Власть смешнее оппозиции

Исследователь фольклора Михаил Алексеевский: «Главные герои современных российских анекдотов — Путин, Медведев и Чуров. Навальный и Собчак отстают»

29 июня 2012 в 19:32, просмотров: 10423

На днях российская блогосфера с удивлением обнаружила раздел «политические анекдоты» на официальном сайте кого бы вы думали? Новоиспеченного министра культуры Владимира Мединского! Среди двух сотен реприз можно найти вполне «зубастый юмор»: «Находящийся под следствием губернатор заявил, что семиэтажную виллу и бассейн с голыми девками ему подкинули полицейские при обыске». Если и топ-чиновники не прочь посмаковать неполиткорректные шуточки про власть, то что говорить о нас, простых смертных? Правда, как выясняется, не каждый политик может дорасти до почетного звания «герой анекдота». В особенностях национального политического юмора «МК» разбирался вместе с заведующим отделом современного фольклора Государственного республиканского центра русского фольклора Михаилом АЛЕКСЕЕВСКИМ.

Власть смешнее оппозиции
Рисунок Алексея Меринова

— Михаил, не кажется ли вам, что сейчас жанр политического анекдота переживает кризис?

— Смотря с чем сравнивать. Если с брежневской и горбачевской эпохой, то, конечно, политической сатиры на злобу дня сейчас стало поменьше. Но по сравнению с 1990 годами наблюдается оживление жанра, особенно в свете последних событий — выборов, митингов, когда к политике вновь обращены взгляды многих людей. При этом главный герой политических анекдотов вот уже 12 лет как не меняется — тут абсолютное лидерство принадлежит Владимиру Путину. А вот про Дмитрия Медведева в бытность его президентом долгое время анекдотов вообще почти не появлялось. А те, которые были, обыгрывали отношения в тандеме. И только ближе к концу президентского срока Медведева сети стали распространять «персональные» анекдоты про него, но касались они в основном страсти Дмитрия Анатольевича к айфонам. Вот такой, например: «Ныряет Путин на дно моря и находит там две амфоры. На берегу он отдает одну амфору Медведеву, другую тут же откупоривает. Из нее вылетает джинн с вопросом: „Чего желает мой повелитель?“. — „Третьего срока!“ — „Будет сделано“. Медведев со словами „о, здорово!“ открывает свою амфору. А там лежит третий айфон».

— А можно по анекдотам проследить, как меняется восприятие политика народом?

— По крайней мере обозначить какие-то тенденции. Интересно, что сюжеты самых ранних анекдотов про Владимира Путина, когда весь мир гадал: «Who is Mr. Putin?» — крутились вокруг его биографии, и быстро возникла параллель между ним и Штирлицем. Помнится, была даже такая шутка: «В чем секрет популярности Путина? В том, что он совмещает в себе двух любимых героев анекдотов — Штирлица и Вовочку». Тогда же активно переделывались анекдоты про Вовочку — под Путина. Но со временем президент проявил себя и к середине «нулевых» приобрел в анекдотической традиции черты человека грозного, внушающего страх. Вот один из популярных анекдотов с учетом развития образа: «Путин подходит к холодильнику, открывает дверцу и видит: там стоит студень и весь трясется. И тогда Путин говорит ему: «Не бойся, я за пивом!». Или вот такой пример: «Приходит к Путину Ходорковский и говорит: «Владимир Владимирович! Из политики я уже ушел, часть своего бизнеса продал, можно я теперь поеду за границу, отдохну?». На что ему Путин замечает: «А посидеть на дорожку?».

— Изменился ли образ Путина в последнее время?

— Нельзя сказать, что теперь ему приписывают кардинально новые черты. Надо понимать, что анекдот, с одной стороны, высмеивает стереотипы, которые навязывают нам СМИ, с другой — подпитывается ими. Так что если на экране показывают все время сильного, жесткого главу страны или транслируют сюжеты, как политик с блеском в глазах пользуется айфоном, да еще и других к этому призывает, это будет обыгрываться в анекдотах в первую очередь. Но помимо оригинальных есть и заимствованные сюжеты.

— Например?

