Сухоруков — уполномоченный по культуре

Виталий Мельников: “У всех была надежда”

2 июля 2007 в 00:00, просмотров: 778

Российские кинопрограммы в Доме кино закрывали пышно. На сцену, сам себе хлопая, вышел Никита Михалков и сказал прочувствованную речь, которую затем почти всю повторил на церемонии закрытия всего 29-го Московского кинофестиваля. Про то, что в этом году по сравнению с прошлым ММКФ посетило в три раза больше зрителей — на одну только российскую программу за все дни пришла 21 тысяча человек. Про то, что “я в кинематографической среде живу и общаюсь с молодежью, поэтому так и скажу — в три раза сократилось количество тусовок, потому что некогда на них ходить”. А потом худрук российских кинопрограмм Ирина Павлова пригласила на сцену тех, ради кого, собственно, все и собрались — съемочную группу фильма Виталия Мельникова. “Агитбригада “Бей врага!”

Питерский режиссер-классик Виталий Мельников любим народом за свои вечные картины: “Начальник Чукотки”, “Старший сын”, “Отпуск в сентябре”, “Царская охота” и многие-многие другие. И в свои 79 он даст фору большинству нынешних молодых режиссеров. “Агитбригада “Бей врага!” — сложнопостановочная картина, которую и физически непросто было осилить: три месяца в экспедициях. В основу сценария, написанного самим режиссером, легла часть его же автобиографической книги “Жизнь, кино”. Плывет по сибирской реке лодка с агитбригадой “Бей врага!”, начальник — уполномоченный по культуре от милиции (Виктор Сухоруков), высланные из столицы актриса (Наталья Ткаченко), художник (Кирилл Пирогов) и сын врага народа (Никита Лейтланд) да местная кровь с молоком девица-кинщица (Анна Данилова). Останавливается у деревень, да поселений ссыльных, да скитов старообрядческих, встречает людей разных — ретивую пионервожатую (Оксана Мысина) да старуху, которая собой вход в церковь закрывает (Людмила Зайцева), чтоб из храма клуб не делали…

— Это только один эпизодик из моей книжки о том, когда я был киномехаником, как наш молодой герой по имени Раднэр и был в такой агитбригаде, которая плыла на лодке по сибирским рекам и поднимала дух народа. Я не снял ни одного фильма о войне, потому что я никогда не держал в руках оружия и не имею права о ней делать. “Агитбригада “Бей врага!” — это около войны, о том, чем я тогда сам жил, — рассказал Виталий Мельников “МК”.

— Но снимали вы не в Сибири, где, по сценарию, все происходит, а в Карелии?

— Да, еще под Питером — там есть река Свирь, вот она у нас и изображает большую сибирскую реку. Это наш оператор Сергей Астахов постарался передать ощущение простора и земли, на которой человек копошится и пытается как-то жить. Месяца три — никаких павильонов, только натура — все дома, часовня, с которой в фильме спиливают крест, чтобы она стала клубом. Часовня XVII века стоит никем не охраняемая. Нам даже не у кого спрашивать было разрешения на съемку. Но крест мы с нее, конечно, не спиливали — это наши комбинаторские штучки.

— Картина начинается бойко, комедийно, но финал грустный…

— Я столько повидал в жизни такого, когда смешное и страшное было перемешано, и мне хотелось, чтобы эта интонация существовала в картине. Ощущение стихийного существования советского человека тогда, когда он даже не знал, что страдает. Если это понять, тогда не будет деления на красных и белых, на плохих и хороших, на передовых и не очень.

— Но вы же не думали тогда об этом?

— У всех была надежда, что война закончится и все изменится — настанет жизнь чистая, справедливая. И герои картины так же думают. Но зрители понимают, что этого не произошло.

И еще после показа интервью “МК” дал исполнитель главной роли — а сыграл он ее просто блестяще! — Виктор Сухоруков.

— Ваш герой нашел свое счастье, свалившееся на него после контузии, когда он думал, что уж не будет у него любви, но помогли травки сибирские. И вот — после ночи с бригадиршей рыбацкой женской артели — он прощается с ней навсегда. Почему?..

— Вот именно что не отказывается, а так жизнь распоряжается. И все в нашем мире скоротечно и неожиданно, и никто не знает, где найдешь, где потеряешь или обретешь радость и покой. Мне думается, это вообще идея всего фильма Виталия Мельникова. Остановись, поменяй судьбу, все в твоих руках. Ан нет — оказывается, себе не принадлежим. Еще учитывая тот исторический аспект. И весь фильм — случайные встречи-расставания. И второе интересное слово — заблуждение. Кто же виноват? А нет виноватых, и виноваты все. Когда, получается, мы могли сразу влюбиться и предать — все сразу. Вот это самое трагическое.

— Виктор Иванович, не могу не спросить — как вы себя чувствуете после инфаркта? После него что-то изменилось в вас, в вашем отношении к жизни, к людям?

— Когда у меня спросили — сестра моя, врачи, психолог, — что я почувствовал тогда, я ответил: великое удивление. Все что угодно могло быть — даже инсульт, но никак не инфаркт, потому что я настолько жил позитивно, любил все, чем я занимался, и даже темпераментом своим я совершенно управлял. И вдруг выскочило — когда я шел по Чистым прудам с ощущением огромного горячего печеного яйца в груди. Но благодаря моим друзьям из Питера, которые меня поддерживали, — Людмила Алексеевна вот мне сказала: “Не думай про болезни”, — и благодаря врачам, которые рассказывали, как жить, я чувствую себя нормально. И самое главное — я себе сказал: “Если я не вернусь к прежнему Сухорукову, тогда все зря!” И, наверное, это помогло. Я психологически исключил частицу “не”. Я не говорю: “У меня не болит”, — я говорю: “У меня сердце здорово. Мое сердце прекрасно. Я люблю свое сердце. Оно у меня очаровательное, мощное и великолепное”. И я вернулся к самому себе, при этом каждый день здороваюсь со своим сердцем и спрашиваю: “Ну как ты там? Тебе не тесно, не душно, не давит? Пойдем отдохнем, от суеты спрячемся”.

— Но тем не менее все равно же надо после такого как-то беречь себя?

— Берегу. Когда инфаркт обрядился в мою плоть, я вдруг обнаружил великую глупость вокруг — я стал ее видеть, слышать, ощущать и меньше на нее тратиться. Мы слишком много тратимся на пустяки и ерунду.

— Вы похудели? Из-за болезни?

— Нет, мне просто так нравится, не хочу быть толстым. Диета у меня — не жри жирного и после шести и пей чаю много. Если после шести не есть не получается, выбирай рыбу.

— Расскажите про новые роли.

— Когда инфаркт в марте приказал мне ограничить свою деятельность, я со всеми расстался — всем отказал. Но Глеб Панфилов позвонил и сказал: “Я буду тебя ждать, сколько потребуется”. И месяц ждал, и устроил великолепные условия для работы. И мне кажется, у меня получается великолепный Шмага. Еще я оставил за собой роль у Станислава Говорухина в “Пассажирке” по Станюковичу. Во-первых, потому что мы давно знакомы. Во-вторых, потому что он меня ценит и уважает. И главное — чудо из чудес в кинематографе, он сказал: “Пусть Сухоруков выбирает любую роль”. И я выбрал капитана клипера. Роль эта спокойная, лаконичная, более сдержанная — это более полезно и для сердца, и для моего темпераментного характера.



    Партнеры