От Бастрыкина выдачи нет…

Криминальная недвижимость — на службе СКР

6 сентября 2011 в 18:36, просмотров: 33829

7 сентября исполняется 4 года самому молодому правоохранительному ведомству страны — Следственному комитету России.

Редакция “МК” сердечно поздравляет руководство СКР и особенно его председателя Александра Бастрыкина с этой датой. В качестве традиционного подарка мы публикуем материал нашего обозревателя, депутата Госдумы Александра Хинштейна, об очередных скелетах в шкафу СКР. Причем о скелетах самых что ни на есть настоящих…

От Бастрыкина выдачи нет…
Рисунок Алексея Меринова

Как отнестись к сыщику, который вместо того, чтоб возвращать угнанную машину, сам разъезжает на ней в обнимку с ворами?

Ответ очевидный — скажете вы. А вот и нет. В Следственном комитете с вами вряд ли согласятся.

Отношение к чужой похищенной собственности здесь совершенно особое. Оправдано все, что служит борьбе с преступностью. Ничем иным невозможно объяснить дикие, казалось бы, вещи.

Как выясняется теперь, в пользование СКР перешел целый ряд объектов столичной недвижимости, имеющих откровенно криминальное происхождение и фигурирующих в уголовных делах. Причем дела эти расследует... сам же СКР.

* * *

Все 4 года своего существования СКР пух как на дрожжах. Если в прежней прокуратуре следственной работой занимались 8,7 тысячи человек (из них примерно 65 генералов), то сегодня — штат комитета 21 тысяча 190 сотрудников (223 генерала). С 1 января это число возрастет еще на 2 тысячи.

А ведь каждому начальнику положены машина, секретарша, помощники, кабинет. До 2006 года все следствие центрального аппарата Генпрокуратуры преспокойно умещалось в одном-единственном 15-этажном здании в Техническом переулке. (Даже еще оставалось место для других прокурорских подразделений.) Теперь там не рассадить и половины СКР. Метры, метры — будь они неладны!

Второй год на Земляном Валу строится новая штаб-квартира комитета площадью 19,2 тысячи метров. Планируется возведение еще одного офиса на улице Радио (по крайней мере земельный участок под СКР уже оформлен).

Но когда это еще будет! А родина ведь требует ударной работы здесь и сейчас. А для ударной работы нужны соответствующие условия...

Наверное, нет ничего предосудительного в том, что СКР взял в аренду у коммерческих структур ряд зданий и помещений в центре Москвы. Правда, обстоятельства этих сделок, равно как и финансовые условия, держатся в строжайшем секрете. На мои запросы Александру Бастрыкину я не получил даже положенную по закону формальную отписку: оказывается, есть депутаты, которым можно не отвечать.

Впрочем, удивляться этому не приходится. СКР есть чего скрывать.

...Бауманская улица, дом 6, строение 2. Табличка на входе извещает, что в этом трехэтажном здании размещается управление криминалистики Следственного комитета. День и ночь в кабинетах кипит неравный бой с преступностью. Хотя преступность — вот она, рядом, ее можно даже в любой момент потрогать рукой. Для этого всего и надо-то дотронуться до стены.

Штука в том, что здание это не простое, а предмет уголовного дела. Как установили в самом же СКР, оно было похищено мошенническим образом 7 лет назад у законного владельца — ЗАО «Инфико».

Банальное рейдерство. Злоумышленники подделали бумаги «Инфико» и присвоили себе два здания вкупе с земельным участком в центре Москвы на Бауманской. По известной схеме они продали имущество через цепочку фирм-однодневок, тщательно запутав следы.

Уголовное дело по факту мошенничества возбудили еще в августе 2006 года. Никаких сомнений в том, что здания украдены, у следствия нет. Об этом черным по белому указано во всех документах. Владелец и гендиректор «Инфико» Владимир Касаткин официально признан потерпевшим, а сами объекты оформлены как вещественные доказательства.

Вообще-то дело это довольно громкое, о нем не раз писали в газетах. По первоначальной версии, за ним стояла группа известных столичных рейдеров. Один из них, Николай Нестеренко, год назад был осужден по иному резонансному делу (рейдерский захват НИИЭМИ) к 5 годам.

Фигурировал в нем и другой, не менее известный человек — Владимир Палихата. СМИ называли его крупнейшим специалистом по слияниям и поглощениям. Фамилия Палихаты всплывала в связи с захватами и того же НИИЭМИ, и института ГИПРОХИМ, и редакции «Нового времени». В 2001 году он был осужден к 2 годам за мошенничество, но амнистирован.

