Три стратегии поведения под домашним арестом для оппозиционных политиков

Узники собственных кухонь

06.07.2014 в 23:22, просмотров: 5100

Сергей Удальцов отжимается по 200 раз, Константин Янкаускас пишет диссертацию, а Алексей Навальный режется с сыном в видеоигры. И все трое забыты поклонниками! Тогда как другая домашняя арестантка — фигурантка дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева — именно в заключении раскрутилась и стала медийной персоной. То картину напишет, то поэтическая муза ее посетит... А что мешает Навальному сочинить венок сонетов о борьбе с коррупцией и стать героем светской хроники?

Три стратегии поведения под домашним арестом для оппозиционных политиков
фото: Дмитрий Каторжнов
Бабушки во дворе Янкаускаса знают многих соседей по 400-квартирному дому, но не гонимого депутата района Зюзино.

АНЕКДОТ В ТЕМУ

Навального с Васильевой надо посадить под домашний арест вместе: она будет писать картины, а он — тут же их воровать...

фото: Кирилл Искольдский

Чем заняться в четырех стенах, если торчишь дома не из лени, а потому, что суд отправил тебя под домашний арест? Координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов по методу Рахметова отжимается в день по 200 раз, сыновья его «эвакуированы» на Украину. Лидер «Партии прогресса» Алексей Навальный валяется перед телевизором и режется с сыном в игровую приставку. А один из создателей «Партии 5 декабря» — Константин Янкаускас, собирается писать кандидатскую, в то время как его жена поневоле радуется: наконец-то любимый дома! Подробности жизни оппозиционных политиков в застенках своих кухонь — в эксклюзивном репортаже «МК»

Навальный: телевизор и видеоприставка с сыном

Алексей Навальный не гулял по улицам свободно с 24 февраля. В этот день его арестовали на неделю за выход на Охотный Ряд на несанкционированный митинг в поддержку узников Болотной. А как только срок ареста вышел, следствие ходатайствовало о домаресте в рамках дела «Ив Роше». До этого Навальный ходил под подпиской о невыезде.

фото: Наталия Губернаторова

Зимой найти подъезд политика в Марьине было проще: он выделялся красными бумажками «Навальный». Теперь их ободрали — не исключено, что руку приложил нашиствующий молодняк, устроивший под окнами Навальных 10 мая сего года выставку с транспарантами и пепелищем из строительных касок и шин.

Сейчас подъезд украшен четырьмя георгиевскими лентами. На доске информации обнаружилась агитационная наклейка муниципального депутата Бабушкинского района — портрет Алексея Лисовенко — того самого, который добился, чтобы суд оштрафовал Навального на 300 тысяч рублей за фразу «депутат-наркоман». Хотя в праймериз по отбору кандидатов в МГД Лисовенко участвовал не в Марьине, а в своем районе. Наклейка не без юмора наклеена на плакатик о запрете курения — возможно, дружеский привет соратников Навального.

— Навального знаете? — обращаюсь я к дворнику с метлой.

— Нет, — отвечал мигрант. Я пустился в объяснения: дескать, оппозиционер, против власти выступает, жулики и воры...

— Чего? — переспросил дворник. Оказалось, кроме «да», «нет» и «чего», приезжий слов не знает.

К счастью, во дворе как раз появилась женщина с коляской. Удалось выяснить, что в доме этом она живет свыше 5 лет. При слове «Навальный» мамочка замахала руками и продолжать общение отказалась.

Тренд сломили двое курящих девушек из офиса «Уралсиба». «Навальный? Он в этом подъезде живет! Раньше часто выходил; я еще удивлялась: мужчина неимпозантный, а с охраной», — отвечала одна, представиться отказавшаяся. Вторая (на бейдже виднелось «Оксана») сказала, что политикой не увлекается. «У меня времени нет. Так, конечно, по телевизору его показывают — узнаю. Всё с коррупцией борется, кричит, плохо живем. У меня зарплата неплохая — поддержать не могу», — говорила Оксана.

