохода от переработки является макулатура и пластик. За двадцать лет было захоронено порядка 60 миллионов тонн отходов, или, если перевести в деньги, порядка 5 миллиардов долларов. Еще больше было сожжено. Соответственно, еще больше денег потеряно.

«Наша цивилизация ничего, кроме мусора, не производит, — категорично заявляет Чумаков. — На Московский регион приходится порядка 7–8 миллионов тонн отходов ежегодно. Что есть отходы? Я специально задавал этот вопрос людям на улице. И они отвечали про бытовой мусор. Мы должны четко понимать, что отходы — это все вчерашние товары. Самый лучший способ обращения с отходами такой: мы использовали стакан и передали его дальше — тому, кому он понадобится. Этот способ хорошо сейчас развивается в Интернете. По затратам, конечно, выгоднее всего свалка: нашли овраг — и сваливают туда мусор. Заполнился овраг — ищут новый. Но перевозя мусор на полигоны, граждане и организации, по сути, закапывают деньги».

Чуть более года назад Роспотребнадзор опубликовал доклад, в котором признал утилизацию мусора на мусоросжигательных заводах наилучшей доступной технологией для применения в РФ, а опыт раздельного сбора отходов в городах России объявил негативным. Было еще добавлено: поскольку мусоросжигательные заводы также производят электроэнергию, они не только сжигают мусор, но и решают проблему энергоэффективности. Такие выводы экологи называют откатом в прошлый век.

«Гринпис России» последовательно выступает против строительства мусоросжигательных заводов. Экологи объясняют: сжигание мусора требует использования нефти и древесины. А эти ресурсы не бесконечны. К тому же при сжигании выделяются токсичные вещества, высвобождается огромное количество химических веществ, содержащихся в отходах: в батарейках и лампах, красках и лаках, электронике и стройматериалах. Все эти опасные вещества можно задержать только с помощью дорогостоящего оборудования.

Кроме того, по подсчетам экспертов «Гринпис России», вместо тонны бытового мусора при сжигании получается 360 килограммов высокотоксичного мусора, который надо везти не просто на полигон, а в некие охраняемые места, куда не проникнут дети, террористы или животные. Создавать такие места — тоже дорого. Так где же экономическая выгода? Или на этом пункте тоже будут экономить?

Что делать с отходами — действительно острый вопрос для столицы. Сжигать или захоранивать — долгий спор. И ответ на него — все-таки перерабатывать. Опыт раздельного сбора мусора в разных городах России действительно не увенчался успехом. Но причина не в самой идее, а в ее воплощении. Основная причина отказа от сортировки отходов — слишком дорогая технология извлечения вторсырья из общего потока отходов.

В Москве, к слову, сейчас проводится эксперимент по раздельному сбору мусора. Пока задействованы только два округа — Центральный и Юго-Западный. До конца года планируется открыть более 500 передвижных и стационарных пунктов для раздельного сбора. Передвижные пункты предназначены для опасных отходов. Это будут автомобили, которые периодически приезжают во двор, собирают ртутные лампы, медикаменты и батарейки. Кроме того, в каждом районе Москвы откроют пункты приема вторсырья. В них можно будет сдавать использованные батарейки, стеклянные банки, изделия из пластмассы и бумагу. Разделить-то, положим, разделим. Это лишь вопрос привычки. Но чтобы процесс пошел по-настоящему — необходимы заводы, которые будут перерабатывать раздельный мусор. А тут уже нужна воля чиновников.

Антон Кульбачевский настроен оптимистично: «Заготовки вторсырья — хорошая ниша для малого бизнеса. Город стимулирует эту деятельность за счет льготного кредитования и субсидий. За три года отрасль переработки вторсырья возобновляется. Скоро мы сможем говорить о сформировавшемся рынке».

Итогом конференции должна стать Стратегия экологического развития Москвы до 2025 года. Документ примут в начале следующего года. Основные моменты известны уже сейчас: компенсационное озеленение при строительстве (вместо одного погубленного высаживаются два новых дерева) и нормы, касающиеся раздельного сбора мусора. Важно, чтобы стратегия не осталась только на бумаге. К слову, макулатура — одна из основных составляющих столичного мусора.



Партнеры