Лучи спасения

Подмосковные радиологи открыли новые методы лечения рака

1 мая 2007 в 22:00, просмотров: 1523

  Врачи не советуют делать из этого трагедию, но в то же время не отрицают, что заболеваемость раком растет. Он прочно держится на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний в списке причин смерти россиян. В первую очередь виновата, конечно, пресловутая демографическая ситуация. Население стремительно стареет, оттого и показатели становятся все менее утешительными. И все-таки это не повод опускать руки. Что делается в Подмосковье для того, чтобы лечение онкобольных становилось более эффективным и качественным, корреспондент “МК” узнал в отделении радиологии МОНИКИ им. М.Ф.Владимирского.
     
     Со стороны может показаться, что пациенты радиологического отделения МОНИКИ на особом положении: с ними работают лучшие радиологи области, для лечения применяются новейшие методики, целые врачебные консилиумы решают, как лучше справиться с капризами болезни. Но это только со стороны.
     — К нам попадает наиболее сложный и тяжелый контингент больных, которым показана лучевая терапия, — говорит главный радиолог Московской области Павел Поляков. — Среди них много пациентов с запущенными стадиями рака. Ежегодно в отделении проходят лечение около 1400 пациентов. Мы не только лечим, но и одновременно ведем широкие научные исследования по разработке новых и усовершенствованию стандартных методик лучевого лечения.
     Радиотерапия — один из ведущих и передовых методов лечения рака. Он позволяет лечить разные его формы. Будь то рак молочной железы, легкого, желудка, кожи или прямой кишки (кстати, эти “разновидности” стабильно занимают первые пять мест в структуре онкологических заболеваний населения Подмосковья). Помимо непосредственного применения лучевого лечения специалисты отделения разрабатывают методы, повышающие его эффективность.
     — Дело в том, что когда опухоль увеличивается в размерах, сосуды за ней расти не успевают, — поясняет Поляков. — В результате раковые клетки плохо снабжаются кислородом. В таком состоянии они малочувствительны к любой форме лечения, будь то лучевая или химиотерапия. Доказано, что если поднять степень насыщения опухоли кислородом, то ее радиочувствительность сразу поднимается в 2-2,5 раза.

* * *

     Работают радиологи и над методами, позволяющими прогнозировать результаты лучевого лечения: насколько оно будет эффективным или, наоборот, бессмысленным, не лучше ли обратиться к помощи хирурга. А результат опять же во многом зависит и от кровоснабжения опухоли. К сожалению, сегодня УЗИ и рентген практически бессильны в определении особенностей микроциркуляции крови в мелких сосудах опухоли. Зато с легкостью справляется с этой задачей лазер. Подобное применение ему нашли именно в радиологическом отделении МОНИКИ.
     — При диагностике мы используем целый ряд новых приборов, разработанных при нашем непосредственном участии, например, лазерно-доплеровский анализатор каппилярного кровотока и др., — рассказывает ведущий научный сотрудник радиологического отделения Дмитрий Рогаткин. — Они позволяют регистрировать сосудистые колебания в опухоли, оценивать кровоснабжение в ней и степень насыщения ее кислородом.
     Дмитрий Алексеевич предлагает положить палец под красный лазерный датчик, прикрепленный к оптическому волокну. На экране компьютера тут же появляется волнистый график из мелких и крупных иголочек.
     — Мелкие и быстрые колебания — это кардиоритмы, покрупнее — сосудистые, дыхательные. Сосуды у вас в порядке, — сообщает доктор.
     Освоением “лазерного” направления в лечении раковых опухолей в МОНИКИ стали заниматься в начале 90-х годов, когда ученые мировых держав еще только присматривались к этому методу. Рывок вперед подмосковным медикам удалось сделать за счет того, что новые разработки в отличие от “конкурентов” не носили сугубо теоретический и академический характер. Пока на Западе лазерные установки испытывались в университетских лабораториях, наши ученые получали реальные результаты экспериментально-клинических исследований, излечивая людей. Впрочем, уже через 7—8 лет ситуация кардинально изменилась. Обнаружив чудодейственные способности лазера в диагностике и лечении рака, Америка и Европа стала вкладывать миллионы долларов в развитие этой технологии. И вскоре они, естественно, стали брать реванш.
     — Основная проблема состоит в финансировании производства первых образцов приборов, — говорит Рогаткин. — Мы можем разработать идеологию прибора или метода, провести исследования, но сделать его промышленный образец не в наших силах.
     Вместе с Дмитрием Алексеевичем идем в соседний кабинет, и он снимает чехол с замысловатого аппарата.
     — Это тоже лазерный диагностический аппарат, даже целый комплекс, на котором помимо микроциркуляции и оксигенации (насыщения кислородом) крови дополнительно можно определить содержание различных ферментов в тканях опухоли. Т.е. не надо колоть палец, брать на анализ кровь или биопсийный материал — врач тут же получает информацию. Есть и еще одна уникальная возможность — с помощью оптического волокна можно исследовать внутренние органы: желудок, легкие, бронхи.
     Нередко бывает, что у человека начальная стадия рака желудка, а его лечат от язвы. И все потому, что на местах часто нет оборудования, способного помочь врачу поставить точный диагноз. Взятие биопсийного материала через гастроскоп из желудка весьма затруднено, а визуально сегодня это может сделать только очень опытный специалист. Лазерная технология помогает вывести диагностику онкологических заболеваний на совершенно новый уровень. Даже в сельских амбулаториях, видимо, можно будет проводить экспресс-анализ и выявлять подозрения на рак, причем сразу по всей поверхности желудка, 12-перстной кишки, легких или бронхов.
     Есть у медицинского “помощника” и еще один неоспоримый плюс. Он может использоваться в других областях медицины, например, определять склонность к вибрационной болезни. От нее сильно страдает все кровоснабжение организма. Как правило, зеркалом этой болезни тоже является состояние сосудов. Один контакт с лазером, и врач уже может сказать, кому противопоказано работать на производстве, связанном с сильной вибрацией оборудования.
     Однако, к сожалению, как часто у нас бывает, желания медиков не совпадают с возможностями отечественного производства.
     — На разработку макета этого прибора мы выиграли грант Федерального агентства по науке и инновациям. Но на его производство, регистрацию и доведение до уровня серийного образца денег одного малого предприятия не хватает, хотя отечественные производители с радостью бы этим занялись. Сегодня одна только подготовка и подача документов на регистрацию аппарата обойдется как минимум в 600 долларов, не говоря уже о проведении всех необходимых технических и клинических испытаний. Куда бы мы ни обращались с просьбой помочь нам в получении столь важной техники, добиться результата пока не удалось.

