Пройти лабиринт

Генная терапия впервые в истории медицины помогла спасти человека от наступления слепоты.

29 апреля 2008 в 17:00, просмотров: 1070

В связи с чем можно говорить о начале новой эры в лечении безнадежных глазных заболеваний. Причем наследственных. Эта новость уже облетела весь мир! 17-летний Стивен Хоуарт начал было смиряться с мыслью о полной слепоте. И тут неожиданно судьба преподнесла ему, мало сказать, сюрприз. О нем MK.RU рассказал руководитель уникального эксперимента Робин Али из лондонского института офтальмологии. Хотя российский генетик из Института общей генетики РАН тут же попытался нас несколько отрезвить. По его словам, «не все так гладко обстоит, как хотелось бы думать, поскольку у генной терапии могут быть и негативные последствия».

Диагноз Стивена звучал, словно смертный приговор – врожденный амавроз Лебера. А это значило, что парень страдал наследственной атрофией зрительных нервов, которая затрагивала оба его глаза. В наступающей темноте Стивен не видел совсем ничего. Только размытые пятна от ярких источников света. Он не мог пройти и нескольких метров, чтобы не наткнуться на стены. Из-за дефектного гена RPE65 в его сетчатке постоянно умирали и не восстанавливались светочувствительные клетки. К 30 годам юноше «пророчили» полную слепоту. Видящим ему оставалось жить каких-то 13 лет. Одним словом, до сего дня его болезнь считалась безнадежной – то есть неизлечимой. 

Однако произошло настоящее чудо. Именно на Стивене врачи решили применить  разработанный ими метод – они внедрили «откорректированные» копии гена RPE65 в клетки сетчатки. Тогда врачи не решались давать никакой гарантии улучшения зрения.  

Но в итоге зрение 17-летнего Ховарта резко улучшилось – он уверенно смог преодолеть повороты затемненного лабиринта. До этого для него это было неразрешимой задачей. Надо отметить, что врачи взялись лечить лишь один глаз, дабы избежать возможных неудач и побочных эффектов: ведь могли возникнуть любые разрывы, отделение сетчатки глаза или же просто непредсказуемые воспаления. Слава богу, пока никаких побочных явлений не отмечается. 

«Этот эксперимент проведен только для лечения врожденного амавроза Лебера, – отметил в интервью MK.ru руководитель эксперимента, профессор Робин Али из института офтальмологии при университетском колледже в Лондоне. – Мы надеемся, что окончательные результаты этого исследования помогут нам доказать, что генная терапия может быть эффективной  процедурой для борьбы с другими, передающимися по наследству, заболеваниями сетчатки».  

Исследователи с надеждой смотрят в будущее, уповая на те преимущества, которые несет генная терапия: «В будущем аналогичная технология может быть использована при лечении других заболеваний сетчатки, – подчеркнул профессор Али. – Пока же мы не можем предсказать время, когда в этих областях будут достигнуты успехи».

Генная терапия – методика, основанная на генно-инженерных работах, направленных на внесение изменений в генетический аппарат клеток для лечения заболеваний, передающихся по наследству. Генная терапия позволяет заменять дефективные гены in vivo. Выделяют фетальную терапию, когда исправленные гены вводят в оплодотворенную яйцеклетку (или в эмбрион) и соматическую, когда «правильную» ДНК внедряют в соматические клетки (например, в клетки печени).

Результаты эксперимента, проведенного научной группой под руководством Робина Али, были опубликованы журналом New England Journal of Medicine, а также на сайте госпиталя Мурфилдс. На портале института офтальмологии университетского колледжа в Лондоне по даному сюжету имеется также и ВИДЕО.

                                                                                                      ***

Комментарий заведующего лабораторией генетических основ клеточных  технологий Института общей генетики им Н.И.Вавилова, доктора  биологических наук, профессора Сергея Киселева:

Вообще, конечно, генная терапия не сможет стать панацеей от всех глазных болезней. Хотя лечение моногемных заболеваний, связанных с коррекцией функции генов, может иметь достаточный успех, и не только в моногемных заболеваниях, но и в ряде других случаев. Я считаю, что в обозримом будущем генная терапия должна занять достойное место в качестве терапевтического средства. 

