Станет ли Подмосковье «рыбной Меккой»?

Эх, хвост-чешуя...

10.09.2014 в 18:23, просмотров: 2228

В Подмосковье — грандиозные планы по развитию товарного рыбоводства. Как и положено, с привлечением инвесторов в отрасль и с разработкой долгосрочной программы по поддержке производителя. В интервью СМИ областные чиновники заявляют, что намереваются занять лидирующие позиции в рыбной отрасли и обеспечить рыбой не только Подмосковье, но и всю столицу, полностью (!) удовлетворив потребительский спрос. А что думает сам производитель на этот счет и почему он ходит мрачнее тучи? И о каких наживках все-таки надо задуматься тем, кто мечтает заполучить большую рыбу на крючок? Об этом «МК» расспросил чиновников и предпринимателей.

Станет ли Подмосковье «рыбной Меккой»?
фото: Геннадий Черкасов

Пруды зарастают

Рыбхозы и рыбокомбинаты стали появляться в Московской области с 1934 года, когда в СССР, собственно, и было положено начало товарному рыбоводству. За несколько десятилетий возникло 10 предприятий, включая рыбокомбинаты «Нара» (811 га прудов), «Клинский» (1238 га), «Егорьевский» (1785 га), «Лотошинский» (1520 га), а также около 1000 прудов общего пользования площадью не более 6 гектаров. В 1980 году был построен рыбопитомник «Серебряно-Прудский».

К 1990 году предприятия и организации области производили и реализовывали в среднем ежегодно около 9 тысяч тонн рыбы. В основном это был карп. Незначительная доля приходилась на растительноядных — толстолобика и белого амура.

Увы, те показатели с наступлением новых времен надолго не задержались — за годы реформ производство товарной рыбы сократилось в три раза. Так, в 2009 году было поставлено на рынок всего 2930 тонн карпа и около 100 тонн форели. И лишь в 2010 году наметился рост производства. В 2012 году в регионе произвели 3743 тонны, в 2013-м — около 3640 тонн.

— На фоне этой скромной — по сравнению с советской — статистики имеет ли Подмосковье ресурсы для того, чтобы развить рыбоводный бизнес, заинтересовать им инвесторов? — интересуемся мы у председателя ассоциации «Росрыбхоз» Василия Глущенко.

— Область до сих пор располагает хорошим потенциалом, и есть все возможности для этого, правда, при экономической и административной поддержке предпринимателей. Более того, фактически все предприятия, оставшиеся с советских времен, функционируют. Сейчас у нас задействовано 7350 га специализированных рыбоводных прудов, и только 1050 га выпали из оборота, заросли кустарником. Но при желании их также можно вернуть в эксплуатацию. А вот производство сократилось из-за того, что поддержки отрасль в начале реформ никакой не получала, рыбу попросту не на что было кормить. Оставалась только естественная кормовая база прудов. А она небольшая и прокормить много особей не может. Поголовье катастрофически сократилось.

фото: Артем Макеев

— Как сейчас выглядит Московская область на фоне других регионов?

— В Карелии производится 15 тысяч тонн форели в год, в Ростовской области — порядка 16 тысяч тонн (в основном карп и толстолобики, а также белые амуры). Белгородская область дает ежегодно 8,5 тысячи тонн карпа. В Удмуртии есть предприятие, которому удается брать 26 центнеров рыбы с гектара. А в Подмосковье этот показатель составляет в среднем 6–7 центнеров с гектара.

— Как вам кажется, на какие цифры можно было бы замахнуться при грамотной политике в этой сфере?

— Подмосковье вполне могло бы выйти через несколько лет на уровень в 11 тысяч тонн карпа в год. Карп — это все-таки основная специализация региона. И еще около тысячи тонн могло бы приходиться на деликатесы, если начать использовать обводненные карьеры, где вода холодней, чем в озере или реке. Форель очень любит такой микроклимат. Мне говорили, что есть также инвесторы, готовые разводить на территории региона осетровых, правда, не в открытых водоемах, а в цехах.

— По вашим оценкам, производство можно было бы увеличить до 11 тысяч тонн, а подмосковные власти, как недавно было озвучено, планируют к 2020 году вывести его на уровень до 4,5 тысячи тонн в год.

— Да? Для меня это удивительно. Думаю, есть все возможности для реализации и гораздо более амбициозных планов.

Сколько стоит «дар Божий»?

— Прежде чем планировать увеличение объема выращиваемой подмосковными прудхозами рыбы, надо решить целый комплекс проблем! — уверен другой наш собеседник, Василий Просенюк. Предприятие, на котором он трудится, — без малого полвека на рынке.

