"Язык мой - друг мой"

Главный переводчик “Спартака” любит своих легионеров

11 августа 2002 в 00:00, просмотров: 346
  Репортерский инстинкт — страшное дело. Любопытство, смешанное с нахальством. Нам, репортерам, мало интервью с известными футболистами. Нам хочется приблизиться к “телу” самой команды. По возможности проникнуть в ее душу.
     Не потому ли мы так любим массажистов, врачей и поваров, без которых ни один игрок обойтись не может? Интенданты знают о своих подопечных все — от мелких шрамов и детских переломов до самых тайных кулинарных пристрастий. Осталась только одна категория неохваченных приближенных. Переводчики.
     Переводчик — доверенное лицо каждого вновь прибывшего легионера. Ближайший друг, единственный человек (особенно на первых порах), с кем хочется поделиться переживаниями, сомнениями, просто поболтать.

    
     Георгий Чавдарь пришел в “Спартак” в августе 97-го.
     До этого он работал с тульским “Арсеналом”. Не без его участия в этот клуб прибыла в одночасье целая группа бразильцев — аж 9 человек! И не каких-то там туристов с пляжа Капакабана, а самых настоящих кудесников кожаного мяча.
     В ту пору это еще была экзотика. Тульчане ходили на футбол как на шоу, а тульчанки с ума сходили от шоколадных мальчиков, неожиданно поселившихся в маленьком городе...
     Биография у Георгия насыщенная. Он 6 лет работал в Африке, потом 3 года — в Бразилии, где, собственно, и познакомился с агентом ФИФА сеньором Жулиано, который вовлек его в футбольную круговерть.

БРАТ РОБСОН

     — Что бразильцы, что африканцы для меня как родные дети, — рассказывает Георгий. — Вот Робсон, например. Ну до чего ж ленивый! Года два языком вообще не занимался, практически не разговаривал. Единственное, что он выучил сразу, — так это русский мат. И едва ли не на первой тренировке бросил нашему массажисту: “Ой, Вова, Вова, как же мне х...во!”
     — Чувствуется, он легко влился в новый коллектив...
     — Да, быстренько освоил массу идиоматических оборотов.
     — Интересно, с кем он подружился с самого начала?
     — Илья Цымбаларь сразу с ним сошелся. Робсон его забавлял. Они потом даже семьями дружили, ездили друг к другу в гости. Может, и сейчас перезваниваются.
     — Однажды наблюдала, как Робсон играл с ребятами в домино. Страшно переживал, когда проигрывал...
     — Да, он азартный. Еще бильярд очень любит. Это они с Васей Барановым все время сражались. И с Егором Титовым. Робсон очень даже неплохо играет.
     — Чем еще он любил в свободное время заняться?
     — Фильмы смотрел. После того как вышел “Брат”, Робсона так, Братом, и прозвали. С легкой руки Васи Баранова. А остальные бразильцы стали поочередно называться: Маркао — Брат-2, Тчуйсе — Брат-3 и т.д.
     Сначала Робсон чувствовал, что воспринимают его, как бы это сказать, специфически. Расстраивался. Впрочем, понимал, что если бы русский футболист приехал в Бразилию, к нему отнеслись бы точно так же. Так что смирился. Ну а потом все как-то само собой наладилось.
     К тому же Олег Иваныч Романцев к нему хорошо относился. Когда его спрашивали: “Зачем держать незабивающего игрока?” — он всегда Робсона защищал. Мол, он хороший, старательный, бегает быстро, моменты создает...
     Реагировал он на наш быт довольно непосредственно. Снег увидел первый раз и говорит: “Ну прямо как сахарной пудрой все обсыпали!” Я шучу: “А ты попробуй в руки эту пудру возьми...” Сначала он, конечно, здорово мерз. А потом полюбил прыгать в холодные бассейны и валяться в снегу чуть ли не нагишом.
     Пытался даже свои порядки устанавливать. У нас ведь на игры молча едут, настраиваются. В Бразилии все наоборот: кто болтает, кто поет, а после игры так и вообще пляски сумасшедшие начинаются. И вот он долго так держался, а потом спрашивает меня: “Не пойму я что-то, почему мы молчим — не на похороны же едем!..”
     Сейчас Робсон играет во Франции, в клубе “Лорьян”, который выиграл Кубок страны, но вылетел из высшей лиги... Кстати, жена Робсона уже на четвертом месяце беременности, ждет первенца. Самое трогательное, что он постоянно звонит мне оттуда чуть не плача. Говорит, что ужасно скучает по России...

