Зона позора

Гордость химиндустрии превращается в самую большую свалку Подмосковья

20 июня 2007 в 00:00, просмотров: 864

  “…Индустриальный пейзаж, одним словом. Только людей нет. Ни живых, ни мертвых. Вон и гараж виден: длинная серая кишка, ворота нараспашку…” — цитата из “Пикника на обочине” Стругацких удачно характеризует зрелище, представшее перед корреспондентами “МК-Московии” в Рошале. Руины заводских цехов и горы отнюдь не безобидного хлама — все, что осталось здесь от одного из крупнейших химкомбинатов страны. Не хватает только изумрудного зарева и следов присутствия пришельцев, а так — настоящая Зона, в которой любой желающий может почувствовать себя сталкером.
     Правда, сейчас, по словам инспекторов Госадмтехнадзора, среди “энтузиастов” по большей части бомжи и работники окрестных предприятий, использующие территорию почившего в бозе завода в качестве свалки. Место и впрямь для всякой “нечисти” подходящее. Более 400 (!) га территории — это сплошные остовы полуразвалившихся цехов и монбланы строительного мусора. Шаг вправо, шаг влево с грунтовой дороги, и наткнуться можно на что угодно — обрывки колючей проволоки, открытый канализационный люк или проржавевшую бочку с каким-нибудь кислотным раствором. Тут же, рядом со стеной цеха, держащейся на честном слове, сложены нарезанные трубы и стоят наготове газовые баллоны. Сборщиков металлолома не пугает возможность в любой момент получить по голове кирпичом или обломком арматуры.
     Не успели мы заехать, как почувствовали тошнотворный запах горения какого-то старья. Из-за ближайшего корпуса пополз хвост едкого дыма. Похоже, локальные пожары здесь тоже не редкость…
     Полазить по останкам химкомбината может каждый — заводские заборы давно рухнули под натиском времени. Однако по вечерам эти места объезжает стороной даже наряд милиции. В темноте каждая торчащая балка кажется монстром. Только клошары и чувствуют себя здесь хозяевами положения. Находка для маньяка или режиссера фильмов ужасов — иначе эту зону отчуждения не назовешь. Страшно подумать, что в двухстах метрах отсюда начинаются жилые кварталы, а на дворе школьные каникулы…
     — Еще десять лет назад на химкомбинате работала большая часть жителей города, — говорит замглавы Рошаля Игорь Юдинцев. — Выпускали все: от поролона до шариков для пинг-понга. Помню, директор завода все обижался: “Не шарики, а мячи”.
     В конце 90-х предприятие благополучно обанкротилось. Бразды правления взял в свои руки конкурсный управляющий. Постепенно штат завода сократился с нескольких тысяч до… восьми человек. Аккурат осенью прошлого года они одновременно отметили 90-летие и ликвидацию предприятия. Незначительную часть наиболее хорошо сохранившихся цехов выкупили предприниматели. Там и сейчас копошится какое-то производство. Но основную часть территории со всем содержимым попросту забросили. На зиму ставшие ничьими заводские просторы засыпал снег, а весной уже схватился за голову Госадмтехнадзор, отвечающий за чистоту и порядок в Подмосковье. На нескольких сотнях гектаров не то что благоустройством не пахло, а творился полный беспредел.
     — Мы при всем желании не можем освободить эту территорию от мусора за счет средств городского бюджета, — пояснил Юдинцев, — потому что она является федеральной собственностью.
     Сейчас Шатурский отдел Госадмтехнадзора разослал запросы с целью найти конкретных хозяев каждого цеха. Но пока их ищут, территорию комбината постоянно замусоривают соседние производства. За доказательствами далеко ходить не надо. У обочины возникает куча мешков с бракованными бинтами и аптечными пузырьками. Постаралось расположенное неподалеку предприятие.
     — Как только мы найдем юридические лица, которым принадлежат эти здания, — заверяет начальник территориального отдела Госадмтехнадзора Владимир Чернега, — то сделаем все, чтобы заставить их привести территорию в порядок.
     Сомнения только в одном: что затаившиеся собственники сдадутся без боя. Уж больно накладно разбирать эту полукосмическую свалку. Да и потом, у федеральных структур уже вошло в плохую привычку спихивать всю неприятную работу на плечи местных властей.



Партнеры