Хроника событий Пархоменко опубликовал список "фантомных" участков на президентских выборах в Петербурге, которые существовали только на бумаге и на которых более 90% голосов отдано за Путина Прохоров проиграл второй суд по отмене итогов выборов Надо подделать все подписи-3 Еще одна история про честные выборы Выборы обошлись России дорого

Наши дорогие кандидаты

«МК» подсчитал, сколько стоят предвыборные обещания: Миронов, Зюганов и Жириновский затмили Путина

28 февраля 2012 в 19:19, просмотров: 17249

Кресло Президента России дорогого стоит. И в прямом, и в переносном смысле. Не случайно претенденты на этот высокий пост, особенно те, у кого особых возможностей его занять нет и, вероятно, никогда не будет, не скупятся на предвыборные обещания. Даже самые экзотические. Кое-кто, например, божился, что «каждую половозрелую женщину» в случае его избрания обеспечит настоящим мужчиной. А это недешевая операция. Но и реализовывать ее, как известно, нужды не было. Так как тот претендент президентом так и не стал.

Наши дорогие кандидаты
Рисунок Алексея Меринова

В нынешней президентской кампании обошлось без шуток. Все предельно серьезно. Но и очень дорого. К тому же с большим разбросом между разными кандидатами. Редакция «МК», понимая, насколько сложно сделать точные подсчеты предвыборных обещаний, обратилась за помощью к известной экспертной организации — «ФБК» («Финансовые и бухгалтерские консультанты»). Выяснилось, что наши подозрения подтвердились. Так, предвыборные обещания Сергея Миронова в случае его избрания потянут более чем на 124 трлн. рублей до 2018 года, а Геннадия Зюганова — более чем на 110 трлн. У Владимира Жириновского — более 80 трлн. При таком раскладе придется просто удваивать расходную часть федерального бюджета. Тогда как у Владимира Путина — «скромные» 9,9 трлн. рублей, а Михаил Прохоров ограничился и вовсе 7,3 трлн. Почему так получилось, и попытался ответить «МК». Мы так же попросили прокомментировать расчеты «ФБК» доверенных лиц кандидатов в президенты.

Кандидаты на президентский пост не скупятся на обещания. Оно и понятно, надо завоевывать голоса избирателей. Встает вопрос: а сколько все это стоит? Причем актуальность вопроса повышается по мере погружения в эти самые обещания избирателям. Так происходит по одной простой причине: чем больше пытаешься понять, что же нам наобещали, тем в большей степени крепнет подозрение в том, что никто, ни один из кандидатов в президенты не просчитывал эти самые обещания.

Наверное, по-настоящему точные расчеты будущие кандидаты в президенты представят уже на следующих выборах, в 2018 году. Во всяком случае, будем на это надеяться.

А на этих можно попытаться сделать следующую весьма неблагодарную работу: самим оценить, сколько нам всего наобещали кандидаты на высший государственный пост в стране.

Причем «поднять» стоимостную оценку всех затрат на выполнение программы кандидатов в президенты не представляется возможным. В том числе и потому, кстати, что нередки не совсем конкретные предложения.

Поэтому предлагается исходить из следующих ориентиров и ограничений, которые были приняты:

оценивались только затраты социального характера (пенсии, пособия, зарплаты работникам образования, здравоохранения, культуры и т.п.);

оценивались, к примеру, не только прибавки к зарплатам тем же врачам, но и то, сколько потребуется в целом бюджетных средств на оплату труда работникам здравоохранения в этом случае, что является более надежным ориентиром для оценки адекватности подобных обязательств;

временной период для расчета затрат: 2012–2018 гг.;

если кандидат обещает выйти на заданные параметры, к примеру, к 2018 году, считалось, что выход этот будет осуществляться равномерно по годам;

если кандидат вообще не уточнял, к какому сроку он собирается выполнить обещание, считалось, что это будет 2018 год;

там, где кандидат не уточнял, каким образом он собирается реализовать озвученную меру, применялся экспертный подход (к примеру, для ликвидации очередей в детские сады необходимо построить требуемое число детсадов);

суммарная цифра заявленных социальных обязательств — главный ориентир, по которому проводилось ранжирование кандидатов в президенты.

В итоге получился следующий итоговый список кандидатов в президенты с их обещаниями.

Сергей Миронов — 124,5 трлн. руб.

Геннадий Зюганов — 110,6 трлн. руб.

Владимир Жириновский — 80,9 трлн. руб.

Владимир Путин — 9,9 трлн. руб.

Михаил Прохоров — 7,3 трлн. руб.

В обещаниях каждого из претендентов на президентскую должность есть обещания, которые в наибольшей степени привлекают внимание.

К примеру, Владимир Путин обещает, что в течение 2013–2018 гг. средняя заплата профессоров и преподавателей вузов будет постепенно увеличена в два раза и доведена до 200% от средней по экономике.

Вообще-то хотелось бы напомнить, что у нас есть утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 2000 г. № 751 Национальная доктрина образования в Российской Федерации (до 2025 года).

