Лысый марш

Скинхэды бывают белыми и голубыми

20 апреля 2002 в 00:00, просмотров: 370
  История современных движений бритоголовых в мире — весьма пестра. Но одна тенденция прослеживается четко: даже если изначально группы скинхэдов не слишком интересовались расовыми вопросами, потом поклонники Гитлера сумели направить их агрессивность в “коричневое” русло...
Английский “подарочек”
     Внешне скины из разных заграничных группировок мало чем отличаются: выбритая до зеркального блеска башка, куртка-бомбер, закатанные джинсы и высокие ботинки на толстенной подошве. Если “цивильного” человека принято встречать по одежке, то скина встречают по шнуркам его ботинок. Ежели шнурки коричневые, значит, — ты наци, если белые — сторонник White Power (“Белой Власти”), а попросту — расист. А еще бывают “голубые” скинхэды — ну, про этих, я думаю, объяснять не надо. Правда, на своих “нетрадиционных” собратьев “нормальные” скины смотрят не без брезгливости. Как и подобает настоящим работягам — ведь, как известно, скинхэды изначально считались движением английской рабочей молодежи. Да, туманный Альбион преподнес миру не только Шекспира, битлов и Spice Girls, но и такой сомнительный подарочек, как движение бритоголовых...
     В шестидесятые годы прошлого века молодые представители среднего класса отращивали патлы, глотали ЛСД и изучали дзен-буддизм. А среди молодых токарей-слесарей тогда было модно быть “модом” (от слова modernist — “современный молодой человек”) — кем-то вроде наших “стиляг”. Помимо обязательных “выпить пива”, “снять тёлок” и “сходить на танцы” для модов принципиальным был факт наличия модного “прикида” и личного мотороллера для поездок в паб и катания подружек. Когда в Британии случился очередной кризис (а произошло это в середине 60-х) и денег на модерновое барахло стало не хватать, дети рабочих районов вспомнили о своих исконно-посконных корнях.
     В пику одетым с иголочки отпрыскам богатых семейств, движение вышло на улицы в рабочей одежде. Выглядело это так: матерчатые “куртки докеров” с обшитыми кожей плечами, байковые рубашки, подтяжки, тертые джинсы и рабоче-крестьянские “говнодавы”. “Лысыми” тогдашние скинхэды были весьма относительно — они стриглись под полубокс.
     Нынешний свой вид скинхэды обрели после грандиозной драки с солдатами королевской морской пехоты. После того как морпехи устроили скинам взбучку, те побрились “под ноль”, отрезали воротники у курток и закатали штаны — чтобы в драке не за что было ухватить... Крепкие лондонские ребята ходили на футбол, пили пиво и дрались с хиппи и иммигрантами из восточных колоний, но масштабного характера это не носило.
     Где-то в середине 70-х деятели из партии “Национальный фронт” начали вкладывать в мозги скинхэдов простую, как три копейки, идею — “Бей чернож..ых, спасай Британию!” И те начали бить. Ситуацию подогревала иммиграционная политика британских властей. В бритоголовой среде росли расистские настроения. Они достигли своего пика летом прошлого года, когда скинхэды стали запалом расовых волнений в Бернли и Брэдфорде. Горели машины, дома, в один только Брэдфорд пришлось стянуть 600 полицейских...
     Дурной пример заразителен — за последние 20 лет наци-скинхэды расплодились в неимоверных количествах в Соединенных Штатах, Франции и в особенности — в Германии, где и своих неофашистов хватало. Когда же рухнул железный занавес, все это “коричневое многообразие” перекинулось на Восточную Европу, а затем и в Россию.
Восточный фронт
     Восточная Германия. Маленький провинциальный город Эйзенах. В беднейшем северном районе города лет десять назад у местного рабочего класса стали появляться новые соседи — турки, югославы, вьетнамцы, поляки, а также единокровные братья-немцы — переселенцы из бывшего СССР. “Соседи” освоились и стали мешать. Пару лет спустя погожим летним деньком в северном Эйзенахе был взорван небольшой турецкий ресторан. Виноватых определили сразу — неонацисты...
