Прости, Армения!

Солдат-убийца не стоит народа-друга

16 января 2015 в 13:31, просмотров: 155946
Прости, Армения!
фото: Алексей Меринов

В двух крупнейших городах Армении, Ереване и Гюмри, несколько дней подряд проходят демонстрации с требованием передать военнослужащего 102-й российской военной базы Валерия Пермякова в руки местного правосудия. Пермякова подозревают в совершении резонансного убийства семьи Аветисян. В результате бойни в доме Аветисянов погибли шесть человек. Седьмая жертва — шестимесячный ребенок, которого предполагаемый преступник ударил ножом в грудь, — находится в тяжелом состоянии.

Впрочем, слово «предполагаемый» тут выполняет лишь формальные функции. Человек, конечно, невиновен, пока в суде не доказано обратное, а следствие официально еще не завершено, и вряд ли это произойдет завтра. Однако всем, кто находится на месте событий, в том числе следователям, ясно, что убийца — именно Валерий Пермяков.

Но оставлю юристам их права и обязанности. Хочу сказать о другом аспекте того, что случилось в Гюмри несколько дней назад.

К сожалению, сейчас я далеко от Москвы и не скоро буду в столице. Но если бы сегодня был там, обязательно отнес бы цветы к посольству Армении. Не знаю, лежат ли у его стен букеты, горят ли свечи. Хорошо, если так. А если нет? Просто никто, ни одно российское СМИ не сообщает об этом факте. Какая-то острая несправедливость. Когда террористы убили 12 человек в Париже, к французскому посольству в Москве потянулись люди, искренне соболезнующие семьям погибших и всей Франции, их постоянно показывали по телевидению. А тут — как будто никто в России не знает про Гюмри…

Или дело в том, что это убиты не французы, а армяне? А может быть, как ни страшно это звучит, количество трупов не то: шесть — маловато будет? Или проблема в другом? В том, что убили людей не международные террористы, с которыми ведется всемирная и всемерная борьба, а какое-то 18-летнее дерьмо?

Механик-водитель Пермяков по приказу родины служил на военной базе в Армении. Солдату служить надоело, и он сбежал из караула вместе с оружием. Он уже успел поделиться со следователями подробностями своего плана: бежал в Турцию. Но по пути к границе, как следует из показаний Пермякова, его замучила жажда, и он оказался в чьем-то доме, где все спали. Так и погибла семья Аветисянов: когда один из домочадцев проснулся, Пермяков испугался и расстрелял всех. Расстрелял спящих из автомата, а полугодовалого Сержа ударил в грудь ножом.

Эта трагедия похожа на ту, что произошла в конце мая 2012 года на казахстанском пограничном посту «Арканкенген». Тогда рядовой Владислав Челах расстрелял всех своих сослуживцев и егеря, жившего по соседству. Погибли 15 человек. Следователи пришли к выводу, что имели место неуставные взаимоотношения между военнослужащими и «помутнение рассудка» у рядового Челаха. Не исключено, что причинами (по крайней мере официально обнародованными) гюмринской бойни будут названы такие же или похожие. Но все-таки разница между этими двумя трагедиями есть, и существенная.

Действия Челаха — это внутриказахстанское дело. Там все — и преступник, и жертвы — были гражданами одной страны. Убийство в Гюмри — история, связанная с отношениями двух соседних стран, России и Армении.

Если вдруг кто не в курсе, Армения — единственная из бывших закавказских республик СССР, которая продолжает искренне тянуться к России. Что бы ни говорили о реанимировании российско-грузинских связей, после трехдневной войны 2008 года они так и не были по большому счету налажены. Да и вряд ли когда-нибудь вновь выйдут на тот уровень доверия, на котором находились до августа 2008-го. Даже в сегменте так называемой народной дипломатии. Азербайджан с его каспийской нефтью давно старается играть самостоятельную партию на геополитическом поле, далеко не всегда ориентируясь на Россию. И только Армения до сих пор остается для нас верным другом. Собственно, российская военная база располагается в Гюмри именно по этой причине.

Как хотите, но лично я убежден, что сила, величие державы, если они, конечно, не дутые, проявляются как раз в таких ситуациях.

Естественно, в Армению полетела комиссия Минобороны во главе с заместителем министра. Естественно, в это же самое (или примерно в это же самое) время подонка поймали. Естественно, его будут судить. Сначала появилась информация о том, что поскольку Пермяков — гражданин России, да еще военнослужащий, находившийся при исполнении служебных обязанностей, то он относится к следственной и судебной юрисдикции России. Но вполне возможно, что под давлением армянской общественности преступника передадут в руки местного правосудия. И если это произойдет — то ни на секунду не будет свидетельствовать о слабости России. Как раз наоборот.

Если у следствия будут веские доказательства вины Пермякова (а они, похоже, будут), то жест сильного в данном случае — пойти на уступки другой стороне. В конце концов ничего хорошего убийцу не ждет и в самой России, разве что пожизненное заключение в печально знаменитом «Черном дельфине».

Тем более не забыта еще (по крайней мере армянами) история с Грачьей Арутюняном и восемнадцатью погибшими в том страшном ДТП: когда Арутюнян летом 2013 года в Новой Москве на неисправном грузовике со щебнем влетел в рейсовый автобус, судил армянского гражданина российский суд. Конечно, юристы поспешат предупредить, что не нужно путать божий дар с яичницей. В том смысле, что гастарбайтер, приехавший в Россию на заработки на свой страх и риск, и солдат, которого государство отправило служить за границу, — далеко не одно и то же. Наверное, это так. Но вот я как простой человек особой разницы не вижу. Разве что у Арутюняна умысла на преступление не было. Нарушения были, умысла — нет. А у Пермякова преступный умысел был, причем изначально. Я сейчас не о массовом убийстве, а о дезертирстве с оружием и планировавшейся попытке незаконного пересечения границы.

Не сомневаюсь, что найдутся и те, кто в качестве контрдовода приведет в пример Америку, как у нас сейчас особенно модно: мол, американских военнослужащих, совершивших убийства мирных жителей в Афганистане или Ираке, судят в самих Соединенных Штатах. Значит, и мы своих сдавать не должны ни при каких обстоятельствах.

А я считаю, что таких «своих» можно и сдать. И даже нужно. Тем более если речь идет о братском народе и о союзном государстве. Потому что если этого не сделать, то Россия может потерять не нелюдя-убийцу, а страну-друга. Горячие головы в Армении уже выходят на митинги с антироссийскими лозунгами, кто-то даже попытался сжечь флаг России. И этих людей можно понять: они не хотят, чтобы на их земле проливалась кровь невинных соотечественников. В трудном положении оказывается и местная пророссийская власть, которая может растерять поддержку народа.

Но выдать Армении Пермякова для следствия и суда, я считаю, мало. Лететь в Армению и просить прощения должны люди рангом выше, чем заместитель министра, тем более что он и не уполномочен этого делать от имени государства. Нашим высшим чиновникам нужно встречаться и с президентом Армении, и с людьми. Находить слова. И не только. Родственники убитых преступником в российской военной форме должны быть пожизненно поставлены Россией на довольствие. И в конце концов к посольству должны идти и идти люди, там должны лежать горы цветов и гореть свечи. Это уже не к государству — это ко всем нам.

Вот тогда мы перестанем терять друзей. Людей и государства. И тогда я увижу, что моя Россия — действительно великая держава.

А пока прошу у армян прощения сам. Простите меня, братья.

фото: Андрей Аракчеев



    Партнеры