А этот документ примечателен тем, что в нем сказано: «Уже на первом этапе (до 2004 года. — И.Н.) оплата труда педагогических работников из числа профессорско-преподавательского состава образовательных организаций высшего профессионального образования будет приближена к удвоенному размеру средней заработной платы работников промышленности».

В новых и старых обещаниях есть, конечно, малозначительные различия. К примеру, могут сказать, что двенадцать лет назад говорили «будет приближена», а это не то же самое что «удвоить». Это лукавство. Следует также заметить, что зарплата работников промышленности всегда была примерно равна средней зарплате по экономике.

Так что, приняв во внимание эти нюансы, мы просто обязаны сделать следующий вывод: то, что на днях было обещано В.Путиным к 2018 году, ранее уже было обещано им к 2004 году.

У Геннадия Зюганова заявленный объем социальных обязательств таков, что уже к концу срока президентства они будут почти равняться всем государственным расходам. А как же тогда быть с выполнением других обещаний? К примеру, Геннадий Зюганов обещает, что в период 2013–2016 гг. госинвестиции в развитие промышленности увеличатся не менее чем на 20 трлн. рублей.

Сергей Миронов, безусловно, выделяется предложением поднять размер пенсий до 60% от зарплаты (это т.н. «коэффициент замещения»). Мы все последние годы шли к нормативу 40%, рекомендованному МОТ, но так и не дошли, приблизившись вплотную (37–38%). Мы, очевидно, не удержим и этот-то уровень, а тут такой рывок предлагается сделать.

Владимир Жириновский проигрывает по общему объему социальных обещаний и Геннадию Зюганову, и Сергею Миронову. Зато у него есть мера, которой нет ни у кого: понизить пенсионный возраст на два года и для мужчин, и для женщин. Как, за счет чего будут выплачиваться пенсии еще нескольким миллионам «молодых» пенсионеров — не уточняется.

Наконец, Михаил Прохоров. Здесь и мер-то почти нет, в прямом смысле раз-два и обчелся. Но вопросы есть. Вот, к примеру, возьмем предложение использовать для финансирования программы ЖКХ 15% резервов ПФР. Пенсионный фонд у нас, как известно, хронически дефицитен. Величина трансфертов в ПФР из федерального бюджета в 2012 году должна составить 2,9 трлн. рублей. Ну и как тогда будет выполняться предвыборное обещание?

Таким образом, популизм в обещаниях кандидатов в президенты, за исключением, пожалуй, Михаила Прохорова, зашкаливает. И если для кандидатов не от власти это в какой-то степени простительно, то в обещаниях Владимира Путина должно было быть больше реализма.

Мы могли ждать от главного претендента на президентское кресло более обоснованных обещаний еще и потому, что возможности подготовки обоснованных предложений у него несопоставимо больше по сравнению с кандидатами от политических партий и кандидатом-самовыдвиженцем Михаилом Прохоровым. Все-таки сколько сотрудников министерств и ведомств, работников научных институтов, разного рода консультантов можно было «организовать» на то, чтобы просчитать громкие заявленные предложения. К сожалению, этого сделано не было.

Общий вывод: предложения кандидатов в президенты не очень реалистичны и плохо просчитаны. А потому говорить о конкуренции идей пока не приходится.

Остается надеяться, что на будущих выборах мы увидим больше ответственности в заявляемых намерениях будущих кандидатов в президенты.

Игорь Николаев,

доктор экономических наук,

профессор Высшей школы экономики,

директор Департамента стратегического анализа ФБК

 

ДОВЕРЕННЫЕ ЛИЦА КАНДИДАТОВ В ПРЕЗИДЕНТЫ РОССИИ

Борис ТИТОВ, Председатель «Деловой России», доверенное лицо Владимира Путина:

— Адекватно ли эксперты оценили требуемый объем средств, сказать не могу, — не считал. Однако очевидно, что для исполнения социальной программы Путина понадобятся дополнительные деньги. Одной только нефти не хватит — придется изыскивать новые источники доходов. Поэтому «Деловая Россия» и предложила кандидату налоговый маневр. В частности, снизить налоги на производство, чтобы бизнес больше вкладывал в развитие. Компенсировать потери для бюджета можно за счет введения налога на роскошь, налога для офшорных компаний, а также роста акцизов на алкоголь и табак. Налоговый маневр в общих чертах был принят Путиным — сейчас обсуждаются детали. Общая идея ясна: надо «отпустить» экономику, дать бизнесу работать — тогда можно ожидать приток налогов и выход предпринимателей из тени, в которой сейчас находится 40% бизнеса. А так как инвестиционный цикл у предпринимателей короткий, средства для выполнения обещаний Путина удастся найти примерно в течение года.

Оксана ДМИТРИЕВА, первый заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия», первый заместитель председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам:

— Зачем проверять расчеты программы? Там указаны направления. Конкретные расчеты с доходными источниками и расходными статьями расписаны в альтернативных бюджетах, которые мы составляем каждый год. Причем наши расчеты, как правило, оказываются точнее правительственных. Так, на 2011 год мы оценили расходы бюджета в 11,4 трлн рублей. По итогам года получилось доходов 11,36 трлн. Правительство же ошиблось на 2,5 трлн. рублей. В позапрошлом году они просчитались на 1,5 трлн.