МОЛЧАЛИВЫЙ КЕБЕ

     — Единственным, кто не прижился в “Спартаке”, был Самароне. Так его и не приняли. Остальные проникались нашим духом довольно быстро.
     Сенегалец Кебе — случай особый. Он по характеру интроверт и все время молчит. Поэтому многие думают, что он ничего не понимает, хотя на самом деле он уже довольно неплохо знает русский.
     Когда я узнал, что к нам приезжает футболист из Сенегала, стал в срочном порядке учить французский. К счастью, он сродни португальскому, которым я владею как родным. Так что сориентировался довольно быстро, и когда познакомился с Кебе — быстро нашел с ним общий язык.
     По природе он домосед. В свободное время никуда не ходит, ни с кем не общается. Правда, недавно к нему приехала сестра — помогать по хозяйству.
     — А невесты у него пока нет?
     — Говорит, есть. Но она в Сенегале.
     — Насколько я знаю, Кебе “отцепили” от состава сенегальской сборной в последний момент, перед отъездом на чемпионат мира. Он не делился своими переживаниями?
     — Делился, но очень скупо. Знаете, есть люди, которые не плачут, не любят много говорить, но от этого мучаются еще сильнее. Вот он такой. Переживает внутри себя... Но когда команда Сенегала вышла в четвертьфинал, он, по-моему, обо всем забыл — так радовался за свою страну. Это у них врожденный патриотизм.
     — Он что-нибудь рассказывал о своей семье?
     — Семья небогатая, пятеро детей, но для Африки это совсем немного. В футбол он играет лет с восьми.
     — Интересно, неужели Кебе совсем ничем не занимается в свободное время — даже книжек не читает?
     — Читает информационные выдержки из Интернета, которые я присылаю ему почти каждый день. Он интересуется спортом и политикой. Но больше всего любит закрыться где-нибудь один и слушать африканскую музыку. Судя по его пластике на поле, он должен неплохо танцевать. Правда, собственными глазами я этого никогда не видел... Еще ему нравятся наши девушки, правда, какие больше — блондинки или брюнетки, — сказать не могу.
     — А как насчет пищи?
     — Наши повара в Тарасовке больше всего любили Робсона. Он просто обожал их борщики и солянки. А старшего повара Анну Павловну с почтением называл сеньорой Анной и целовал ей ручки. Она просто души в нем не чаяла.
     Кебе к пище относится спокойно. Вообще, у всех бразильцев и африканцев — одно общее. Они ненавидят икру. Ну что еще... Кебе мусульманин, так что не ест свинину. Вот без чего он не может — так это без риса. Национальная еда, сами понимаете.
     — Интересно, в плане одежды он уже успел превратиться в европейца?
     — Он один из немногих, кто во что бы то ни стало пытается сохранять сенегальский колорит. Ходит на базе в длинных полосатых балахонах и цветных брюках.
     — Над ним из-за этого не смеются?
     — Вовсе нет. А общается он в основном с Тчуйсе и Димой Кудряшовым, который неплохо знает французский...

МОЙЗЕС ИЗ БУНКЕРА

     — Этот парнишка, честно говоря, меня просто потряс. Он — полная противоположность всем своим соотечественникам. Во всяком случае, тем, кого я знал. Бразильцы — народ совершенно недисциплинированный. Но этот... У Мойзеса весь день расписан по плану.
     Всерьез увлекается лингвистикой, философией, психологией. Читает исключительно серьезную литературу, для мозгов. Мы даже сошлись с ним на почве спортивной психологии.
     — Может, он хочет заняться наукой, когда закончит футбольную карьеру?
     — Вообще-то у него нет образования. Закончил несколько классов, вот и все... Он ведь из бедняков. В девять лет уже начал работать — помогал в хлебопекарне. Для него главное — семья. Теперь он строит в Бразилии симпатичный двухэтажный особняк, хочет всех родных туда поселить...
     — А где он живет сейчас, пока играет в Москве?
     — “Спартак” снял ему прекрасную квартиру в Сокольниках. Знаете, такая современная большая студия в американском стиле. Мойзес живет там вместе с женой и очень доволен.
     А сначала была забавная история. Его поселили в хорошую трехкомнатную квартиру, однако подъезд оказался неудачным — на редкость темным и страшным. Когда я встретил Мойзеса в аэропорту и привез его туда в первый раз, никогда не забуду выражения его лица. Открываю дверь в злополучный подъезд, а он говорит: “Слушай, Джордж, это что — бункер бен Ладена?!”
     Потом приехала его жена — испугалась еще больше. В общем, пришлось парнишку переселять...
     Если честно, Мойзесу пришлось пережить серьезную смену обстановки. Представьте, человек играл в самом жарком штате Бразилии — Байя. Там круглый год сорок градусов. И вдруг приехал к нам в мае... Помню, как он мучился. Ему после легких трусиков пришлось облачаться в полный гардероб, плюс шапочка, перчатки... Он жутко мерз и злился. В результате стал просто-напросто скидывать с себя все шапочки и перчатки. Предпочитал мерзнуть — наша одежка слишком его стесняла.
     А ведь сначала его отговаривали ехать в Россию. Он рассказывал, что по телевизору слышал о нас исключительно следующее: мафия, преступность, проститутки, очереди... А приехал, увидел Кремль и просто влюбился в Москву.
     — А как насчет чувства юмора — или оно несвойственно столь серьезному молодому человеку?
     — То, что он серьезный - это правда. Перед матчем никогда не спит днем. Даже телевизор не смотрит. Читает библию... Однако, знаете, какой анекдот он рассказал мне недавно? Сидят трое ребят в баре. Пьют пиво. Вдруг входит мужик лет сорока. Заказывает “камаса” — местный самогон. Опрокидывает стакан, подходит к ребятам и обращается к одному из них: “Знаешь, — говорит, — а ведь твоя мама самая красивая женщина на этой улице...” Потом снова идет к стойке, снова заказывает “камаса” и во второй раз подходит к парню: “А знаешь ли ты, как я люблю твою маму?” И снова направляется к стойке. Потом — в третий раз: “А знаешь ли ты, как страстна, как горяча твоя мама?” Парнишка смотрит на приятелей, краснеет и вдруг как закричит: “Знаешь, папа, хватит с тебя “камаса” — шел бы ты лучше домой!”
    



Партнеры