(Рекомендую: забейте эту фамилию в интернет-поисковик. Прочтете массу интересного.)

Однако вот парадокс. Несмотря на очевидность преступления, раскрыть его не могут уже 5 лет. Обвинение никому так до сих пор и не предъявлено.

Правда, попытки такие делались. В августе 2008 года следователь Следственного комитета МВД вынес постановление о привлечении группы лиц в качестве обвиняемых. В черном списке значились и Нестеренко, и Палихата, и еще 6 человек. Однако уже через несколько дней дело в авральном порядке было передано из МВД в СКП (будущий СКР), где оно благополучно и стало затухать. Палихату из числа подозреваемых вывели, а Нестеренко, хоть и был он задержан (по другому делу), обвинение не предъявляют уже 2 года. Каких-либо активных следственных действий также не ведется.

По странному стечению обстоятельств изъятие дела произошло почти синхронно со сдачей в аренду одного из двух украденных у «Инфико» объектов. И уголовное дело, и здание на Бауманской перешли в распоряжение Следственного комитета летом 2008-го. В качестве арендодателя выступила последняя фирма из рейдерской цепочки — ООО «Виктория Плюс». (Ее фактический владелец Алексей Вещиков также проходит по делу в качестве подозреваемого и второй год скрывается в Эмиратах.)

Здание на улице Бауманская, дом 5, стр. 2, похищено 7 лет назад. фото: Михаил Ковалев

Бывший гендиректор «Инфико» Владимир Касаткин, в чьем здании квартируют теперь криминалисты, твердо уверен: переезд и последующий развал дела — звенья единой цепи. Поселившись под крышей у рейдеров (в прямом смысле), СКР как бы взял их под свою крышу. Весь цинизм ситуации заключается в том, что уголовное дело по-прежнему продолжает расследоваться. Одной рукой СКР якобы борется с мошенниками, а другой пользуется плодами их преступлений.

(Хорошо еще, что криминалисты не ведут допросов: я живо представил чувства Касаткина, случись ему переступать порог у него же украденного дома.)

— Я неоднократно указывал следователю на это, писал заявления, — вспоминает потерпевший. — В ответ мне говорилось: не суйся, куда не надо. Лишние проблемы тебе ни к чему.

Это не просто голословные домыслы Касаткина. В материалах еще одного уголовного дела, по которому он также проходит потерпевшим, есть запись телефонных переговоров последнего «собственника» здания Алексея Вещикова с небезызвестным Константином Барановским, тоже видным героем рейдерских фронтов. (Ныне он арестован и находится под судом за вымогательство.) Барановский был последним, кто до СКР сидел в этом офисе, обеспечивая своеобразное прикрытие рейдерам.

Так вот, Вещиков в разговоре требует от Барановского освободить помещения, объясняя, что туда заедут «серьезные люди». Из беседы ясно: рейдер очень надеется на помощь новых арендаторов. И в своих ожиданиях он не ошибся.

Два месяца назад дело по факту хищения имущества «Инфико» было передано из ГСУ СКР в управление ЦФО, где ему окончательно и суждено умереть. Никакого движения уже несколько лет по нему нет.

Предыдущий следователь по делу Андрей Гривцов, пытавшийся привлечь рейдеров к ответственности, сам в итоге оказался обвиняемым. Его арестовали за попытку получения взятки от Владимира Палихаты.

Его предшественник еще по Следственному комитету МВД «важняк» Андрей Кисин, также занимавший активную позицию по делу, ждет сейчас увольнения: переаттестации он не прошел.

Вряд ли эти примеры вдохновляют нынешнего следователя на подвиги. Тем более если вспомнить про договор аренды...

* * *

Преступника, как известно, всегда тянет на место преступления. Тыловиков СКР столь же необъяснимо тянет к недвижимости с криминальным душком. История с домом на Бауманской — отнюдь не единственный пример этого странного влечения.

Совсем неподалеку, на набережной Академика Туполева (дом № 15, корпус 28), СКР также арендует ряд помещений для служебных нужд. Здесь размещаются несколько управлений центрального аппарата, включая, что особенно пикантно, антикоррупционное.

Некоторое время назад в отношении владельцев здания — руководителей ОАО «Туполев» — расследовалось уголовное дело: на этот раз по статье УК «злоупотребление полномочиями». Они подозревались в умышленной продаже активов за бесценок (8 столичных объектов ушли всего... за 45,9 млн. рублей).