У генной терапии могут быть и негативные последствия. Взять вот этот британский сенсационный эксперимент со Стивеном Хоуартом. Введенный ему в клетки глаза ген RPE65 все равно просто так не может существовать. Он существует лишь в комплексе некой биологической молекулы, которая должна доставить его, во-первых, внутрь клетки и, во-вторых, встроить в хозяйский геном.

Молекулы, которые переносят ген, в биологии называются «векторами». Они обеспечивают направленный перенос гена. В качестве таких векторов эти британцы использовали вирусы. Соответственно, вектор может иметь некий негативный эффект на организм – скорее всего будет иммунологический ответ со стороны организма. Например, использование в качестве векторов аденовирусов сопровождается совершенно разными эффектами. Условно назовем их «насморком». После чего наступает вирусная инфекция.

К примеру, во Франции при генной терапии наследственного заболевания комбинированного иммунодефицита использовали вектор на основе вируса. Вот как раз эти вектора вызывали у детей другое заболевание – онкогематологическое, поскольку они встраивались в клетку и в геном и мешали нормальной работе клетки. В любом случае, проблемы всегда могут возникнуть.

По сегодняшнему уровню технологий доносить гены пока способны только вирусы. Априори, наша лаборатория пошла немного по другому пути – мы не используем вирусную доставку. До того, как переключиться на клеточные технологии, мы провели целый ряд геннотерапевтических клинических испытаний, в том числе и противоопухолевую вакцину. При этом мы использовали вирусные вектора менее эффективные, но более безопасные. Тут всегда нужен некий баланс.

Если еще раз возвращаться к опасностям генной терапии, то всегда надо помнить фразу Парацельса: «Яд – это всего лишь вопрос дозы». Маленькая доза полезна, большая – небезопасна. Таков уж уровень сегодняшней науки – всегда необходимо находить оптимальное средство доставки, количество и т.д.

                                                                      ***

Е-комментарий руководителя исследовательской группы Genomics из Sangamo BioSciences, Inc. Федора Урнова (США):

К генной терапии хорошо применима известная поговорка: "Если под рукой кроме молотка ничего нет, то всё вокруг начинает напоминать гвоздь". В своё время - то есть лет 15 назад - шла речь о том, чтобы генами лечить всё подряд. Теперь стало понятно, что в мире болезней - не одни только гвозди. Близорукость, например, повсеместно исправляют изобретенной Фёдоровым кератотомией - гены тут не причем.
 
В ряде случаев, однако, заболевания именно глазные можно пытаться лечить генной терапией, и на это будут вполне здравые основания. В глаз относительно легко доставить генное лекарство - простым уколом. Можно применять вирусы для доставки гена - полость глаза невидима для иммунитета, который не сможеть устранить лекарственный вирус. Ну и наконец - в ряде случаев доказано, что природа заболевания -- генетическая, а клин, как известно - клином вышибают (а ген, естественно - ...).
 
Наследственная слепота, о которой идет речь в статье - заболевание очень тяжелое и совершенно (до настоящего времени) неизлечимое. Клинические испытания проводились на небольшой группе пациентов, и тот факт, что у некоторых из них зрение несколько улучшилось - на грани чуда. Надежда теперь есть.
 
Важным направлением генной терапии заболеваний глаза является болезнь куда более повсеместная (ей страдают около 10 процентов людей пожилого возраста) - возрастное отмирание клетчатки (age-related macular degeneration). Сейчас её лечат частыми болезненными уколами - а вот генная терапия тут интересна потому, что один укол может от неё избавить на всю жизнь.
 
Опасна ли генная терапия? Опасна любая терапия - даже аспирин - если им злоупотреблять. Отмечу вот что. Первый пациент был вылечен генной терапией в 1990 году - с тех пор этот подход был применен к нескольким тысячам пациентов, большинство из которых были тяжело, неизлечимо больны. Летальных исходов - единицы (один в США, два во Франции) - из тысяч!
 
Если гены применять разумно, то в руках профессионалов они безопасны. Вирус, который применяют для лечения глазных заболеваний - совершенно безопасен. Врачи и биологи, который взялись за это наследственное заболевание всё сделали очень грамотно.



Партнеры