— Анекдоты про Ельцина в период его второго срока очень часто переделывались из «историй» про Брежнева. А сюжеты для путинских анекдотов черпаются из сталинских и андроповских. Вот навскидку один из них: "Сталин ходит с инспекцией вокруг Кремля, смотрит пристально вокруг, потом вызывает к себе всех членов Политбюро и говорит: «Знаете, у меня есть два предложения. Первое: расстрелять всех членов Политбюро. Второе: я предлагаю перекрасить Мавзолей в зеленый цвет. Один из испуганных партийцев спрашивает: «Товарищ Сталин, а почему в зеленый цвет?». — «Ну я так и знал, что по первому вопросу возражений не будет». Такой же анекдот существует про Путина и депутатов Госдумы. К слову, сегодня в анекдотической традиции насчитывается около 200 сюжетов про Владимира Путина, из которых около 80% оригинальные, и только 20% восходит к советским и постсоветским анекдотам. На основе этих 200 сюжетов строятся все остальные варианты, которых могут быть тысячи.

— А как анекдотчики оценивают работу правительства?

— Про министров медведевского призыва говорить пока рано, а про путинских практически нечего. Не вдохновляли они людей на творчество. Фиксируются ведь прежде всего особенности поведения, какие-то яркие высказывания. Допустим, у бывшего мэра столицы Юрия Лужкова была масса личностных зацепок. Его увлечение пчелами моментально породило огромное количество шуток. А что скажешь про того же Фурсенко, которого многие обвиняли в развале системы образования? О его личной жизни и пристрастиях никто толком ничего не знал. Но на одном лишь официозе, без внятного человеческого образа, ярких речевых характеристик анекдотический сюжет не выстроишь.

А про главу Центризбиркома Владимира Чурова кто-то съязвил, что после выборов 4 декабря он сменил фамилию на Чересчуров. Эта острота мигом разошлась по Сети. Чуров вообще с декабря по апрель бил все рекорды по количеству сочиненных анекдотов.

— Много ли сюжетов появилось за последнее время про наших оппозиционеров?

— Для того чтобы стать героем анекдотов, нужно достичь определенного уровня медийности, статуса, может, даже авторитета. Анекдоты про оппозицию у нас практически отсутствуют, и это говорит о том, что у нее явная проблема с яркими, харизматическими лидерами.

Ближе всех подобрался к цели, наверное, Алексей Навальный. Про него есть действительно народные анекдоты, широко распространившиеся в Рунете. Допустим, такой: «Приходит Медведев на заседание Госсовета и спрашивает: «Я не понял, а где у нас в России гражданское общество?». — «Ну как где, Дмитрий Анатольевич? Навальный же в отпуск на неделю уехал...». Или анекдот про то, как Навальный шел по лесу и случайно набрел на лесопилку. «Навальный!» — в ужасе закричали лесопилы. «И тут пилят», — с горечью сказал Навальный.

— Но вот про Ксению-то Собчак масса анекдотов по Сети гуляет...

— Да, она один из любимых персонажей, но не политики, а шоу-бизнеса. Особенно часто ей пеняют по поводу ее работы в проекте «Дом-2». К новому образу телеведущей люди пока не готовы.

Если не ошибаюсь, то один из недавних популярных анекдотов родился из шутки самой же Ксении после того, как ее ток-шоу «Госдеп» закрыли на канале MTV. «Что нужно сделать, чтобы программа „Дом-2“ прекратила существовать?» — «Надо пригласить туда Навального». Хотя, возможно, Ксения просто опубликовала эту шутку у себя в твиттере, потому что она ей понравилась.

Возможно, есть анекдоты про Немцова, Удальцова или Яшина. Дело в том, что анекдотическая традиция — это своего рода айсберг. У нее есть надводная часть, которая всем заметна, и гигантская подводная — десятки тысяч анекдотов, которые оказались недостаточно забавны для того, чтобы их передавали из уст в уста, или им просто не повезло с площадкой для распространения.

— Можно ли политический анекдот использовать как орудие черного пиара?

