Упрямство воспитывает характер

Одинцово, вероятно, наиболее спортивный город Подмосковья, а Одинцовский район — один из самых спортивных подмосковных регионов

31 июля 2013 в 14:18, просмотров: 1575

Скептики могут не сомневаться: одинцовский спорт — это серьезно. Столица района может похвастаться знаменитым волейбольным центром «Искра», ледовым комплексом, детским центром хоккея и фигурного катания, спортивным комплексом Одинцовского гуманитарного института. Все они построены по высочайшим международным стандартам.

Упрямство воспитывает характер

Одинцовских спортсменов знает весь мир: это многократная олимпийская чемпионка Лариса Лазутина, олимпийский чемпион Виктор Куренцов, олимпийский чемпион Михаил Девятьяров. В Одинцове проживают знаменитые фигуристы Оксана Домнина и Максим Шабалин, что неудивительно, учитывая качественную «ледовую» инфраструктуру города. Одинцовские волейбольные клубы — мужской «Искра» и женский «Заречье—Одинцово» — неоднократно выигрывали чемпионаты СССР и России. В составе «Заречья» есть и чемпионка мира — Елена Константинова.

Знаменитый саблист Виктор Александрович Сидяк в этом ряду в числе первых. В свое время признанный лучшим фехтовальщиком мира, он автор уникального рекорда — четырех выигранных подряд Олимпиад: одной в личном и трех в командном зачете. Во всем мире — и во всех видах спорта — насчитывается всего 6 спортсменов, которые могут похвастаться таким достижением. Включая самого Виктора Александровича.

Виктор Сидяк родился в городе Анжеро-Судженск Кемеровской области. Через несколько лет семья переехала в Донецк. Мальчишкой Виктор занялся фехтованием, вдохновляясь героями Александра Дюма. Для того чтобы выступать за клуб СКА, он прошел службу в армии. Армейская школа закалила характер — «через это должен пройти каждый мужчина», научила преодолевать трудности и добиваться победы несмотря ни на что. Когда на летней Олимпиаде 1972 года в Мюнхене сабля соперника пробила Виктору шлем и повредила глаз, он вышел на дорожку уже на следующий день — с повязкой на глазу.

Ему пришлось дать расписку врачам в том, что они не несут личной ответственности за его здоровье. Случилось это уже после того, как Виктор выиграл «золото» в личном первенстве. До него это не удавалось ни одному советскому саблисту: олимпийское «золото» у них уже было, но лишь в командном первенстве. А тогда в Мюнхене советские фехтовальщики в командном зачете получили «серебро», хотя рассчитывали на «золото»: уровень наших спортсменов был настолько высоким, что второе место рассматривалось как поражение. Но даже командное «серебро», наверное, не омрачило радости личного подвига Сидяка.

Золото Олимпиады 1972 года.

Завершив спортивную карьеру, Виктор Сидяк занялся подготовкой молодых спортсменов. Он получал предложения из-за границы, работал в Беларуси и Италии. В Италии Сидяк подготовил 12 национальных чемпионов, и ему предлагали остаться в стране, а когда он все же уехал — вернуться. Однако он предпочел остаться в России, переехал в Одинцово и стал продвигать спорт в Подмосковье. Это оказалось непросто: несмотря на развитую спортивную инфраструктуру Одинцовского района, финансирования не хватало, полагаться приходилось не столько на помощь государства, сколько на редких спонсоров, олимпийские чемпионы, которых в районе несколько десятков, уходили в бизнес либо просто не проявляли инициативы в работе с молодым поколением, ожидая каких-то подвижек «сверху». Аренда спортивных помещений стоила, да и сейчас стоит неоправданных денег, а вопрос о том, кто будет оплачивать работу тренеров, всегда был одним из самых непростых, впрочем, как и все денежные вопросы.

Вспоминая свой опыт работы в Италии, Сидяк рассказывает: «Заходишь в спортивный магазин, показываешь документ, что ты тренер спортивного клуба, и тебе сейчас же дают огромную скидку на оборудование. Скидки имеются даже на использование автомобилей для спортсменов! А у нас все дорого: тренировки, аренда, оборудование. Даже на международные чемпионаты начинающие российские спортсмены могут ездить только за свой счет».

Виктор Куренцов и Виктор Сидяк создали благотворительный фонд, оказывающий посильную помощь в развитии спорта в Одинцовском районе. Олимпийский чемпион Куренцов считает, что дворцы спорта — это очень хорошо, но одних дворцов мало. Позволить себе тренировки в первоклассном спортивном центре может не каждый. Поэтому нужны спортивные площадки во всех дворах, чтобы дети и молодежь могли заниматься бесплатно и в любое время. На средства фонда и с помощью администрации Одинцовского района такие площадки создаются. «Нам нужен молодой резерв, — говорит Куренцов. — Вот сейчас мы выиграли больше всех медалей на казанской Универсиаде, но лишь потому, что выставили действующих олимпийских чемпионов. А нам нужно создавать резерв, иначе на будущих Олимпиадах мы будем проигрывать. Молодежь сейчас физически слабая, мало занимается спортом». «Нужно менять ситуацию, привлекать больше молодежи, — вторит ему Сидяк. — Логика простая: чем больше у нас будет спортсменов, тем больше среди них будет олимпийских чемпионов». Фонд не забывает и о старшем поколении, устраивает спортивные мероприятия для инвалидов и пенсионеров.

