В области вместо 780 ЛОР-врачей работает всего 287

Кто утрет нос Подмосковью?

28 марта 2014 в 18:03, просмотров: 5603

Пожалуй, к этому врачу пациенты ходят как ни к кому часто. Недуги с ухом, горлом или носом случались у каждого человека хоть раз в жизни.

Каковы последние достижения в сфере лечения ЛОР-заболеваний? Что за «трофеи» достают из пациентов и как обстоит дело с отоларингологами в Московской области?

Обо всем этом — наш разговор с руководителем ЛОР-клиники Московского областного научно-исследовательского клинического института им. М.Ф. Владимирского, заслуженным врачом РФ, д.м.н., профессором Виктором ЕГОРОВЫМ:

В области вместо 780 ЛОР-врачей работает всего 287
фото: Наталия Губернаторова

— Виктор Иванович, верно, что сейчас сопливых пациентов стало как нельзя много?

— Да, к сожалению, тенденция идет к увеличению.

— Что же делать?

— Важна профилактика. Как правило, мы лечим не причину, а уже следствие. Надо не запускать болезнь, не заниматься самолечением. Обязательно консультироваться с врачами. Пренебрегать даже незначительными простудами, насморками, болью в горле нельзя — ЛОР-органы находятся в полости черепа и близки к головному мозгу. Могут случиться неприятные осложнения.

— Какие, например?

— В частности, внутричерепные: менингиты, абсцессы головного мозга. Они могут привести даже к смерти, если человека вовремя не госпитализировать в стационар. В нашем отделении контингент больных очень тяжелый. Встречаются редкие клинические случаи, которые я за 35 лет работы в отоларингологии наблюдал единицы.

— Можете их назвать?

— Да, конечно. Пациент, страдающий поражением грибком костей черепа (по-медицински это заболевание называется мукоромикоз). Мы успешно прооперировали, спасли ему жизнь.

— Коснемся инородных тел — «сокровища» часто извлекаете?

— Отработаны технологии по извлечению инородных тел как из верхних дыхательных путей — гортани, так и из нижних — трахеи, бронхов. В неделю 2–3 случая как минимум.

— А наиболее запоминающиеся «трофеи»?

— Это иголка, которая прошла через все верхние дыхательные пути и попала в трахею, вклинилась в ее стенку. Как-то удаляли ложку из пищевода. Как ее можно было пропихнуть, сам не понимаю! Монеты, пуговицы, канцелярские принадлежности, зубные протезы извлекаем на ура. Но все-таки это далеко не основная наша сфера деятельности.

— С каким заболеванием, из сложных, чаще всего вам приходится встречаться?

— Наверное, это папилломотоз гортани. В ЛОР-отделении МОНИКИ — самый большой опыт в России по борьбе с этой хворью. Тяжелая она! Папилломы нарастают, человеку становится тяжело дышать. Они вызываются вирусами. Беда в чем — удаление ведет к временному улучшению, а вскоре они вырастают снова.

— Можно ли предотвратить хвори?

— Мы работаем над этим. В частности, наши сотрудники занимаются изучением физиологии носа. Хотим четко описать — как в норме этот орган должен функционировать и почему человек заболевает. Это важно для профилактики заболеваний.

— А ноу-хау в вашей области — есть они?

— Да. Это, говоря медицинским языком, так называемая баллонная дилатация. Когда, например, просвет гортани расширяется при помощи баллона с воздухом. Технологию применяем, в частности, при стенозе трахеи гортани, то есть при сужении дыхательных путей. А недавно методику стали использовать при лечении синуита — воспаления пазух носа. Еще из новейших методик — применение никелида титана в лечении заболеваний уха, стенозов трахеи и гортани. Так, из этого металла с памятью создаются протезы для операций на ухе. Представьте протез высотой 4 мм — это же ювелирная работа!

— Получается, можно не тревожиться за отоларингологию в Московской области?

— Не совсем так. ЛОР-специалистов в Московии недостаточно. В прошлом году был выпуск — семь человек клинических ординаторов-оториноларингологов. В Московию поехали работать всего два человека. Все трудятся в столичных клиниках, так как там зарплата практически в два раза выше. Здесь вина и глав районов — молодым врачам необходимо обеспечить нормальные соцусловия. В области должно быть 780 оториноларингологов. У нас же всего 287.

— Да, печально. А как обстоит дело с сурдологами?

— Их пять человек во всей Московской области. И как поднимать эту службу? На такую заработную плату никто не идет, это беда громадная.

— А где с лорами более-менее получше?

— В районах ближе к Москве — Балашиха, Подольск, Мытищи. В других районах оснащение недостаточное, в частности, нет эндоскопического оборудования. Не говоря уж о специалистах.

— Что-то планируете делать, может быть, выступить с инициативами?

— Я разговаривал с некоторыми медицинскими чиновниками, и есть надежда, что заработные платы оториноларингологов в скором времени сравняются с московскими. Из нововведений — хотим создать межокружные ЛОР-центры с современным оборудованием. Их будет 5, по нашей задумке. Также нами выработан алгоритм поступления больных в МОНИКИ. Сейчас к нам везут всех, и тяжелых, и нетяжелых. Однако тот же тонзиллит успешно излечивается в районных клиниках. Несложные операции вполне можно делать в районных ЛОР-отделениях и межокружных центрах. А специалисты МОНИКИ должны заниматься самыми сложными случаями.



Партнеры