Горе от ума

“Самый гениальный ребенок планеты” оказался в психушке

11 марта 2002 в 00:00, просмотров: 609
  Зовут его Джастин Чэпмен. Он был чуть ли не официально провозглашен “самым умным мальчиком планеты”. И не без веских на то оснований. Тест IQ на умственные способности показал рекордный результат в мире — 298! Это значительно больше, чем у самого Альберта Эйнштейна!
 
   
     Он без единой ошибки решил все математические задачи для приема в высшее учебное заведение. А было ему тогда всего... три года! В пять лет Джастин поступил в школу, а уже через год — в Рочестерский университет в Нью-Йорке. Он стал всеобщей знаменитостью. Гением заинтересовалась газета “Нью-Йорк таймс”. Она выражала сомнения по поводу способностей Джастина и решила расследовать его достижения. Для этого репортер газеты Эрика Гуди подвергла пристрастному допросу-интервью мать гения, Элизабет Чэпмен. Та созналась, что данные тестов, свидетельствовавших об исключительных способностях ее сына, были сфальсифицированы. Она оправдывала свой поступок желанием “открыть двери” для своего талантливого сына, которые иначе могли бы оказаться запертыми.
     События раскрутились настолько, что ребенка пришлось отобрать у матери, отдать на попечение другой семьи и госпитализировать “в связи с психиатрическими проблемами”. Об этом сообщила на днях газета “Рокки-Маунтин ньюс”...
     Первые сигналы и бедствия, и мистификации стали исходить от самого ребенка. Прошлую осень Джастина, которому тогда исполнилось восемь лет, мать забрала из Нью-Йорка в Рокки-Маунтин, а затем в Денвер и определила в школу для исключительно одаренных детей “Брийдеюн” в местечке Браумфилд. По словам директора школы Марло Пэйси, поначалу все шло хорошо, но в ноябре Джастин отказался учиться, начал скандалить и признался школьному психологу, что “не хочет больше жить”. 18 ноября Джастина поместили в госпиталь Святого Антония, после того как мать нашла его с пустым пузырьком лекарства мотрин. Врачи никакого отравления не зафиксировали. Попытка самоубийства была инсценирована Джастином, проглотившим всего лишь одну таблетку этого абсолютно безвредного лекарства. Тем не менее Джастина поместили в центр по лечению эмоционально больных детей имени Клео Уоллес. Департамент “человеческой службы” округа Брумфилд взял временную опеку над ребенком и обвинил его мать в “пренебрежении” его здоровьем.
     Согласно судебным документам, департамент обвинял Элизабет Чэпмен в том, что она неоднократно вмешивалась в психиатрическое лечение сына, пыталась похитить его из больницы, не воспитывала его “надлежащим образом” и “нанесла значительный ущерб функционированию и развитию ребенка его интенсивными поездками и выступлениями, цель которых была — демонстрация его умственных способностей”. (Суд над матерью “гения” начнется в середине этого месяца.) Мать Джастина объясняет свои поступки следующим образом: во-первых, мальчик получал удовольствие от выступлений, а во-вторых, она пыталась забрать его из госпиталя, опасаясь, что лекарства, прописываемые ему врачами, могут отрицательно сказаться на его умственных способностях.
     Именно желание вернуть себе сына вынудило мать расколоться после того, как в декабре прошлого года Джастина отдали на воспитание в другую семью (опека). Репортеру “Нью-Йорк таймс” она сказала также, что надеется “вернуть доверие экспертов по талантливым детям, которые оказывали мне и моему сыну эмоциональную поддержку и находили для нас финансовых спонсоров”.
     Одним из таких экспертов была врач-психолог Линда Сильверман, директор Центра развития талантов в Денвере. Она подвергла Джастина так называемому тесту Стэнфорд Бинс. По словам Сильверман, “Джастин больше чем гений. Он уникальное явление во всем мире”. Мать Джастина говорит, что доктор Сильверман была искренней. Она ничего не знала о том, что мальчик был специально натаскан на этот тест. Впоследствии Элизабет извинилась перед врачом.
     Несколько слов о том, как же все-таки удавалось Джастину проходить сложные тесты. А он их, оказывается, и не проходил! Так, например, тест SAT мать мальчика сканировала с правильных ответов другого абитуриента, заменила его имя и фамилию и послала по компьютеру. Сам Джастин в другом тесте, которому его подвергли в трехлетнем возрасте, ответил из 15 лишь на два вопроса. Остальные решила за него мать. (Так называемый тест Векслера на умственные способности для дошкольников.) Что касается теста Стэнфорд Бинс, приведшего в восторг доктора Сильверман, то, оказывается, Джастин вызубрил все его ответы, которые мать нашла для него в библиотеке Рочестерского университета. И большинство его контактов с преподавателями были не очными. Преподаватели Джастина в Рочестерском университете говорят, что в их классах работы делаются студентами дома и посылаются по электронной почте. (Джастин учился в Рочестерском университете в 2000—2001 годах.) Но вот что говорится в клиническом заключении детского госпиталя, где Джастин проходил психиатрическое обследование: тест на IQ, проведенный в госпитале, показал, что Джастин “находится на среднем уровне интеллектуального функционирования”. Правда, во время теста он был очень возбужден, прятался под мебелью, бросался игрушками, называл вопросы “глупыми”.
     В интервью репортеру “Нью-Йорк таймс” Элизабет говорила о том, как плохо ее сыну у приемных родителей. Он тоскует по ней, по своим друзьям, по школьным товарищам, по своей комнате, по своей кровати, покрытой синим одеялом с картинками на сюжеты из “Гарри Потера”, по своему белому коту Джеди. Матери разрешено встречаться с сыном лишь один час в неделю. Следователи департамента полиции Брумфилда пытаются сейчас установить, есть ли состав преступления в действиях Элизабет. Заместитель прокурора города Байрон Хавелл заявил, что законы о конфиденциальности запрещают ему делать какие-либо комментарии на сей счет.
     После публикации статей о Джастине многие эксперты опасаются, что “дело Джастина Чэпмена” может оказать негативное влияние на обучение даровитых и талантливых детей. Одна из них, госпожа Райс, говорит: “Все, кто работает с такими детьми, знают, что они особые дети. Обстоятельства дела Джастина могут бросить тень на целую популяцию таких детей, которым и без того весьма сложно получать требуемые ими внимание и заботу”.
    


    Партнеры