Алла Джиоева как зеркало русской революции

Кто бы ни победил на выборах в Южной Осетии, проиграет Россия

10 марта 2012 в 19:19, просмотров: 12134

25 марта в Южной Осетии пройдут повторные президентские выборы. Оппозиция на них не допущена. Все четыре зарегистрированных кандидата определены путем согласования между Кремлем и экс-президентом Южной Осетии Эдуардом Кокойты. Победительница ноябрьских выборов Алла Джиоева по-прежнему находится в республиканской больнице под охраной — и ее пребывание там все больше напоминает арест. По некоторым данным, против нее возбуждено уголовное дело по обвинению в насильственном захвате власти. Напомним, что Джиоева попала в реанимацию после того, как ее штаб накануне объявленной ею инаугурации взяли штурмом сотрудники силовых структур.

Алла Джиоева как зеркало русской революции
фото: Геннадий Черкасов

Маски-шоу, устроенные югоосетинскими силовиками в штабе Джиоевой, привели российское экспертное сообщество в состояние шока. Немного придя в себя, записные комментаторы и сочинители аналитических справок и рекомендаций в своей оценке событий оказались перед дилеммой, удачно сформулированной одним столичным политологом: «Идиоты или враги?».

Именно так была озаглавлена статья, автор которой размышлял над тем, к какой категории следует отнести авторов столь эффективной операции. Экспертное сообщество поделилось пополам. Одни считали, что такое могли сотворить только полные идиоты, другие — что это сделали враги государства. Но если это враги, то враги «системные», то есть глубоко внедренные в саму систему российской власти. И поэтому события в Южной Осетии касаются нас напрямую, так как показывают, как действующая «вертикаль» работает против стратегических интересов Российского государства.

Здравствуйте, дорогие враги народа!

Если кто-то еще цеплялся за спасительную мысль, что, может быть, имел место «эксцесс исполнителей» и решение о варварском (с вышибанием окон и дверей) штурме штаба принимала все-таки не Москва, то последних иллюзий лишил «кремлевский ставленник», и.о. президента Вадим Бровцев. Сразу после событий он выступил с заявлением, в котором взял на себя всю ответственность «по пресечению попыток антиконституционного переворота в республике». Тем самым публично расписавшись в непосредственной причастности к действиям силовиков. И если верна информация о том, что в это время в Цхинвале находились кремлевские «кураторы» Южной Осетии (в частности, сотрудники Администрации Президента РФ Владислав Гасумянов и Сергей Чеботарев), то очевидно, что ни Бровцев, ни бойцы госохраны без их санкции кота бы на улицу не вынесли, не то что Джиоеву.

За пару дней до событий в Цхинвале состоялось выдвижение кандидатом в президенты посла Южной Осетии в России Дмитрия Медоева. Существует мнение, что именно он назначен теперь «кандидатом Кремля» взамен не оправдавшего надежд Анатолия Бибилова. Одновременно с выдвижением Медоева Бибилов, который все свои шаги согласовывает с Москвой, сделал заявление о выходе из президентской гонки. Впрочем, не все так однозначно. Помимо Медоева на пост президента претендуют лидер компартии Станислав Кочиев, экс-глава КГБ Леонид Тибилов и уполномоченный президента по правам человека Давид Санакоев. Тибилов в 2006 году уже баллотировался в президенты, выступая «техническим» кандидатом при Кокойты, и набрал 0,9% голосов. Для экс-президента Кокойты, видимо, наиболее приемлем Санакоев: работая омбудсменом, он всегда демонстрировал лояльность и управляемость. Для Кремля Санакоев тоже удобен. Что касается лидера коммунистов, то шансы его невелики. Вероятно, его роль, по замыслу политтехнологов, состоит в привлечении населения: большинство жителей Южной Осетии — люди пожилого возраста, традиционно симпатизирующие коммунистам.

Очевидно, что акция против Джиоевой была проведена в рамках «зачистки поля» перед выборами, легитимность которых поставила бы под сомнение ее инаугурация.

Масштабы «зачистки», которые затронули не только Цхинвал, но и Владикавказ, и Москву, говорят о том, что в противостояние власти и оппозиции в Южной Осетии властно вмешивается «третья сила» — «московский спрут», как называют в Южной Осетии команду московских кукловодов. Этот спрут может все: организовать наружку за Джиоевой во время ее пребывания в Москве, послать бойцов спецназа ФСБ обыскивать квартиры осетинских оппозиционеров, развернуть в воздухе самолет с пассажирами, на котором российский тренер Тедеев летел в крымский санаторий. К этому надо добавить попытки поставить «блок» на информацию о Южной Осетии в ряде федеральных СМИ. Очевидно, что речь идет не о защите спрутом стратегических российских интересов, а об использовании служебного положения и силовых структур в качестве «карманных» для решения «вопросов» отдельными чиновниками.

Выборы как спецоперация

Какой расклад сложится в марте, до конца неясно, а в ноябре в Южной Осетии друг другу противостояли три стороны. Помимо власти (Кокойты) и оппозиции был и третий игрок, которого обычно не совсем правильно обозначают как «Кремль». На самом деле это группировка чиновников, в которую входят представители нескольких ведомств. На поверхности и на виду — сотрудники Администрации Президента, непосредственно занимавшиеся выборами. Это Сергей Винокуров — начальник управления Администрации Президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами, и его зам. Владислав Гасумянов, куратор «кавказского направления». По информации наших источников, их партнером по югоосетинским делам является экс-министр обороны Южной Осетии Андрей Лаптев (в Москве он живет под другой фамилией). В эту межведомственную группировку чиновников (МГЧ) входят также высокопоставленные функционеры правительства, Совбеза и ФСБ. Ставленником этой группировки является нынешний и.о. главы республики Бровцев.

Выборы в братской республике МГЧ планировала как спецоперацию, в которой оппозиции отводилась вспомогательная роль стаи борзых, загоняющих «медведя» — Кокойты. Мне, например, известно, что лидеры оппозиции до последнего момента верили, что ЦИК их зарегистрирует, несмотря на проблемы с «цензом оседлости». Значит, им были даны какие-то гарантии. Дзамболат Тедеев сам заявлял, что его первая скандальная поездка в Южную Осетию была согласована с ФСБ. При этом ни Тедеева, ни кого-то еще из оппозиционеров допускать к власти МГЧ, разумеется, не планировала.

Группировка Кокойты никуда уходить не собиралась. Работающие на нее политтехнологи разрабатывали всевозможные сценарии, среди которых был и срыв выборов. Ко мне в руки попала записка, в которой источник из Южной Осетии информирует Москву: «Несмотря на заверения и устные гарантии... Кокойты проводит линию по продвижению своей кандидатуры на высший пост. По сведениям из ближайшего круга, Кокойты рассматривает для себя вариант „лидера нации“... режим после продвижения на главный пост своего ставленника собирается распустить парламент и объявить о досрочных выборах в марте 2012 года. Не исключается вариант „ни нашим, ни вашим“ — провоцирование беспорядков, введение чрезвычайного положения и срыв выборов».

Перед выборами поле было зачищено от сильных оппозиционных фигур и произошел запланированный слив оппозиции с призывом голосовать за Бибилова. Однако Тедеев «вышел из-под контроля», поддержал Джиоеву, и кремлевский план с треском провалился.

Не исключено, что аналогичное фиаско постигнет кукловодов 25 марта.



Партнеры