     Считается, что германские скинхэды самые жестокие — на их счету множество “подвигов” вроде взрыва в Эйзенахе, убийства иммигрантов, поджогов общежитий для беженцев и т.д. Несмотря на тот факт, что пропаганда фашизма запрещена в Германии и нацистские политические партии объявлены вне закона, в этой стране действует самый многочисленный отряд “последователей Гитлера”. Причем ядро его составляют выходцы из Восточных земель, и этому есть простое объяснение. По разным причинам Восточная Германия так и не вышла на “западный” уровень жизни своих капиталистических соотечественников, оставшись рабочей окраиной. Многие гэдээровцы так и не смогли приспособиться к новому строю, отсюда — безработица, внутренний кризис, низкий уровень жизни и озлобленность на иммигрантов.
     Крупнейшей неонацистской организацией на родине Гитлера является Национал-демократическая партия, имеющая несколько тысяч сторонников. После объединения Германии НДП решила занять освободившуюся нишу и принялась за “воспитание” восточных бритоголовых, обеспечивая таким образом себе кадры в отряды штурмовиков. Сегодня НДП действует вполне легально и даже, по сообщениям немецких СМИ, получила с начала 90-х годов из казны более 2 млн. марок. Тем не менее для властей ФРГ ликвидация очага фашистской заразы — НДП — является чуть ли не делом чести. Сейчас вопрос о запрете ее деятельности пытаются решить через Конституционный суд.
     Бритоголовые, выкрикивающие на немецких улицах “речевки” вроде: “Мы — национальное сопротивление!”, “Иностранцы — вон!”, “Германия — для немцев!” — явление далеко не новое. Более того, такие митинги не разгоняются полицией, потому что они, как правило, разрешены властями. В отличие от России немецким скинхэдам достается в первую очередь от своих же — нацистской песне “на горло” наступают “леваки”, антифашисты — та часть молодых “бюргеров”, которая выступает против расизма. Красноречивое свидетельство этого противостояния — граффити. Перечеркнутая свастика или надпись вроде “Нацисты — вон!” — обычное “украшение” берлинских стен.
Футбол круче Гитлера
     “Кто такие скинхэды?” В центральном комиссариате полиции Парижа на этот вопрос мне ответили так: “Да, конечно, во Франции существуют группировки скинхэдов, но одни из них фанаты футбола, а другие — “тихие, смирные и все больше музыкой интересуются”. Мне не назвали ни одного случая убийства на почве нацизма, тут по этой части все больше арабы, которые громят во Франции евреев — месть за израильско-палестинские разборки на Ближнем Востоке.
     Говорят, что во Франции движение скинхэды родилось в 1978 году на пати-концерте “Рок против коммунизма”, на котором действительно звучали праворадикальные идеи. Сегодня же движение “Рок против коммунизма” — это музыка скинхэдов и неонаци белой расы. Слава Богу, дальше своих музыкальных посиделок они не идут.
     Самые известные во Франции группировки “бритоголовых” — фанаты футбола. Первая группировка “ФАФ де Булонь”. Внутри нее — три группы: независимые “Булонь Красные” (националисты), ПАК (Пари Ассас Клуб) и “Булонь-Бойз-85”. Максимум, до чего у них доходили руки, — это украсть флаг у команды противников той команды, за которую они болеют. Мелкое хулиганство.
     В Лионе существует группировка “Bad Gones” (“Плохие ребята”). В ней 500—600 человек (сердце), а вокруг 2000 человек, девиз ее: “Бороться и побеждать”. Они обычно устраивают драки на футбольных матчах. Всякая другая бритоголовая братва тусуется мелкими кучками по всем французским градам и весям. Но 20 апреля для подавляющего большинства из них — “что за дата такая?” Вот приезд любимой футбольной команды — это событие, это битва, это их жизнь.
    


Партнеры