Долгорукие: на коне и под конем

Потомок основателя Москвы отмечает 860-летие города.

18 июня 2007 в 16:31, просмотров: 746

«История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь отечество». Так считал Карамзин. Что это вообще такое – хранить в крови десять веков русской истории? Вглядываясь в памятник, сравниваю лица Юрия Долгорукого и его далекого потомка. Определенно нос похож. «У всех Долгоруких такие носы», говорит Александр Александрович. Ему 61 год, он занимается кино, живет в Париже. По титулу он князь, по языку – русскоговорящий, по душе – немножко пофигист. Княжеских замашек нет, а вот некая благородная статность имеется. Под памятником и случился наш разговор.

- Кроме Вас, остались еще Долгорукие?

- Мой брат. Насколько я знаю, только брат. Может быть, где-то по миру гуляют еще Долгорукие. Это не как Оболенские, которые могут устроить митинг – так их много. Или Голицыны, которые собираются раз в два или три года. Я мало знаю о прошлом моего рода. Теперь постепенно я буду вникать в эту историю, но это сложно - десять веков. Что делать, если падают на спину десять веков? Я был в Киеве, где начинались все Долгорукие. Я видел останки Долгорукого. Это деревянная коробка, вы открываете бумагу и видите останки.

- Это точно Юрий Долгорукий?

- Надо теперь провести тест ДНК. Я разговаривал об этом с мэрией. Останки хранятся в Печерской Лавре. Там замечательное место. Много могил. Надо все проверить, надо закончить эту работу. У России отношения с Украиной не самые теплые в мире.  Для рода Долгоруких есть два самых главных города - Киев и, конечно, Москва! Я побывал в Москве. Я был в Донском монастыре. Первый раз я видел столько Долгоруких. Такое собрание Долгоруких. Но, к сожалению, они все мертвы.

ИСТОРИЯ ПРЕДКОВ ВСЕГДА ЛЮБОПЫТНА…

- Мой отец родился в Кореизе, это рядом с Ялтой. Я отправился туда, мне показали, где он, возможно, родился.

- Сам дом в Крыму, где они жили, сохранился?

- Там сейчас санаторий. Была еще церковь, она исчезла, там теперь паркинг. Дедушка Петр умер в 1926 году. Он бросил свою семью. Его первая дочь жила с матерью и бабушкой в Кореизе. Его вторая жена Анна – удивительно красивая. Я понимаю, почему он бросил свою первую жену. Бабушка Анна сошла с ума в 60х годах, я ее встретил два раза в Париже.

- Стоп, бабушка пережила дедушку на 40 лет?

- Да, да, я не ошибаюсь. Он умер молодым.

- Как Ваша семья очутилась в Ялте?

- В XIX веке все Долгорукие жили в Москве. А в Ялте у них, как и у всей русской интеллигенции того времени, был дом. Когда в начале ХХ века наступил очередной всплеск революции, из Ялты за границу ушел последний из кораблей. На нем отплывала мать Николая II. Императрица решила, что всех Долгоруких надо забрать с собой. Моему отцу было два года. У них ничего не было, что они могли взять с собой?

- Только если историю рода - в голове, в памяти.

- Голова работала на то, как заработать денег. Одно время они были в Италии, потому что там был дом, потом не было денег, они его продали, и началась нищета.

- Чем занимался Ваш отец?

- Радиотехникой. Он как я - занимался работой, только чтобы получить какую-нибудь зарплату. Ничего не делал особого. Потом он заболел и прекратил работать, умер молодым. И – как всегда в русской семье – мать, которая все делала: и зарабатывала, и воспитывала, и кормила… У моего отца было два брата и сестра, она умерла очень молодой. Один брат исчез в Германии во время войны, другой до войны уехал в Аргентину и там пропал.

- Мать была русская?

- Конечно. Отец женился на русской девушке, во Франции их было много. Ее девичья фамилия де Бутсоу. Она из обрусевших немцев. В 1708 году один из Бутсоу – пастор – отправился в Питер. После революции эта семья оказалась в Париже. Про них у меня есть много материалов. Про Долгоруких мало, они почти что совсем не сохранились.

НЕОБЫЧАЙНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДОЛГОРУКОГО В РОССИИ

В Москве Александр Долгорукий побывал впервые два года назад. Чтобы реализовать свои проекты, он встречался с Лужковым. Делегация мэрии много раз обещала финансирование, наконец деньги дали, и Долгорукий запустил в работу два документальных фильма – про историю Долгоруких и про современную ситуацию в России, про российский газ.

- Почему про газ?

- Это тоже история. Когда был кризис год назад с Украиной, в Европе была истерика: «Эти сумасшедшие русские, на-на-на…» Украинские демократы скандалили: «Мы больше не получаем газ, на-на-на...» До этого никто не обращал внимания на газ, кроме как на кухне. Появилась негативная информация про Россию. «Путин», «русский газ», «Чечня», «Чернобыль»…  Что делать? И я решил: я беру чемодан, я еду в Россию, я смотрю, я снимаю.  Если вы проследуете за газопроводом, вы пройдете через Россию, Польшу, Германию, Францию… Я решил работать в России, делать фильмы про то, что касается России. Мне по кусочкам хочется составить такую мозаику.