* * *

     Возможности радиологической службы на 50% зависят от ее оснащения, и с этим трудно спорить. Московской области по части радиологического оборудования есть к чему стремиться.
     — Практически все рентген-терапевтические кабинеты сконцентрированы в восточной части Подмосковья и полностью отсутствуют в западной ее половине, — резюмирует Павел Поляков. — При этом дефицит радиологических коек в регионе составляет 114 единиц. Считаю, мы сможем охватить больше больных за счет развертывания рентген-кабинетов в Волоколамске, Дмитрове, Можайске и Солнечногорске.
     Однако строить новые планы можно только при прочной существующей материально-технической базе. И здесь есть свои проколы. Как ни прискорбно, 50% парка радиологической аппаратуры Московской области устарели. Из-за изношенности аппаратуры в 2006 году прекратил работу рентген-кабинет в Воскресенске. В Клину он находится на реконструкции со II квартала прошлого года. В Ногинске рентген-кабинет реконструирован, но не функционирует из-за ухода врача на пенсию. Добавить к этому дефицит всевозможных аппаратов лучевой терапии, и становится совсем грустно.
     — В Московской области пока не проводится такой высокоэффективный и современный вид лечения, как внутритканевая лучевая терапия, — сокрушается главный радиолог региона. — Мы ведем пока только организационные работы по внедрению этого метода лечения в практику.
     Несмотря на “технические” недостатки, подмосковные радиологи стараются сделать все возможное, чтобы качество лечения онкологических больных увеличивалось. И делают это, между прочим, отнюдь не безуспешно.
     Говорят, вода камень точит. В одночасье обеспечить всю область весьма дорогостоящим оборудованием непросто, но пожелания радиологов чем дальше, тем чаще становятся услышанными в администрации области. Например, в этом году намечено закончить ремонт радиологического отделения МОНИКИ. Здесь же организован кабинет предлучевой топометрии и ультразвуковой кабинет, а также первый в России специализированный лазерный диагностический кабинет. Существенно пополнился современной радиологической аппаратурой Московский областной онкологический диспансер в Балашихе. В ЦРБ Сергиева Посада приобретен аппарат для близкофокусной рентгенотерапии. В ЦРБ Дмитрова организуется рентгенотерапевтический кабинет, и не исключено, что в ближайшее время он примет первых пациентов.
     
     СПРАВКА "МК"
     В 2006 году в Московской области взяты на учет 21 753 онкологических больных, 16 294 из них подлежали специальному противоопухолевому лечению. Закончили его 12 171 больной. Лучевая терапия применялась у 51,6% пациентов, в том числе в 12,8% — в самостоятельном плане, в 34,7% — в виде компонента комбинированного лечения и в 4,1% — в виде химиолучевой терапии. Всего в 2006 году лучевое лечение проведено 7888 пациентам.



Партнеры