А потом дело было прекращено (уже в СКП). И тут же вчерашние обвиняемые гостеприимно распахивают двери перед вчерашними тюремщиками — и живут все душа в душу. Очень удобно: чтобы увидеть коррупцию, антикоррупционному управлению СКР даже не надо выходить на улицу...

Еще более дурно пахнущая история связана с покупкой СКР служебного жилья. На этот раз тыловики комитета прибегли к услугам не рейдеров, а черных риелторов.

Как следует из имеющихся в распоряжении редакции документов, 9 августа 2009 года Следственным комитетом был заключен госконтракт на приобретение двух квартир со вторичного рынка. Обе — двухкомнатные, обе — не в самых лучших районах: Марьино, Братиславская.

И дело даже не в том, что купили их неоправданно дорого (по 9,4 млн. каждая), переплатив по 2–3 миллиона. (Так по крайней мере пишет Генпрокуратура.) Эти квартиры имеют четкую криминальную подоплеку.

Местонахождение бывшей хозяйки одной из квартир (в доме № 14 по улице Братиславской), например, до сих пор неизвестно. При этом отсюда она до сих пор не выписана. (Сейчас там живет сотрудница ГСУ СКР Инна Машкова с семьей.)

Не хочу каркать, но судьба хозяина другой квартиры не оставляет почвы для благодушия. Алексей Седов, бывший собственник «двушки», купленной СКР, стал жертвой «черных риелторов» и был в итоге ими убит.

Его труп с пробитой головой нашли 19 октября 2009 года в лесу близ истринской деревни Шебаново. А вскоре подмосковное управление СКР установило, что 58-летнего неработающего и сильно пьющего Седова убили члены банды «черных риелторов», возглавляемой неким Ожерельевым. (Год назад он был осужден к 7,5 года по другому аналогичному делу: 15 эпизодов мошенничества с квартирами.) Арестован и один из непосредственных убийц.

За год до смерти «асоциальный элемент» Седов продал свое единственное богатство — 2-комнатную квартиру в Батайском проезде — черным риелторам.

Покупкой, впрочем, это можно назвать лишь с большой натяжкой. Сделка проходила не в Москве, а в Великих Луках, сам Седов в ней не участвовал. Покупатель — лицо чисто подставное, неработающий житель Великих Лук (на допросе он честно признался, что получил за услуги 20 тысяч рублей.)

Скорее всего, Седов лишь подписал спьяну подсунутую ему доверенность. А очнулся уже в Великих Луках, куда его вывезли вместе с сыном, клиентом ПНД, изъяли паспорт и долго еще поили в надежде, что он загнется. 8,5 миллиона, значившихся по договору, никто, естественно, отдавать не собирался.

Обычно, отобрав у очередной жертвы (бича или одинокого старика) квартиру, черные риелторы стараются очистить сделку, переуступая ее несколько раз подставным покупателем. (Так потом сложнее будет отсудить.)

Но в нашем случае они отчего-то решили не утруждаться. Бывшую квартиру Седова в Батайском проезде злоумышленники продали сразу напрямую Следственному комитету. (По бумагам, заключал договор зиц-председатель из Великих Лук.)

Самое дикое в этой истории — что в момент покупки квартиры ее владелец Седов был еще жив. Его забьют лишь спустя 2 месяца исключительно для того, чтоб завершить сделку с СКР.

Основное здание СКР теперь мало. фото: Михаил Ковалев

В материалах уголовного дела об убийстве Седова прямо сказано, что совершено оно «с целью скрыть ранее совершенное в отношении его мошенничество — приобретение права собственности на квартиру».

Абсурд! Сам СКР признает, что квартиру забрали у человека мошенническим, то есть преступным, путем — и, значит, ее нужно у преступников конфисковывать. И в то же время квартира эта остается в собственности СКР. Очень показательно, что живет в ней (по договору соцнайма) краса и гордость ГСУ СКР — «важняк» Денис Никандров, возглавляющий бригаду по громкому делу о подмосковных казино и прокурорской коррупции.

Волей-неволей выходит, что именно ради покоя и уюта семьи Никандрова и отдал свою жизнь Алексей Седов.

Материалами дела доказано, что 18 октября 2009 года Седов вернулся в Москву и заявился к себе на квартиру, где полным ходом шел ремонт. Позвав соседей, он начал возмущаться, кричал, что его обманули.

