С Подмосковья сняли ВРИО

Теперь область и муниципалитеты станут работать как единая команда

12 сентября 2013 в 19:45, просмотров: 3280

В прошедшее воскресенье в Подмосковье закончилась самая масштабная избирательная кампания за последние несколько лет. Впервые после десятилетнего перерыва Московская область выбирала главу региона, кроме этого параллельно шли еще около 200 выборов в органы местного самоуправления. И хотя в целом выборный процесс проходил, как говорится, в рамках законности, отдельные нарушения и происшествия имели место. Подробный разбор «полетов» по прошедшим событиям «МК» дал руководитель Главного управления внутренней политики и взаимодействия с органами местного самоуправления Андрей ИЛЬНИЦКИЙ.

С Подмосковья сняли ВРИО

— На выборах губернатора Подмосковья присутствовало более 11 тысяч наблюдателей и еще около 1000 представителей СМИ. Контроль был тотальный — не подкопаешься. И в легитимности выборов никто из экспертов не сомневается. Однако результаты, с которыми победил Андрей Воробьев, все равно ошеломляют. По последним подсчетам, за него проголосовало 78,94 процента избирателей.

— Вы правы в том, что в России сложилась такая политическая практика, если результат голосования за кандидата равен 75—80%, это заведомо подается оппозицией и определенными СМИ как подтасовка, фальсификация. Но у нас есть не только свидетельства наблюдателей, не забывайте, что есть еще социологические исследования ВЦИОМа, ФОМа, есть, в конце концов, результаты экзитполов. Мы их в отличие от Геннадия Гудкова во время хода голосования не публиковали, но сейчас-то их спокойно можно обнародовать. Вот смотрите: цифры по экзитполам. На 10 часов — у Воробьева 80% голосов, на 12 часов — опять 80%, на 16 — 77%, на 18 — тот же процент. И так берем любое время, когда проводились опросы, — у Воробьева стабильно получалось от 75 до 80 процентов, и это почти полностью совпадает с результатами голосования, цифр — и там и там идут один в один.

— А чем вы можете объяснить такой высокий процент доверия к нему людей? Андрей Воробьев — еще довольно молодой политик, а меньше года назад он вообще был неизвестен в Подмосковье.

— Люди верят тем политикам, которые не только говорят о злободневных проблемах, но и пытаются их решить. Согласитесь, что такой программы, как у Воробьева, не было ни у кого из его оппонентов. Жители регулярно видели действующего главу области в муниципальных районах. Они на себе почувствовали, что в их жизни начали происходить перемены к лучшему: сократились очереди в детские сады, стали открываться новые школы и поликлиники, сдаются новостройки, люди переезжают из бараков в долгожданные квартиры, количество дольщиков неуклонно сокращается. Какая еще нужна агитация? Дела говорят сами за себя. А это ведь только начало.

— После выборов появились сообщения, что кто-то не признает итогов голосования.

— Ни у кого нет причин сомневаться в легитимности итогов губернаторских выборов. То, что выборы на пост губернатора области прошли в обстановке максимальной открытости, прозрачности, честности, признано единодушно всеми наблюдателями, в том числе и такими уважаемыми людьми, как Леонид Михайлович Рошаль, который 8 сентября посетил 12 избирательных участков в Подмосковье, то же самое можно сказать об Алексее Архиповиче Леонове, он объехал 22 участка, и других. Самый верный рецепт победы — иметь четкую программу и находиться в контакте с жителями.

А конкуренция была острой. Лишь один пример: в Лотошине на губернаторских выборах Андрей Воробьев, выдвинутый партией «Единая Россия», набрал почти 79%, в то время как выдвигавшийся от этой же партии глава проиграл кандидату от КПРФ. И это не единичный случай.

— Но ведь какие-то избирательные технологии вы все равно использовали или все пустили на самотек?

— Никакого самотека, ничего случайного. Все решения принимались на основе предварительного анализа. Работа велась командно и системно. У нас была своя повестка, и мы четко ей следовали. Другие только кричали о том, что в Подмосковье гибнут леса, что надо бороться с коррупцией, а мы этим всем занимались и ежедневно решали насущные вопросы. Посмотрите, сколько глав на проблемных территориях лишились своих мест, какая интенсивная работа ведется по очистке, оздоровлению леса — и так далее по каждому вопросу. Придя в Московскую область, Андрей Воробьев сразу работал как политик, который пришел всерьез и надолго. Вот увидите, он будет с такой же интенсивностью ездить в районы. У него остались те же приоритеты, что и до выборов.

— А чем вы можете объяснить такую невысокую явку, даже до прогнозируемых 40% недотянули?

— В мировой практике явка избирателей даже в 25—30 процентов — уже норма. Поэтому средняя явка по Московской области в 38,6 процента — совсем не плохо. Хотя есть территории, как, например, Люберцы, Лыткарино, где явка перевалила за 60%, а в Мытищах, напротив, пришло около 25% избирателей. Но процент явки избирателей на результат голосования не влияет, какую бы мы выборку, начиная с 15%, не взяли, количество проголосовавших за Андрея Воробьева будет примерно одинаковым. Социологию не обманешь, это наука. А социологические исследования показывали именно эти цифры.

— Многие сейчас противопоставляют чистоту и соблюдение законности на губернаторских выборах местным. Вы согласны, что на уровне муниципалитетов было много нарушений?

— Нарушения были, но не много. Местные выборы показали, как высока сейчас в нашем политическом поле конкуренция. И, по-моему, это совсем не плохо. И в Зарайске, Лотошине, Талдоме выиграли коммунисты. А в сельском поселении Менделеевское Солнечногорского района победил представитель партии «Умная Россия» — видите, и такая есть.

— Андрей Воробьев наконец избавился от приставки врио, как теперь будут складываться отношения с местными элитами?

— Главы — это наша команда, и политически мы с ними на одной волне. Может, кто-нибудь из них и пытался играть свою партию мимо нот дирижера, но после 8 сентября, думаю, этот оркестр станет играть более слаженно.

— Однако многие эксперты отмечают, что главы муниципальных районов — и это проблема не только Московской области — нередко ведут себя как феодальные князья. Много нареканий по этому поводу в адрес Федерального закона «О местном самоуправлении». Чем конкретно для Подмосковья оборачиваются эти законодательные несовершенства?

— На территории Московской области существует пять разных моделей местного самоуправления. Например, есть территории, где глава избирается из членов местного совета, в других главу выбирают напрямую жители. В результате на некоторых территориях конфигурация власти, используя эти разнообразные трактовки 131-го закона, выстраивалась под конкретных людей или группы влияния.

— Это единственная проблема?

— Нет, есть еще и другие — например, дублирование административно-хозяйственных функций на уровне городской и районной власти, что снижает эффективность, плодит аппарат, дезориентирует население в поисках ответственных и создает почву для злоупотреблений, в том числе и финансовых.

Мы прорабатываем вместе с главами вопрос. Возможно, где-то стоит объединять эти администрации, чтобы была четко персонифицированная ответственность. Губернатор объявил, что работа с территориями будет усиливаться.



Партнеры