— Виктор Александрович, почему именно сабля?

— Ну, вы знаете, что такое мальчишки. Мы занимались спортом так: кто-то пошел на бокс — и все на бокс. Кто-то на вело — и все на вело. А я на фехтование. Мы делали самодельные сабли и сражались. Поединок — он ведь всегда мальчишек манит. И так постепенно я остался в этом виде спорта. Большую роль, конечно, сыграл мой первый тренер Геннадий Иванович Галиакбаров. Он был фанатиком фехтования. Впоследствии я тренировал его внучку здесь, в Одинцове. Она, кстати, уже стала чемпионкой мира. Галиакбаров настоял, чтобы я начал серьезно заниматься. Я переехал в Москву, затем во Львов, где познакомился с очень сильными бойцами: Череповским, Перженцевым, Батызи. В армии я попал в спортивный батальон, они тогда только начинали формироваться, в котором было больше 20 чемпионов мира! Я благодарен армии: там я вырос как спортсмен. Будучи в армии, стал олимпийским чемпионом.

— Было ли какое-то давление со стороны партии — обязательно завоевать медаль? Или все наши победы — это исключительно воля самих спортсменов?

— Вы понимаете, все было организовано таким образом, что мы о таком давлении просто не думали. И о премиях не думали. В СССР тогда была такая ситуация, что на первенстве страны выиграть было тяжелее, чем на международных соревнованиях. Такая сильная была конкуренция. Тогда был такой критерий: если ты попадал в команду, то уже, скорее всего, должен был стать призером или даже чемпионом мира. Естественно, что такая ситуация была в большинстве видов спорта, а не только в фехтовании. И давление сильно не ощущалось. Были, конечно, планы: сколько наград нужно или возможно получить. Это нормально, такое планирование есть во многих странах. Я работал в Италии, и там точно так же ставятся спортивные задачи: сколько медалей завоевать. Ведь если не ставить таких задач, то ничего и не выиграешь. Спортсмену надо ставить самую высокую планку, только тогда будет результат.

— А есть ли какой-нибудь интересный факт из вашей биографии, о котором нет информации в Интернете? Что-нибудь эксклюзивное для нашего проекта.

— Ну вот, например, в молодости помимо фехтования я занимался мотоспортом. Я до сих пор очень благодарен за это своему наставнику. Я пришел к нему в секцию, он спрашивает: сколько тебе лет? Я говорю: шестнадцать. А в секцию принимали только с 16 лет. Он говорит: вижу, что врешь, но я тебя возьму. Подвел меня к куче металлолома, это оказались запчасти от мотоциклов, достал оттуда мотоциклетную раму и говорит: вот тебе рама, собирай мотоцикл «К-125». И я месяц или полтора собирал этот мотоцикл, чертежи читал, искал болты и гайки, ребята помогали мне что-то найти. И я его собрал и поехал. Представляете это ощущение: ехать на машине, которую ты сам собрал? Этот успех мне очень помог: я потом мог что угодно собрать и разобрать. Это ведь тоже воспитывает характер, такое хорошее упрямство. А у нас в свое время забросили, перестали поддерживать все эти ФЗУ, ПТУ. А если человек не поступил в институт — куда ему идти? Эти заведения надо возрождать. Люди там получают очень ценные навыки. А раньше в них учились многие известные люди. Возьмите даже Гагарина — он ведь тоже был пэтэушником (Гагарин учился в Люберецком ремесленном училище, по сути, ПТУ, затем в ШРМ, школе рабочей молодежи. — Авт.).

— В нашей стране был переходный период после перестройки, когда ничего не производилось, промышленность была в кризисе, все бросились зарабатывать деньги из ничего. А ведь технические училища как раз нужны для того, чтобы было высокотехнологичное промышленное производство, на котором работают квалифицированные специалисты.

— Совершенно верно. И точно так же надо возрождать спортивные соревнования — между дворами, между городами. В советское время были состязания, например, между Москвой и Ленинградом по многим видам спорта. По моему мнению, эту традицию тоже нужно возрождать.

— А как вы оцениваете наши перспективы на зимней Олимпиаде в Сочи? Наш результат на Универсиаде в Казани — это показатель или нет?

— Вы знаете, конечно, очень здорово, что наши завоевали столько наград. Но наша сборная приехала в очень сильном составе — там порядка 15 олимпийских чемпионов, если не ошибаюсь. Что касается зимней Олимпиады, насколько я знаю, есть какие-то проблемы, в частности, в биатлоне не самая лучшая обстановка… Поживем — увидим. Будем, конечно, болеть за наших! Олимпиада пройдет в России, это к чему-то обязывает, у спортсменов должна быть дополнительная мотивация. Затрачены огромные средства — все олимпийские сооружения были построены в Сочи с нуля. Я думаю, что в таком городе они должны быть востребованы в будущем — не только «зимниками», но и «летниками». Спортсмены будут выезжать на сборы — там прекрасная современная инфраструктура. Сейчас уже можно готовиться. Поэтому наши должны выступить достойно. Обязаны выступить достойно!



Партнеры