Европейское турне Обамы: куда ни кинь — везде Россия…

Зачем президент США едет в Польшу, Бельгию и Францию?

03.06.2014 в 11:05, просмотров: 8935

Ночью в понедельник, 2 июня, президент США Барак Обама вылетел в Европу. Его маршрут по «старушке Европе» выглядит следующим образом: Польша — Бельгия — Франция. Но это лишь география. В политическом плане маршрут Обамы более единообразен. В нем значится только Россия. И в Варшаве, и в Брюсселе, и в Париже, и в Нормандии.

Европейское турне Обамы: куда ни кинь — везде Россия…
фото: Александр Астафьев

Попытаемся расшифровать эту «несостыковку» географии и политики в европейском турне Обамы.

За несколько дней до его начала Украина избрала нового президента, а Москва отвела свои легионы от украинской границы. Кризис начинает выдыхаться, напоминая о себе всплесками «мини-холодной войны». Тем временем западные политологи гадают — «что замышляет этот парень»? Читай – российский президент. Ричард Фонтейн, президент Центра новой американской безопасности, говорит: «Пока что попытки разгадать мысли одного парня, живущего в Москве, результатов не дают. Это очень трудно. По-видимому, нам предстоит длительный период подстрекательства Россией своих группировок на низком уровне».

Аккомпанируя отлету своего босса в Европу, помощник Обамы по делам нацбезопасности Сюзан Райс в воскресном интервью телеканалу АВС заявила: «Соединенные Штаты, сотрудничая с Европой, сплотились, чтобы изолировать Россию и ее активность в Украине». Госпожа Райс, защищая Обаму от нападок правых, обвиняющих президента в «слабости» перед лицом Путина, утверждала, что Обама вел себя как «лидер величайшей державы». А вот выступавший на том же канале сенатор-республиканец Тед Круз малевал совсем иную картину: «когда Америка слаба, когда слаб ее президент, наши друзья и союзники становятся уязвимыми, а это делает весь мир намного более опасным местом».

Источники из Белого дома сообщают, что Обама воспользуется своим визитом в Европу для встречи с новым президентом Украины Порошенко и другими восточноевропейскими лидерами, чтобы развеять их сомнения — Америка, мол, защитит их от «российской агрессии». Но это весьма примитивный трюк, поскольку Россия не собирается нападать на Восточную Европу, то есть никакой агрессии не будет, Вашингтон припишет эту «заслугу» себе. Согласно этим же источникам, Обама будет агитировать в Варшаве против российского газа, однако «не объявит о нашей победе в Украине». Как поясняет заместитель госпожи Райс Бен Родс, «мы считаем, что ситуация в Украине продолжает оставаться кризисной. Люди умирают на регулярной основе. (Стиль! — М.С.) Мы еще далеко не вышли из леса в украинских делах».

К сожалению, европейское турне Обамы может скорее загнать Вашингтон и его союзников еще глубже в лес, чем вывести их на равнину. (Обама в роли натовского Ивана Сусанина! — М.С.)

Приземлившись в Варшаве во вторник президент США встретится с польскими и другими лидерами региона. В среду состоится его встреча с Порошенко. Это будет их первый «междусобойчик». Затем Обама выступит на митинге, посвященном 25-летию выборов в польский парламент, которые покончили с социализмом в Польше.

В тот же день, в среду, 4 июня, Обама вылетит из Варшавы в Брюссель. В Брюсселе в среду вечером и в четверг днем он будет заседать на саммите G-7. Но хотя Россия и исключена формально из “восьмерки», она и в Брюсселе, как и в Варшаве будет присутствовать «весомо и грубо», хотя и незримо.

После Брюсселя президентский лайнер ВВС-1 доставит Обаму в Париж. И здесь «Мистер Путин» уже окажется почти зримым. В четверг президент Франции Франсуа Олланд вынужден будет пожертвовать своим желудком ради соблюдения неприятных политических тонкостей. Учитывая нынешние отношения между Обамой и Путиным, Олланд отобедает-отужинает с ними раздельно. Сначала с Обамой, а затем с Путиным. Впрочем, в обоих случаях дующихся друг на друга президентов будут угощать одними и теми же изысками французской кухни. В Париже не исключают и того, что Обама и Путин сжалятся над желудком Олланда и решат поужинать по системе G-3.

И, наконец, Нормандия, где победители гитлеровской Германии торжественно отметят 70-летие со дня высадки союзнических войск, так называемый «День Д» — открытие долгожданного (в Москве — М.С.) «Второго фронта». В Нормандии, как в доме Облонских, все может смешаться, и по мнению — или догадкам? — наблюдателей и предсказателей, не исключают «неожиданные диалоги» Путин-Обама и Путин-Порошенко. Заготовленных текстов не будет, будут экспромты, предсказывают современные Нострадамусы.

Нострадамусы и тетушки Ванги предсказывают и то, что проблема санкций может оказаться ложкой дегтя в бочке нормандского юбилейного меда. Опрос общественного мнения, проводимый Фондом Кербера, показывает, что только 37% немцев выступают за дальнейшее затягивание их страны в украинский кризис, а вот 20 лет назад число таких любителей кризисов составляло 62%.