После распада Союза регион, по словам Василия Просенюка, практически прекратил потреблять прудовую рыбу. Основным рынком сбыта стала Москва, где приходится выдерживать жесткую конкуренцию с производителями из южных регионов, которые провоцируют снижение цен на рыбу, отодвигая местных товаропроизводителей. Вносят свою печальную для производителей лепту торговые сети, закупающие товар по демпинговой стоимости, при реализации делают почти 100%-ную накрутку на поставляемую рыбу. Сегодня себестоимость 1 килограмма карпа в области порядка 90 рублей, реализуется он в среднем по 120–150 рэ. А в торговых сетях этот же карп стоит уже 220–250 рублей.

С другой стороны, рыбоводов атакуют, аки хищные птицы, сотрудники разных ведомств.

— Министерство экологии Московской области, подмосковные Росприроднадзор, Ростехнадзор и другие органы настаивают на том, что надо заключать договоры и, как следствие, платить и за весенний забор, и за осенний сброс воды, — горько вздыхает Василий Иванович. — Но ведь в прудоводстве вода — это «дар Божий», так как пруды заполняются исключительно во время паводков — от таяния снега. Мы пока, несмотря на давление, отбиваемся, а вот нашим коллегам из других подмосковных хозяйств приходится платить. Но ведь это же миллионы рублей! Если нас все-таки принудят к заключению такого договора, то на нашем предприятии можно будет поставить крест. Также имеет место многократное повышение кадастровой стоимости земельных участков сельхозназначения, занятых рыболовными прудами. Вследствие этого земельный налог увеличивается катастрофически. Это тоже миллионы. Я не знаю, то ли это от бездарности политика такая проводится, то ли с умыслом?! Мы же и так еле выживаем. Еще один момент. У нас декларируется публично поддержка малого предпринимательства. На деле в 2014 году в рыбхозе Клинском проходят проверка за проверкой — Росприроднадзор по ЦФО, Ростехнадзор по ЦФО, МЧС и еще три надзорных органа. И это не считая проверок со стороны прокуратуры и муниципалитета.

фото: Александр Астафьев

Разорительным, с точки зрения Василия Просенюка, стало требование оформлять ветсвидетельства на каждую мелкую партию рыбы — до 50 килограммов. Это увеличивает себестоимость товара.

— У нас из ежегодно реализуемых в торговые сети 700–900 тонн карпа на мелкие партии приходится около 600 тонн, — объясняет Василий Иванович. Мы посчитали и вышло, что ежегодно затраты на оформление ветсвидетельств составляют от 700 тысяч до 1 миллиона рублей. На эти деньги можно было бы приобрести почти 300 тонн негашеной извести, 35 тонн топлива или 105 тонн комбикормов.

Одна из насущных задач, коли уж мы хотим рыбу выращивать, — это восстановление прудового фонда. Но для этого нужна техника, а также те, кто будет на ней работать и ее чинить: бульдозеристы, крановщики, механики и проч. Также возникает большая потребность в квалифицированных специалистах по аквакультуре.

— Раньше к нам приходили выпускники Тимирязевской академии, сейчас — практически нет. А ведь именно они должны отслеживать всю технологию, заниматься инкубацией, выращиванием мальков. Рыбоводство — одна из сложнейших отраслей сельского хозяйства. А в Тимирязевке взяли и слили кафедры рыбоводства и пчеловодства... Тоже не от хорошей, видимо, жизни, — заключает Василий Просенюк.

«Помогают палки в колеса вставлять...»

Еще более пессимистично на ситуацию смотрят владельцы небольших рыбоводных хозяйств. Один из них, фермер Василий Соловьев из Дмитровского района, много лет надеется на то, что его бизнес станет-таки рентабельным. Помимо картофельных и овощных полей у Василия Николаевича 12 построенных и введенных в эксплуатацию прудов с разнорыбьем (карп, карась, окунь, щука, линь, толстолобик, плотва) и один застывший между бытием и небытием — в связи с тем, что уже три года его не могут принять в эксплуатацию местные власти.

— Единственное, чем помогают, — так это тем, что вставляют палки в колеса, — признается фермер. — Земли под пруды мне выделили по принципу «на тебе, Боже, что нам негоже», а когда я конфетку из них сделал, слюнки-то и потекли. Пытаются найти что-то, вплоть до криминальной составляющей, чтобы осложнить мне существование.