Несмотря на запрет суда выходить в Интернет, Навальный присутствует в Сети, только блог за него ведет супруга Юлия Навальная. Судя по блогу, теперь он может всласть поваляться на диване перед «ящиком»: «Интернет запрещен, поэтому смотрел эти ваши митинги по телевизору», «...в телевизоре даже говорили» — писал он ранее, комментируя текущие новости. А вот еще одно невинное развлечение для политзаключенного: «Кто ходят по квартире довольные и хвастаются, что убили какого-то Дьябло с первого раза, те Захар и Алексей Навальные» — такая запись появилась в микроблоге политика в Твиттере. Судя по ней, фаворит Болотной режется в видеоигры на приставке.

Удальцов: 200 отжиманий и футбол

Симпатичен дом Сергея Удальцова на станции «Коломенская»: хоть и панелька, но какая-то жизнерадостная. На открытых балконах торчит зелень, сушится на веревках белье. Во дворе — футбольное поле, детская площадка и спортивные тренажеры.

фото: Геннадий Черкасов

— Знаете, кто такой Сергей Удальцов? — спрашиваю продавщицу «Продуктов-24» (сосиска в тесте — 26 рублей).

— Нет.

— Кто такой Сергей Удальцов? — интересуюсь у двух бешено матерящихся парней с зельем в руках.

— Нет.

— Сергей Удальцов? — изнемогая, обращаюсь к верным левацким клиентам — пролетариям — трем что-то строгающим мигрантам.

— Нет.

— Удальцов?.. — выдыхаю из последних сил.

— Ну да. Здесь живет.

— Да вы что? — воскресаю я.

— Бритый. Политик. Еще... — задумывается молодой человек в рубашке и кожанке. — «Левый фронт» возглавлял. Приятный мужчина. Слышал, под домашним арестом сидит. За что его?

— Считается, что «Левый фронт» и Удальцов лично стали опасны для власти, — в порядке ликбеза пересказываю слова Василия Кузьмина, центрового активиста столичной оппозиционной ячейки. 

— Хм... Я политикой не очень интересуюсь. Но вообще... Столько времени (с февраля 2013-го. — «МК») дома, без Интернета... Я бы умер, — заканчивает клерк и уходит.

фото: Дмитрий Каторжнов
Урна во дворе дома Сергея Удальцова: выброшенный мяч — символ судьбы посаженного под замок политика.

Вдруг произошло неожиданное. Мимо прошел сам Удальцов — в неизменных голубых джинсах и черной куртке. «Отчего он один? — пронеслось в голове. — Без сопровождения, при саквояже — так и не скажешь, что под домарестом». Координатор «Левого фронта» меж тем шустро открыл дверь и растворился в подъезде. Скорее всего ехал с судебного процесса по делу о беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года: именно там его видят с этим саквояжем. Федеральная служба исполнения наказаний, видимо, в побег Удальцова не верит — и отпускает его «до подъезда» одного...

— Не помню, чтобы он бездельничал... — сказала «МК» супруга политика, Анастасия Удальцова. — Сейчас по суду много дел. У нас адвокаты трудятся бесплатно, потому Сергей им много помогает: пишет ходатайства, стенографирует заседания... Из-за этого последнее время читает Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы... Еще дело свое читал — больше ста томов. Ну а для души перечитывает одного из своих любимых писателей — Андрея Платонова.

В отличие от Навального, который за время домареста как будто округлился на домашней еде, железный Удальцов блюдет форму:

— Физкультура, естественно, зарядка, — говорит Анастасия. — В день раз 200–300 отжимается. Мальчик он неслабенький. Вообще, Сергей спорт любит. Было время, в «Левом фронте» проводили турниры по армрестлингу, потом на футбол переключились. Чемпионат мира смотрит, ни одного матча не пропускает. После бесславного поражения России за команды из Южной Америки болеет, хотя любимой сборной нет. Хорошо, что в компьютер не играет.

фото: Дмитрий Каторжнов

Да и не с кем ему играть: это Навальный рубится на приставке с сыном, а у Удальцовых хотя растут двое мальчишек (12 и 9 лет), но живут они сейчас не с родителями.