Еще немного — и выгодная сделка сорвется. Тем же вечером за скандалистом приехали подручные банды и увезли якобы в Великие Луки. По дороге его убили и выбросили в лесу.

Примерно тогда же бесследно исчез и сын Седова, лишь накануне выписанный из психиатрической больницы. (Сегодня он объявлен в розыск как без вести пропавший.) Ничто отныне не препятствовало удачному завершению госконтракта...

Я не знаю, почему СКР положил глаз именно на эту квартиру? Как получилось, что перед сделкой никто ее не проверял, а все бумаги оформлялись по доверенностям? (Ладно бы покупателем был завод резиновых игрушек; нет же — главный следственный орган страны, которому положено видеть на три метра в глубину!) Проводился ли вообще аукцион?

На эти, равно как и другие, вопросы СКР отвечать отказывается. Сверх того — все оригиналы документов по покупке и регистрации квартиры отовсюду изъяты и приобщены к материалам дела об убийстве Седова, хотя эту линию — связку рейдеров и тыловиков СКР — никто, разумеется, не отрабатывает.

Такое ощущение, что эти документы просто спрятали во избежание неприятных расспросов. Их не выдали даже прокуратуре, и подмосковному прокурору пришлось вносить в СКР требование, которое, впрочем, осталось без удовлетворения. Известно лишь, что ГСУ СКР проводил доследственную проверку по факту сделки и состава преступления здесь не нашел. Да и смешно было бы!

Напротив, когда участковые попытались по прокурорскому поручению установить, кто живет теперь в криминальных квартирах, их самих чуть не привлекли к уголовной ответственности и долго таскали для дачи объяснений. В качестве предупредительного выстрела в СМИ была даже сделана утечка, что Генпрокуратура ищет компромат на руководителя бригады по игорному делу и особенно интересуется его жильем...

С точки зрения закона история кровавой квартиры в Марьине полностью повторяет историю со зданием на Бауманской улице. Все согласны, что недвижимость уголовная и владельцы лишились ее в результате совершенных преступлений. Но вот с того момента, как перешла она в руки СКР, весь криминал кончается. Был — и сплыл! Да и у кого отбирать ее теперь? Не у самих же себя?

Возмутительно здесь не столько даже то, что тыловики СКР купили и арендовали криминальные метры, являющиеся вещдоками по уголовным делам. (В конце концов, каждый имеет право на ошибку.) А то, что когда скандалы эти вскрылись, никто не был уволен или привлечен к уголовной ответственности: даже выговора не получил.

Наши источники говорят, что связано это с особым обаянием главного тыловика СКР 36-летней генеральши Леси Колесник (именно она подписывала часть контрактов). Своих людей Бастрыкин в обиду не дает!

Такая круговая порука защищает надежнее, чем весь, вместе взятый, спецназ СКР. Можно творить любые выкрутасы, но до тех пор, пока руководство к тебе благосклонно, ни один волос не упадет с твоей головы.

Не буду перечислять многочисленные примеры бардака, который царит в тыловом блоке СКР. Квартиры закупаются здесь почему-то не напрямую, а через риелторов и с переплатой (проверка Счетной палаты только за 1 год выявила 15,8 миллиона необоснованных расходов).

Получают их преимущественно не очередники, а лица, близкие к руководству. К примеру, жилье вне очереди было выделено бастрыкинским помощникам Шнайдеру и Гордеевой, уже обеспеченным квартирами, а потому права на ордера не имевшим. Облагодетельствованы квартирами и молодая генеральша Колесник, ее первый зам. Кияшко, а также многие другие представители тылового блока.

Совсем недавно квартирный скандал разразился вокруг управделами СКР Рифа Гайфутдинова. Как установила проверка военной прокуратуры, на прежнем месте службы Гайфутдинов незаконно получил ГЖС в 1 млн. 173 тыс. рублей, который реализовал в Москве. Представленные им протоколы жилкомиссии Подольского военного госпиталя, где он тогда служил, оказались поддельными.

Впрочем, коллеги Гайфутдинова из военно-следственного управления СКР в возбуждении против него уголовного дела, естественно, отказали.

Точно так же, как в очередной раз сейчас будет отказано Владимиру Касаткину, требующему наложить арест на украденные у него здания.

Свое добро и своих людей в обиду здесь не дают. От Бастрыкина, как с Дона: выдачи нет...



Партнеры