ЧУВСТВО РОДИНЫ

- Для меня всегда фамилия  означала  только одно: «d» «o» «l» «g» «o» «r» «o» «u» «k» «y» – по буквам. «Как-как ваша фамилия, повторите?» Я так и жил – по буквам. А приехал сюда: «Вы Долгорукий? Правда?» В Париже я всегда чувствовал себя как иностранец, не понимал, кто я и чем мне интересно заниматься в жизни. Может быть, это только я такой, может, не все эмигранты ощущают себя так на новой родине. Но я чувствовал себя отдельно от всех.

- А чувство родины у Вас есть?

- Да, да, да! Когда ты носишь в кармане десять веков, нужно разбираться с этим. Я не знаю, сколько лет мне осталось, но теперь у меня есть дело, которым я могу заниматься. Не только читать книги, но и понимать, что значит история в современной жизни. Для молодых мальчиков и девочек в 17 лет – конечно, ничего. Надо связать, соединить для них сегодняшнюю жизнь и то, что было много веков назад.

АЛЕКСАНДР КНЯЗЕВИЧ

- Родственники Вам рассказывали о прошлом?

- Что они могли рассказать? Как они искали деньги, чтобы кормиться? У них сапог не было. Но и в России тоже была нищета. Нищета там, нищета здесь… Это человеческие жизни, вот почему я хочу снимать фильм. Я хочу их открыть и показать. Это не касается князей, графинь, дворянского собрания.

- А ведь у Вас есть титул князя, правда? Как Вы его получали?

- Автоматически – из-за фамилии. Во Франции моему отцу написали в паспорте: князь. Они думали, что это такое имя: Александр Князь Долгорукий.

- А у Вас есть такая бумажка, где написано, что Вы князь?

- Свидетельство о рождении отца. Это мне многое позволяет в России.

- Почему Вы стали заниматься кино – у Вас есть специальное образование?

- Нет, никакого образования. Образование - это не диплом, не бумажка. Быть образованным - это знать, откуда ты взялся, кто был твой отец, дед, прадед. Мой отец знал массу вещей, но все молодые - дураки, как я. Я никогда не спрашивал у него ничего. Теперь локти себе кусаю.

- Как вы смогли так хорошо узнать русский?

- Это меня самого удивляет. Нельзя терять язык. Это единственное, что соединяет людей. Я не учил русский специально. В 7 лет я пошел во французскую школу, до того я только по-русски разговаривал. Ведь мать и отец между собой говорили на русском. Ни слова по-французски не знал.

- Вы крещеный?

- Да, православный. Для эмигрантов есть две вещи: язык и храм. Храм – место, которое их соединяет. Думать про Россию, говорить на русском. Язык и храм - два элемента, которые позволили эмиграции прожить.

НИЩИЕ – ЭТО НЕКУЛЬТУРНО

- А знаете, есть такое понятие: «загадочная русская душа»?

- Что это?

- Не знаете?

- Нет. Русская душа, французская душа… Не понимаю.

- Ну, русские люди и французские отличаются чем-нибудь?

- Весь мир перемешался. Можно сказать, русских за границей больше, чем в России.

- Мы теряем старую Россию. Нет?

- Надо просто знать, что было до. Есть американский дурак Фрэнсис Фукуяма, написал «Конец истории». Как можно представить конец истории? Это другая страница. Россия продолжается. Единственное, что мне неприятно: очень много бедных в России. Москва - дорогой город, в нем много денег, и много бабушек-пенсионеров, у них ничего нет. И даже люди, которые еще работают – я встретил женщину, которая работает в архиве за 2.400 рублей. Что это значит? Им не стыдно? Это некультурно. Это первое дело для России. Какая культура, когда люди не знают, как они закончат месяц?

- Вы женаты, у Вас есть дети?

- Дети есть, я неженат. Я разводился несколько раз. Старшая дочь Татьяна, сын Матвей, и дочь Эльвира. Сыну 25. Он еще не женат. У него девушка японка. Если они поженятся, она увезет его в Японию.

- Для Вас важно, что род продолжится? - Я даже не думаю про это. Любой дурак может продолжать род.

* * *

Постскриптум. Останки Юрия Долгорукого оказались в Киеве потому, что давным-давно его там, в Киеве, и убили. Сейчас правительством Москвы рассматривается вопрос о перезахоронении Юрия нашего Владимировича и о возвращении его в им же заложенный город. Эта идея появилась уже давно, после войны. О том, Долгорукого ли останки на самом деле, не знает никто, и уж тем более француз, русский душою, - Александр Александрович Долгорукий. Только анализ ДНК может пролить свет на эту темную историю, да и то не факт – а если там не Юрий, а родственник его?

Правительство же Украины рассматривает другой вопрос – о перезахоронении с Новодевичьего праха кинорежиссера Александра Довженко вместе с женой. Несмотря на то, что Довженко завещал себя похоронить в Москве. Очевидно, скоро придут к консенсусу: мы им Довженко, они нам Долгорукого. Будет культурный обмен. Как в частушке говорится: обменяли хулигана на Луиса Корвалана…




Партнеры