Перспективы малых форм предпринимательства в сфере рыборазведения, по мнению Василия Соловьева, вещь крайне туманная:

— Вот сами смотрите. Я за свой 13-й пруд три года в Подмосковье бьюсь, а в Липецкой области ту же процедуру можно было бы пройти за месяц! Помимо бюрократии против фермера и его благих начинаний будут работать цены (на ГСМ, на корма, на мальков), налоги, а также стоимость рыбы на оптовом рынке. Так что все эти планы по развитию рыбоводческого хозяйства создаются на уровне слов. Реально ничего не делается. С точки зрения экономики процесса и тех бюрократических реалий, с которыми приходится сталкиваться, шанс выжить есть только у крупных предприятий, у которых база осталась с советских времен. Мелким производителям входить в эту сферу бессмысленно. Те меры, которые предпринимаются, — это капля в море по сравнению с тем, что нужно.

— А что нужно?

— Адекватная адресная поддержка на федеральном и региональном уровнях вместо того, что есть сейчас. И еще необходим — уже со стороны самих хозяйственников — большой энтузиазм, потому как отдача от бизнеса будет очень долгой. Я почти 10 лет вкладывал в пруды и ждал, пока хоть какая-то прибыль появится. И то я держусь лишь за счет того, что закрепился в нише платной рыбалки.

Ловцы слов

Впрочем, на данный момент вход в отрасль заказан даже энтузиастам. Связано это с тем, что с 1 января 2014 года отношения в данной сфере регулирует новый федеральный закон — «Об аквакультуре». В частности, именно он должен регулировать порядок выделения рыбоводческих участков и регламент конкурса. Закон-то у нас приняли, а вот с нормативно-правовыми актами, без которых он — лишь многообещающее громадье букв на белой бумаге, Минсельхоз РФ до сих пор не разобрался. Медлительность ведомства бьет по рукам не только потенциальных подмосковных инвесторов (которые и без того вряд ли станут выстраиваться в очередь), но и предпринимателей из многих других регионов, где разведение рыбы дает неплохой финансовый улов.

Впрочем, рано или поздно ФЗ «Об аквакультуре» заработает, но совершить сколько-нибудь значимый прорыв в рыбоводческой сфере у Московской области вряд ли получится даже в силу уже одного ее расположения.

— Наша климатическая зона не совсем благоприятствует подобным планам. Краснодарская рыба всегда будет намного дешевле, чем подмосковная, — объясняет заместитель руководителя Московско-Окского территориального управления Виктор Воронов. — Поэтому предприниматель и не идет сюда. Самая оптимальная ниша для Подмосковья — это любительская и спортивная рыбалка. Хозяйств, ориентированных на нее, сегодня в области насчитывается около 40.

Возможно, было бы и больше, однако уже три года как в России президентом наложен мораторий на оформление платных участков вплоть до появления закона о любительском и спортивном рыболовстве. Ждали его еще в 2011–2012 годах, но процесс вынашивания его парламентариями затянулся. И насколько — ни один эксперт предсказать не возьмется.

Еще — неофициально, естественно, — наши собеседники говорили о ничтожности тех сумм, которые регион выделяет на поддержку рыбоводной сферы. В 2013 году после долгого перерыва в отрасль были влиты 13 миллионов из казны Московской области. В этом сумма увеличилась до 17 миллионов, но и 20 миллионов в год, по оценкам экспертов, явно не хватит для того, чтобы в 2020-м превысить уровень в четыре тысячи тонн. Без адекватного финансового вспомоществования в условиях постоянного роста цен на энергоносители, горюче-смазочные материалы, корма, лечебные препараты, удобрения, посадочный материал; без дальнейшего развития системы льготного кредитования и субсидирования (и не только на областном, но и на федеральном уровне); без инфраструктурной цепочки, наконец, включающей в себя объекты по хранению и переработке рыбы; без грамотной логистики, позволяющей быстро доставлять скоропортящуюся пищевую продукцию до потребителя, локальное рыбоводное хозяйство Подмосковья в лучшем случае будет просто сводить концы с концами. И пока в тех сетях, которые закинули областные власти на перспективу, куда больше красивых слов, чем реальных возможностей поймать когда-нибудь «большую рыбу».

СПРАВКА "МК"

На территории Московской области товарным рыбоводством занимаются 13 рыбоводных организаций, в том числе 2 племенных завода, 1 племенной репродуктор по разведению карпа парской породы.

Объем производства товарной рыбы в 2013 году составил 3,6 тыс. тонн, из них ценных пород рыбы — 202 тонны (137 тонн — форель, 65 тонн — осетр).

За 5 лет производство товарной рыбы увеличилось на 1,049 тысячи тонн, или на 40%.

Объем производства товарной рыбы за первое полугодие 2014 года составил 1250 тонн.