Приемы первого лица

Как готовили отца нации

5 июня 2005 в 00:00, просмотров: 324

Он похож на персонажа из доброй детской сказки. Вероятно, на мудрого волшебника с огромными светло-голубыми глазами. Взгляд совершенно непроницаемый, но, похоже, собеседника он сразу видит насквозь. Ему шестьдесят семь лет, но он по-прежнему не думает о возрасте, выходя на ковер, чтобы объяснить подопечным секрет успешного броска. Анатолий Семенович Рахлин 11 лет был личным тренером Владимира Путина в Питере. Сейчас он возглавляет женскую сборную по дзюдо. Здорово, что удалось познакомиться с ним в атмосфере крупного турнира — чемпионата Европы-2005 в Роттердаме. Прямо перед финальной схваткой его подопечной девушки-супертяжа Теи Донгузашвили я робко приблизилась к знаменитому тренеру. Сама не знаю, почему выбрала столь нервный момент, но Рахлин абсолютно безмятежно взглянул на меня и в интервью не отказал.

Сэнсей президента

— Как вообще так получилось, что раньше вы тренировали мальчиков, один из которых стал Президентом России, а теперь возглавляете женскую команду? Откровенно говоря, парадоксальный переход…

— Ничего парадоксального. Знаете, когда ко мне в группу пришел Владимир Владимирович? В 1965 году. Так что с тех пор много воды утекло. И сейчас я вижу реальную перспективу в женском дзюдо, вижу девушек, у которых есть все данные, чтобы стать первыми в мире, — та же Тея, например. А медали пола не имеют. Так что мой мотив вполне понятен…

— Тогда давайте вернемся на 40 лет назад. Помните день, когда впервые увидели маленького Путина? Сколько ему тогда, кстати, было лет?

— Тринадцать. Знаете, я вам сразу скажу: то, что он попал именно ко мне, — стечение обстоятельств. Не буду говорить случайность — потому что просто так ничего в жизни не происходит. Но Путин просто пришел в наш простенький питерский зальчик поблизости от дома — ничего особенного не искал. В то время ведь никто так не воспринимал спорт, как сейчас. То есть профессионально. Главное — борьба (в частности, самбо и дзюдо) была очень доступной. В отличие, скажем, от тенниса. Простые ребята находили в залах свою вторую семью, если не первую: ведь у многих не все в порядке было дома, а борьба уводила их от пагубных увлечений, давала возможность выплескивать энергию на ковре, а не в уличных драках.

Из книги В.В.Путина “От первого лица”:

“Родители сначала считали, что я набираюсь какого-то негативного опыта, который будет использован во дворе и неизвестно чем закончится. Поэтому посматривали на меня с подозрением. Потом, когда они познакомились с тренером и он стал домой к нам приходить, их отношение изменилось”.

Путин часто бывал непредсказуем

— Анатолий Семенович, вы сразу нашли общий язык с будущим президентом?

— Сразу возникло уважение. Путин отличался редкой выносливостью. На татами часто бывал непредсказуем — особенно для тех, кто его не знал. Часто импровизировал на ковре, побеждал за счет неожиданных приемов. Одинаково хорошо владел бросками на правую и на левую сторону, хотя многие ограничивалось чем-то одним. Вообще, Путин был скорее эмоциональным борцом, нежели силовым.

— Путин долго всерьез занимался борьбой — ежедневно приходил на тренировки, бегал кроссы?

— 11 лет. И хотя он не собирался связывать свою карьеру со спортом, тренировки были ему необходимы. Потом началась серьезная учеба, однако Владимир Владимирович все равно еще года четыре приходил, когда было время. Вплоть до отъезда в Германию. Вообще, сначала он занимался самбо. Но в 1972 году я стал переводить своих учеников в дзюдо. Путин как раз подходил именно для этого вида борьбы. В 1976 году он стал чемпионом города. Норматив мастера спорта по самбо выполнил, когда уже учился в университете, а еще через два года стал мастером спорта по дзюдо. В 18 лет у него уже был черный пояс...

Вообще в нашей секции тренировались многие чемпионы Европы, мира, Олимпийских игр. Путин однажды боролся с действующим чемпионом мира, своим тезкой Владимиром Кюлленином... Он потом погиб. Стал пить, и где-то на улице его убили. А спортсмен был отличный, просто блестящий...

