Столыпин, Путин и политическое правительство

Нужны не косметические меры, а полноценная реформа системы уже весной-летом

23 февраля 2012 в 19:12, просмотров: 13769
Столыпин, Путин и политическое правительство
фото: Александр Астафьев

Нынешний Год российской истории содержит много памятных дат, среди них — 150-летие П.А.Столыпина, премьера-реформатора, фигуры, вернувшейся к нам из небытия благодаря подвижничеству Никиты Михалкова.

Михалков любит сравнивать премьеров: Столыпина с Путиным. В общем, исторические параллели налицо.

Действительно: экономический рост для страны при одном и другом обеспечен? Да.

Мешали и мешают Столыпину и Путину? Мешают, да еще как.

«Душителями либеральных свобод» звали? Звали и зовут.

Вызывают эти фигуры раздражение у наших «геополитических конкурентов»? Несомненно.

100 лет назад расколотые элиты не дали Столыпину довести реформы до конца — и сейчас то же. Не все хотят добавить срок.

Но, расплетая затейливые исторические аналогии, важно сделать и кое-какие практические выводы.

Во-первых, удивительный срок. Все, что сделал Столыпин, он сделал всего за 5 лет. Путин у руля уже 12. Задел есть, но хочется больше. Хочется быстрее.

Почему Столыпин обгоняет? Думаю, это вопрос решимости и воли.

У него была огромная, несгибаемая Воля, заставлявшая крутиться бюрократическую машину, которой тогда, кстати, телеграфные ленты успешно заменяли электронную почту, перья — айпэды и айфоны, а гужевые лошадки — люксовые иномарки с мигалками.

Это словосочетание — «политическая воля» — у нас употребляется исключительно вместе со словом «недостаток». Но это не просто красивое выражение. Это суть политики. «Power is nothing without control», — говорят американцы. Нынешней власти воли не хватает.

Нет смысла ломать копья относительно того, победит Путин в первом туре или во втором. Какая разница? Де-факто — в сознании людей — уже победил. И это дает шанс стране — но только если своими полномочиями он распорядится так же жестко, как Столыпин.

Для этого Путину нужно отойти от затертого образа, в который он вживался все 12 лет. И мореплаватель (подводник), и плотник (комбайнер). И летчик, и тушитель пожаров и разруливатель Пикалевых, и удачливый ныряльщик, и не менее удачливый автомобилист. Пиарщики Путина подпитывали его рейтинг мельканием везде и всюду. Он сам к этому привык, вжившись в амплуа эффектного мачо и эффективного менеджера.

Но не дело это Президента России — третий срок затыкать все дыры, работая Главным Пожарным. Сталин — тот вообще выступал на публике раз в год и из Москвы никуда не ездил. Система работала, а он за ней тщательно приглядывал. Из своего скромного кабинетика в Кремле площадью 34 кв. м.

Нужна реформа системы власти. На требования общества надо дать ответ. Но дать не «уступками» и косметическими мерами, а полноценной реформой политической системы. Провести ее уже весной-летом.

Возможно, созвать Конституционное собрание. Или по-русски — Всенародный Собор. Не имеет значения. Хоть горшком назови, главное — обеспечить всенародную поддержку курсу решительных и волевых реформ.

Конкретные направления реформ обозначать здесь места нет, они очевидны для всех: судебная реформа, территориальная, бюджетная, реформа Счетной палаты. Обозначим лишь самые принципиальные вещи.

Первое: Президент и Премьер. Президент — есть Главнокомандующий и Правитель. Или лучше (велик и могуч русский язык!) — УПРАВИТЕЛЬ. То есть тот, кто гарантирует в стране Право и Правду. А не управленец — «манАгер». Премьер — это ретранслятор, усилитель его воли, координатор министров-политиков, но не второй вице-менеджер, бегающий затыкать те дырки, которые не успел заткнуть первый.

Второе: политическое Правительство. Главным результатом реформы системы власти должно стать Правительство, состоящее не из чиновников-бюрократов-исполнителей, а из политиков — по образцу Соединенного Королевства — Великобритании и Соединенных Государств Америки — США.

Министр Правительства должен работать на основе глубокой внутренней убежденности, веры, пассионарного порыва — а не суетливо подбивать сметы и «исполнять поручения». Он должен быть не винтом в бюрократической махине, а политическим деятелем, с самостоятельной политической — то есть персональной ответственностью за свое направление. Отвечать головой, а не валить все на Кремль, «отсутствие должных бюджетных средств» и «отсутствие еще одного правильного закона».

Не высчитывать, кому он сколько перераспределил, а каждый день творить, созидать что-то новое: в культуре, здравоохранении, образовании... Министерства должны быть не отделами одной большой бухгалтерии, а отраслевыми политическими штабами.

Приведу пример из истории Великой Отечественной. Мы начали побеждать только тогда, когда Ставка «отпустила» генералов на оперативную свободу, когда у командующих появилась внутренняя свобода и представление о том, что надо делать. Самим. Летом 1941-го они еще боялись проявлять инициативу. Но вот уже зимой генералу Панфилову не надо было ждать детальных указаний Генштаба, чтобы организовать оборону своего рубежа. И тогда пришли первые Победы.

Третье: инициатива. Только творческая инициатива — от министров и губернаторов до глав районов и поселков — даст России столыпинские темпы развития.

Напомню про реформу Грызлова, которую ему не дали осуществить, когда он возглавлял МВД. Как политик, имеющий незашоренный взгляд, он предлагал истинно глубинные перемены, по сравнению с которыми ныне осуществляемая реформа МВД — мелкий косметический ремонт. Один лишь пример: предполагалось, в частности, разделение МВД на федеральную полицию, суперслужбу вроде ФБР и муниципальную милицию. Причем в муниципальной — широкая выборность милицейских начальников.

Столыпин просил 20 лет спокойного развития. Судьба дала ему только 5.

Если к прошедшим с 2000-го годам Путина добавить еще 6, то получится практически тот срок, о котором Столыпин и мечтал. Или Россия будет Путиным преобразована, или нас ждет катастрофа. Никаких «еще шести лет» судьба ни ему, ни нам не даст. Боюсь, и сейчас осталось задела на коренные преобразования не более 2–3 лет.

Мы просто не имеем права профукать этот, возможно, последний для России исторический шанс.

ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ! Только что вышел в свет первый роман Владимира Мединского «Стена», история приключений трех друзей в период русской Смуты.



Партнеры