Хроника событий Сахалинские инвалиды будут бесплатно заниматься на «Горном воздухе» Южноуральские власти борюся со стихией Дело Холодова: уже полгода нет ответа от Минюста Незаживающая рана. Память Дмитрия Холодова почтили на Троекуровском кладбище Неудобный Холодов

ПИКРАТ БЕЗ ПРИКРАС

30 мая 2002 в 00:00, просмотров: 453

  Внутренний двор Московского окружного военного суда, где идет процесс по делу об убийстве Дмитрия Холодова, украшен фонтанчиком и... грифом. Совершенно не секретным. Чучельным. На эту жуткую птицу и “любуются” участники процесса в перерывах — все, кроме шестерых. Поповских, Морозова, Барковского, Капунцова, Сороки и Мирзаянца. Их проводят в железную клетку особым путем, закованными в наручники, под серьезной охраной... Но даже при таких мерах безопасности на вторничном заседании подсудимые попытались собрать мину-ловушку.
     Не настоящую, конечно, — макет с “дипломатом”-взрывателем и деревянным бруском вместо тротиловой шашки.
     Этот опыт понадобился Константину Мирзаянцу, чтобы подискутировать с экспертами. Вообще — не только во вторник, но и на следствии, и на других заседаниях — подсудимые, служившие в особом отряде спецназа 45-го полка ВДВ, продемонстрировали глубокие познания во взрывном деле. Типы взрывателей, особенности разных видов взрывчатки, способы сборки смертоносных устройств — все это по долгу службы им очень хорошо известно. И тем не менее, вопреки очевидным фактам, они излагали в суде самые фантастические версии.
     Например, еще в самом начале процесса Владимир Морозов говорил: мол, по его мнению, “дипломат”, который 17 октября 1994 года получил Дмитрий Холодов, был заряжен не тротилом, а загадочным пикратом свинца, — и пресса принялась обсуждать эту “сенсацию” на все лады. Но результаты экспертных исследований не оставили от нее камня на камне.
     Потом Морозов выдвигал другие предположения: о том, что взрывное устройство могло приводиться в действие на расстоянии — при помощи радиосигнала. Или — что мина срабатывала на луч света, когда открывался чемодан...
     Однако во вторник эксперты снова подтвердили выводы, целиком совпадающие с версией обвинения (а она основывалась и на показаниях свидетелей, которые видели, как Морозов незадолго до событий 17 октября собирал взрывное устройство определенного типа в “дипломате”).
     Выводы такие: наш коллега погиб в результате взрыва мины-ловушки, сработавшей “на открывание”. В ней находился тротил — скорее всего двухсотграммовая шашка. Удалось установить и марку взрывателя, и даже способ крепления взрывчатки.
     Все эти подробности, которые несведущему человеку могут показаться узкотехническими, для суда чрезвычайно важны. Ведь любое подтверждение обвинительной версии увеличивает груз на чаше весов Фемиды...
     Результаты последней экспертизы стали для подсудимых настоящим ударом — он даже сказался на их способности к логическому мышлению. Павел Поповских, который полтора года назад, когда суд только начался, очень сильно интересовался вопросом: сколько граммов тротила было в дипломате? — так сильно, что ходатайствовал о проведении новых экспертных исследований, во вторник вдруг заявил: “Мне вообще совершенно безразлично, какой мощности было взрывное устройство”.
     В конце заседания судейский стол выглядел необычно: он исчез под грудой вещественных доказательств — в бумажных обертках и пакетах. Осколки дипломата, части взрывного устройства, записные книжки подсудимых... Участники процесса не смогли осмотреть вещдоки за один день — продолжили в среду. На среду было запланировано и прослушивание аудиопленок с записью приватных разговоров Владимира Морозова. О подробностях читайте в завтрашнем номере “МК”...
    

Дмитрий Холодов. Хроника событий


Партнеры