За этими цифрами, как сквозь вуаль, виднеется лицо канцлера Германии Ангелы Меркель. Ее позиция во многом решающая в проблеме санкций. В интервью газете «Франкфуртер альгемайнер цайтунг» министр иностранных дел в кабинете Меркель Франц-Вальтер Штейнмайер заявляет, что президентские выборы в Украине «дают шанс, но не являются политическим решением конфликта». Английские и французские дипломаты ставят Обаме «4», поскольку он «с опозданием понял угрозу, исходившую от России». В Париже также «недовольны недовольством» Вашингтона продажей Францией России военных кораблей класса «Мистраль», носителей вертолетов.

Но вернемся в Польшу, где «все начиналось», включая и Вторую мировую войну. Лидеры Польши и стран Балтии надеются, что Обама пошлет в их страны существенные военные контингенты. Поляки, пишет «Нью-Йорк таймс», «надеются, что Обама изложит ясную и недвусмысленную «дорожную карту» того, как надо вести себя с возрождающейся Россией. Экс-президент Польши Александр Квасньевский поясняет: «Нам больше всего хотелось бы услышать от Обамы, что он собирается делать с Украиной, что он собирается делать с Россией. Мы не заинтересованы в конфронтации с русскими. Мы не заинтересованы во Второй мировой «холодной войне». Но нам трудно будет прожить ближайшие четыре-пять месяцев без вполне ясного и решительного американского руководства».

Ах, бедная и беззащитная Польша, которая даже меньше полугода не в состоянии прожить без опеки дядюшки Сэма! Неужели пан Квасньевский серьезно опасается того, что новый маршал Тухачевский бросится на «белополяков»?

За последнее десятилетие Варшава все чаще изменяет Вашингтону с Берлином и Брюсселем, где ей обещают пироги и пышки вместо американских тумаков и шишек, носящих форму пренебрежения и равнодушия. Как иначе объяснить тот факт, что Обама в отличие от Буша перечеркнул планы размещения на польской земле систем перехватчиков ракетной обороны?

В какой-то момент писания этой корреспонденции президентский лайнер ВВС-1, стартовавший с базы Эндрюс под Вашингтоном и пересек Атлантический океан. Я подумал, что это наиболее подходящий момент для цитаты, принадлежащей внешнеполитическому эксперту Университета Джона Гопкинса Майклу Мандельбауму. Она гласит: «Польша самая проамериканская страна в мире, включая сами Соединенные Штаты». Не теряя остроумия и по сей день, эта цитата уже не выражает отношения поляков к Америке. «Да, так было раньше, но уже не сейчас», — констатирует директор Польского института международных отношений Марцин Заборовский.

А вот свидетельство самого Мандельбаума «Страна — Польша, в которую прилетел Обама, уже далеко не та, которую я когда-то описывал». Почему? А потому, объясняет шутник Мандельбаум, что национальный фокус Варшавы переместился с внешней политики и безопасности на экономику. Поколение поляков, которое созрело после конца коммунистического режима, обуреваемо другими чувствами, чем их родители, поскольку они живут в совсем ином мире». Как говорят в Польше, страна пристала к Европе, а США отвалили от польского дискурса.

«Сейчас все газеты у нас проевропейские, и фокус нашего внимания переместился с Вашингтона на Париж и Берлин. Посмотрите на теленовости. Они сплошь об Европе», — пишет обозреватель газеты «Критика Политична» Михал Сутовский. И сам же объясняет: «После вступления Польши в Евросоюз (ЕС) в 2004 году право поляков свободно путешествовать по всей Европе сделало Америку менее привлекательной и как романтический идеал, и как место для проживания. Вступление Польши в ЕС толкнуло ее на принятие европейских норм — от прав человека до стандартов гигиены в ресторанах, лучших дорог и сверкающих моллов».

С другой стороны, следует отметить, что поляки менее антиамериканцы, чем западноевропейцы. А вот любопытные итоги одного опроса польского общественного мнения. Первое, что приходит на ум при упоминании США, это их военная мощь (26%) и богатство (48%). Только 6% считают Америку «островом демократии и свободы». И те же 6% — о полноте американцев и их консюмеризме. Некоторые поляки объясняют похолодание их отношений с Америкой тем, что они обидчивы, а американцы заносчивы. Но сейчас, говорит Заборовский, «страх перед Россией, шурующей в Украине, нас снова сблизил». (Это на заметку министру Лаврову — М.С.) Однако не на столько, чтобы вновь поверить в миф о «привилегированном партнерстве» Польши с Америкой. Сейчас поляки уже н е считают, что Вашингтон вонзает им нож в спину, когда устанавливает нормальные отношения с Москвой, или поворачивается лицом к Азии. Во всяком случае не все.

...Я нисколько не удивлюсь, если президент Обама перефразирует слова, сказанные президентом Кеннеди в Берлине: «Я берлинец!» Но версия Обамы: «Я варшавянин!» окажется не из той же кассы. Кеннеди произнес свои слова на фоне Берлинской стены. У Обамы этого решающего фона не будет. И тут ему подставила ножку Москва.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.



Партнеры