— В общем, да. Другой вопрос, что пользоваться им достаточно сложно. Одно дело, когда ты используешь в своих целях уже получившие популярность анекдоты, и совсем другое — когда сам пытаешься их искусственно создать для продвижения каких-то своих идей. С большой долей вероятности эта попытка окажется провальной. Сейчас в Интернете можно найти много анекдотов про Навального, которые распространяются спам-ботами на форумах. Их главная отличительная особенность — они патологически несмешные. И не будь технологии спам-ботов, они бы не получили такого распространения. Эти анекдоты явно были сконструированы оппонентами Навального.

В марте 2007 года, кстати, лидер коммунистов выпустил сборник «Сто анекдотов от Зюганова» и позже не без гордости говорил журналистам, что часть из них сочинил сам. Один из них был про медведя и выхухоль. Медведь — это символ «Единой России», а с выхухолью в сознании электората тогда ассоциировалась партия «Справедливая Россия». «Несется Выхухоль в лесной избирком регистрироваться. Глядь, и Медведь туда же. Опережает. Выхухоль к нему: «Возьми, Миша, меня с собой. Не поспеваю». — «Ладно», — отвечает Медведь. Сунул Выхухоль за пазуху — и галопом. Прибежал. Тут к нему председатель избиркома Барсук пристал с экспертизой. Принюхался и говорит: «А что это ты, Миша, за пазухой прячешь? У нас на выборах союзы да блоки запрещены». Насупился Медведь: «Тут, что ли?». И хвать себя лапой по груди. «Это подружка моя. Глянь, какая фотка — цветная, объемная. А что язык и глаза вылупила — не смущайся. Шуткует. Озорница она у меня, затейница. Была...».

Эффект оказался обратным ожидаемому. Этот и несколько других анекдотов приводили в Сети как примеры чудовищных курьезов, комментируя их в духе: «Вы смеетесь? Нет? Странно...».

— Как быстро откликаются острословы на события?

— Мы живем в эпоху интернет-фольклора, и у людей появилась возможность реагировать на события практически мгновенно. Это раньше анекдот передавали из уст в уста. Теперь процесс значительно ускорился. Одним из мощных каналов для распространения анекдотов стал Твиттер. Сегодня ты можешь не искать смешной анекдот в Сети, потому что он придет к тебе сам: через соцсети, по френдленте.

— На какие темы сегодня шутят в Рунете чаще всего?

— На темы выборов, фальсификаций, пожалуй, коррупции... Вспоминается сразу анекдот: «Пушкин — наше всё, а Путин — наше всегда». Активно «обшучиваются» межнациональные отношения, ксенофобские настроения. Но интересно, что антисемитские анекдоты сейчас совершенно не в тренде. Значит, эта проблема не стоит в повестке дня.

Анекдоты — очень ценный источник общественных настроений. Но большинство из них — однодневки, которые актуальны один-два дня. Потом, когда волна интереса к событию схлынет или герой сюжета перестанет появляться в медийном поле, они уже никому не будут интересны.

Анекдотов, которые надолго «задерживаются» в народной памяти, гораздо меньше. Например, есть такой анекдот, созданный по «горячим следам»: «Московский городской суд установил меру наказания для „Pussy Riot“. Они должны повторить свою акцию в главной московской мечети. Реакция „Pussy Riot“ — они попросили пожизненного заключения». Пока девушки будут сидеть, этот анекдот не потеряет своей актуальности.

— Может ли политический анекдот заставить власть задуматься?

— Мне кажется, да. Как минимум это маячки, дающие представление о том, что беспокоит общество. По крайней мере какую-то его часть. Политический анекдот — это все-таки больше жанр интеллигентского фольклора, а сейчас еще и креативного класса.

Кроме того, политики, отслеживая, какие анекдоты про них рассказывают, могли бы корректировать свой стиль поведения.

Но хороший анекдот прежде всего должен заставить вас рассмеяться и поделиться им с кем-то другим. Есть у меня коллега, в летах, который как-то поведал мне такую историю: «Однажды мне рассказали политический анекдот про Сталина, жутко меня возмутивший. Но потом я нашел друга и пересказал этот анекдот ему». То есть мой коллега верил Сталину и поэтому возмутился. Но сам анекдотический сюжет был таким веселым, что он не удержался и «передал» его по цепочке дальше. Хороший анекдот — это искусство!



Партнеры