Из книги В.В.Путина “От первого лица”:

“С первых минут я его запустил через спину, причем так красиво, с амплитудой. В принципе должны были тут же остановить схватку, но поскольку он чемпион мира, было неприлично так сразу закончить борьбу... Конечно, он был сильнее, но я старался. При проведении болевого приема любой возглас считается сигналом о сдаче. Когда он проводил болевой прием — перегибание локтевого сустава в обратную сторону, — схватку остановили. Поскольку судье показалось, что я издал какие-то утробные звуки. В итоге он выиграл. Но, несмотря на это, я до сих пор вспоминаю эту схватку. А проиграть чемпиону мира было не стыдно”.

Путин не скрывал, что часто на татами ему приходилось тяжело, и писал: “В конце одной схватки я почти не мог дышать, только хрипел. Парень попался крепкий, и я настолько все силы отдал, что вместо вдоха и выдоха из груди шел хрип. Выиграл с небольшим преимуществом”. А если говорить о его борцовском кредо, то он признался: “Мои любимые приемы — бросок через спину и передняя подножка”.

“Я правильно установил дистанцию”

— Признайтесь, Анатолий Семенович, деликатное это дело — рассказывать о дружбе с “первым лицом”?

— Она нас связывает много лет, и скрывать мне совершенно нечего. Вообще о приятных вещах говорить легко.

— А как же цензура — вдруг что-нибудь “лишнее” сорвется? Все-таки в детстве на татами человек один, а спустя столько лет в президентском кресле — совсем другой...

Анатолий Семенович улыбнулся, и снова так безмятежно-безмятежно. Вот что значит совесть честного человека: нечего мне скрывать, спрашивайте что хотите!

— Владимир Владимирович столько раз говорил о своем теплом отношении ко мне, о совершенно искренней дружбе, которая сохранилась до сих пор.

— Он звонит вам после каждого турнира, поздравляет с медалями?

— Не после каждого, конечно. И потом, мы встречаемся достаточно часто, так что есть возможность общаться лично. Обсуждать проблемы, если что-то назрело. Хотя подолгу разговаривать с ним, если честно, никогда не получается.

— Вас, наверное, часто спрашивают, использует ли Путин в политике принципы дзюдо — ведь у этой борьбы есть своя философия.

— Дело в том, что в России всегда была своя специфика воспитания, свой менталитет. И Владимир Владимирович не мог через это не пройти.

— Борьба учит уважать тренера, видеть в нем учителя, сэнсея. Причем не только на ковре, но и в обычной жизни. Президент до сих пор прислушивается к вашим словам?

— В спортивной школе мне удавалось правильно устанавливать дистанцию с учениками. Кстати, среди них помимо президента есть очень заслуженные люди, даже ученые. Что касается влияния тренера на ученика, то, думаю, Путин находится в таком возрасте, когда у него уже нет учителей. Едва ли можно оказывать серьезное воздействие на человека с его жизненным опытом.

Иногда бывает трудно определить, где та грань между спортом и обычной жизнью. И в какой степени принципы спортивной борьбы определяют мировоззрение, скажем, политика за пределами татами. Путин сам про себя так сказал: “Это приходит не сразу: понимание того, что можно использовать силу соперника в своих интересах, для достижения своей спортивной цели. Это приходит с ростом мастерства. Дзюдо — это ведь не просто спорт, это философия. Это уважение к старшим, к противнику, там нет слабых. В дзюдо все, начиная от ритуала и заканчивая какими-то мелочами, несет в себе воспитательный момент. Вот вышли на ковер, поклонились друг другу... А могли и по-другому — вместо “поклонились” сразу противнику в лоб дать”.

“Президент следит за нами”

— А как думаете, Анатолий Семенович, не расстроится Владимир Владимирович из-за того, что команда наша на нынешнем чемпионате Европы по дзюдо не первое, а второе место заняла?

— Конечно, обидно. Если бы Тея победила, мы были бы первыми. Однако тренерский состав изначально не ставил перед сборной цели “порвать Европу”. Специально решили везти второй состав, за редкими исключениями: надо было “обкатать” молодых ребят. Но даже со вторым составом мы завоевали “серебро”. Уступили только французам, а они-то привезли только лучших...

— Если вы не хотели “порвать Европу”, то уж “мир” обязательно порвать должны?

— Конечно, это для нас сейчас главная цель. А что касается Владимира Владимировича, то он обязательно записи всех схваток просматривает и за каждым, кто выходит на татами бороться за Россию, внимательно следит.




Партнеры