— В 2012 году, когда начались задержания по «Болотному делу», на всякий случай детей отправили на Украину, близ Киева, — объясняет Анастасия. — Живут с семьей моей, в школу ходят, на кружки. Они уже взрослые, потому ничего объяснять не приходится. К счастью, у них нет какой-либо национальной неприязни.

Бытовых проблем не испытываем: Сергей может и сам стиралку запустить, и посуду помыть — это он, кстати, любит. У нас нет распределения, что я должна у плиты стоять, а муж — работать.

Янкаускас: биография Клинтонов и кандидатская

Муниципальный депутат района Зюзино, один из создателей «Партии 5 декабря» Константин Янкаускас — самый «свежий» домашний сиделец в звездной троице. Взят под арест 11 июня по делу о предполагаемых хищениях во время избирательной кампании Алексея Навального, баллотировавшегося летом 2013 года в мэры столицы. Заключение испортило Янкаускасу кампанию в Мосгордуму: он должен был выдвигаться по 31-му избирательному округу от оппозиционной коалиции «За Москву».

Хотя Янкаускас — депутат района Зюзино, живет он в Южном Чертанове. Дело в том, что осенью 2012 года политик женился на активистке «Солидарности» Ольге Горелик, и молодая семья поселилась в «трешке» с бабушкой Константина. Журналисты и следователи еще не успели протоптать народную тропу к этому дому, так что найти его было непросто.

Дом Янкаускаса колоссален: 10 подъездов, более 400 квартир. На двери подъезда болтается кусок стикера. Видно надпись «За Москву»: очевидно, это останки агитки Янкаускаса. Информационной листок сообщает: свет в доме погаснет аж на шесть часов. Ссылается местная администрация на «работы по замене аппарата в щитовой», что бы это ни значило. «Холодильник (нецензурно) протечет, (нецензурно). Префектура — (ругательство)!» — возмущается необъятная женщина в голубой майке и уходит вдаль.

— Знаете, кто такой Константин Янкаускас? — обращаюсь к молодому человеку с велосипедом.

— Не-а. Мне вообще по барабану. Оппозиционер, поди, какой? С коррупцией борется?

— Да, — отвечаю я, вспоминая листовку Янкаускаса, где говорится, будто тот сэкономил бюджету 10 миллионов рублей.

— Это хорошо. Пусть борется. Не бороться нельзя: процветает коррупция, — почти стихами вещает велосипедист. Из подъезда выходит его бритый друг, с ходу пожимая мне руку и предлагая шоколадку. Увы, Янкаускас ему неизвестен. То ли слухи о его популярности преувеличены, то ли за пределами Зюзина его никто не знает.

О досуге Янкаускаса рассказала Ольга Горелик, встретившаяся с корреспондентом «МК» в штабе оппозиционной коалиции «Моя Москва»:

— Он сейчас читает биографию Билла Клинтона, интересуется мемуарами Хиллари Клинтон. Планирует заняться кандидатской диссертацией на тему госкорпораций. Раз уж отпуск выдался, чемпионат мира футбольный смотрит. К нам приходят абсолютно нормальные, непридирчивые фсиновцы. Просят писать объяснения, что Константин не нарушал правил домареста, не выходил из помещения. Браслет недавно поменяли: предыдущий плохо ловил. Поставили принимающее устройство — черный телефон без вертушки, но с несколькими кнопками и трубкой. Там датчик, который отслеживает положение браслета в пространстве — больше чем на 200 метров отходить нельзя. Еще недотелефон может позвонить, если Константина придется куда-то везти — например, в суд.

Горелик торопится: на ее плечах все обязанности Янкаускаса, не связанные с депутатством.

— Мы познакомились в движении «Солидарность». Уже тогда было понятно, что в этой стране можно посадить любого, — вспоминает она. — По-женски, конечно, страшно: мы всего два года как поженились — а в тюрьму Костю могут посадить уже сейчас... С другой стороны, есть в домашнем аресте и плюсы. Если раньше он только ночевать приходил, то сейчас дома, ждет. Волнуется.

Вот такая она, неожиданная романтика домашнего ареста!



Партнеры