Что такое 125 трлн. рублей за 6 лет? Уже на сегодняшний день консолидированный бюджет, с учетом внебюджетных фондов составляет около 20 трлн. в год. А если учесть доходы олигархов, которые идут мимо бюджета, и средства выводимые в офшоры, то за 6 лет доходы могут составить от 200 до 250 трлн. рублей. Так что профинансировать расходов на 125 трлн. рублей вполне возможно при определенных условиях.

Во-первых, доходы от нефти и газа нужно вкладывать в свою экономику. Политика Правительства и премьер—министра до сего времени заключалась в складировании этих средств в стабфонде и поддержке экономики других стран. Во-вторых, необходимо предпринять меры налогового стимулирования малого бизнеса и обрабатывающей промышленности и дестимулировать или запретить офшоры.

Сокращать что-то в программе нет необходимости. Может быть, во времени что-то можно рационально перенести. Например, сначала реализовать налоговые реформы, которые простимулируют экономику, а потом наращивать расходы.

Максим РОХМИСТРОВ, депутат от «ЛДПР», первый заместитель председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам:

— С расчетом на на 6 лет эта оценка расходов даже где-то занижена.

В предвыборной программе и Владимира Вольфовича, и партии достаточно широко освещены механизмы, которые помогут получить намного больше доходов. Это комплексные решения по повышению инвестиционной привлекательности страны и изменению системы налогообложения. У нас, в частности, есть программа уменьшения коррупционной составляющей в сфере госрегулирования. В то же время предусмотрено повышение роли государства в ряде стратегических направлений таких, как добыча сырьевых ресурсов. Должны быть введены критерии эффективности их использования и изменена система отношений между государством и владельцами добывающих компаний. Неэффективные производства должны изыматься у недобросовестных собственников. Так, только по проекту «Сахалин-1» в 2010 году государство получило только 1/10 часть от тех доходов, которая получила офшорная компания, с которой подписано соглашение о разделе продукции. Пересмотр только этого соглашения принесет сотни миллиардов долларов.

Тяжесть налогового бремени должна быть перенесена с реального сектора экономики на ретейл, который уходит от налогов и имеет огромную доходность. Мы так же сделаем невыгодными офшорные схемы, и повысим эффективность госзакупок.

И дело в том, что предлагаемые нами механизмы они деятельные.

Так что об урезании расходов речи не идет. В предвыборной программе Жириновского прописаны расходы при негативном сценарии. Скорее всего, они могут быть больше. Только за первый год доходы бюджета могут увеличиться на 30%.

Иван МЕЛЬНИКОВ, первый зампред ЦК КПРФ, руководитель Центрального Штаба КПРФ по выборам:

— Кампания «ФБК» сделала очень любопытное исследование. Конечно, оно очень приблизительное, так как при построении расчетов они опирались на статичную экономическую ситуацию и на свои представления об обещаниях нашего кандидата. Поэтому обсуждать конкретные цифры и их распределение по годам серьезного смысла не представляет.

Другое дело, что с общей суммой затрат на период 2012-2018 они почти попали в цель. Несмотря на её громкое звучание — более 110 триллионов рублей — ничего фантастического в ней нет. Так, доходные части бюджетов России последних лет составляют примерно 11-12 триллионов рублей ежегодно. Наши специалисты подсчитали, что несколько серьёзных мер позволяют увеличить доходную часть минимум вдвое, до 22-24 триллионов. Перечислю хотя бы три шага из этого пакета мер.

Во-первых, это национализация стратегических отраслей, всего, что касается нефтегазового комплекса, энергетики, железнодорожного транспорта. Во-вторых, введение государственной монополии на продажу алкоголя и табака. В-третьих, прогрессивная шкала налогообложения. Только она, к слову, даст ежегодно на 2 триллиона рублей больше, так как очень состоятельные граждане станут платить не 13%, а больше.

Если указанную «ФБК» сумму расходов Президента Зюганова в 110 триллионов рублей условно разделить на 7 лет, то получится по 16 триллионов в год. Естественно, при доходах в 22-24 триллиона мы можем позволить себе социальные траты на 16 триллионов, а остальное вкладывать в экономику развития. Восстановление производства, создание новых рабочих мест, поддержка науки, сельского хозяйства, малого и среднего бизнеса дадут плоды: оживят все не сырьевые механизмы экономики роста, обеспечивая нам возможность строить сильное государство с передовой системой социальных гарантий и защиты интересов человека.

В пресс-службе предвыборного штаба Михаила Прохорова заявили:

— Ознакомившись с расчетами компании ФБК, эксперты, работавшие над программой Михаила Дмитриевича, были серьезно расстроены. Они стремились к тому, чтобы в Программе были предложены меры, вообще не требующие дополнительного бюджетного финансирования. Наша задача, как мы ее воспринимали, заключалась в высвобождении предпринимательских способностей людей и неувеличении расходов бюджета. Мы не смогли этого достичь, и понимаем, что работа не завершена.

Татьяна Замахина, Ваилий Миронов

Выборы-2011/2012. Хроника событий


Партнеры