Четвертый срок Путина

Принял ли ВВП решение идти на выборы снова и когда он об этом объявит

9 марта 2015 в 16:16, просмотров: 53374

Близится экватор третьего президентского срока Владимира Путина. На экваторе двух его прошлых президентств уже было известно, пойдет он на следующие выборы или нет. Но сейчас он молчит на эту тему. Почему? Решение еще не принято или Путин не видит смысла его озвучивать? Если ВВП решил не оставаться у руля, то кого может объявить преемником? И когда наступит ясность? Об этом «МК» поговорил с ведущими политологами.

Четвертый срок Путина
фото: Наталия Губернаторова

Антон ОРЛОВ, член совета директоров Института анализа политической инфраструктуры: «Я думаю, что решение президента будет во многом зависеть от положения дел в стране к середине 2017 года. Рискну предположить, что при наличии серьезной разбалансированности в социально-экономической сфере и сохранении угроз извне президент захочет сохранить за собой власть. Не в его характере сдавать дела в худшем положении, чем он принял.

Но есть еще один нюанс. Согласно циклически-волновой теории, кризисы повторяются с определенной периодичностью. Так, российский кризис 2014–2015 гг. был предсказан учеными еще в конце срока президента Медведева. Я не исключаю, что Путин знал об этом, принимая решение идти на третий срок. Этот вывод можно сделать и из его предвыборных статей, и из попыток диверсифицировать экономику, а майскими указами — укрепить социальную сферу. Но волновой метод указывает на то, что следующий системный социально-политический кризис нагрянет в 2023–2024 гг. А в таком случае Путин рискует завершить четвертый президентский срок «на щите». Согласится ли его самолюбие пойти на это?»

Алексей МУХИН, гендиректор Центра политической информации: «Предположу, что Путин ответит на этот вопрос окончательно и однозначно только непосредственно перед окончанием третьего президентского срока. Но ему такие вопросы уже задавали, и он дал промежуточный ответ, сказав, что пойдет на четвертый президентский срок, если будет такая политическая необходимость. Это значит, что для него вопрос о сохранении власти — не вопрос личных амбиций (иначе ответ можно было бы дать уже сейчас), а политическое решение».

— То есть он такого решения еще не принял?

Игорь БУНИН, директор Центра политических технологий: «Я думаю, что Путин еще даже не думал над этим вопросом. Он и до сих пор не любил решать вопросы, пока они не назреют, а сейчас настолько сложная для страны экономическая ситуация и психологическая — лично для него, что ему не до таких размышлений. При другом развитии событий он еще мог бы задуматься об этом уже сейчас, но в данной ситуации понятно, что это — решение не 2015 года и даже не 2016-го».

Алексей МУХИН: «Даже если Путин и принял уже это решение, то он не может сейчас его озвучивать. Каким бы оно ни было, это заявление сразу бы нарушило деятельность элит, исполнительной вертикали, государственных холдингов… Когда Путин озвучивал решение о том, что идет на новый срок, — элиты сразу расслаблялись, чиновники успокаивались, посчитав, что за свои места можно не беспокоиться, все пойдет своим чередом и президент в обязательном порядке выполнит их часть работы. И некоторые «шестеренки» государственного механизма просто переставали работать. Когда же президент озвучивал, что не идет на будущий срок, — приходили в движение оппоненты «курса», что дестабилизировало политическую обстановку. Поэтому самая оптимальная формула, выведенная с учетом накопленного опыта: молчание (до определенного момента) — золото.

Поэтому Путин и будет держать эту мхатовскую паузу».

— До какого момента?

Алексей МУХИН: «Я думаю, что этот момент наступит вскоре после выборов в Госдуму в декабре 2016 года. То есть весной 2017 года».

— Кто может стать преемником, если Путин решит уйти?

Игорь БУНИН: «Система преемничества, которая была во время второго срока, когда он очертил круг и долго выбирал, сейчас невозможна. Разбита экономика, война на Украине, санкции… Сейчас необходимо латать дыры, а не устраивать экзамены. Он может очертить круг претендентов, а они — за оставшееся время «сгореть на работе».

Антон ОРЛОВ: «Преемник, на мой взгляд, сегодня никому не известен, в том числе Путину. Скорее всего, мы станем свидетелями импровизации, очередного «хода конем».

Алексей МУХИН: «Секрета из этого никто и не делает. Людей, у которых есть реальные перспективы преемничества, очень мало. Это три «С»: Сергей Нарышкин, Сергей Шойгу и Сергей Иванов. Но помимо них существует большое количество претендентов, которые могли бы составить конкуренцию выдвиженцу Путина и реализовать шанс стать президентом. Среди них, конечно, и Дмитрий Медведев — крайне знаковая для либералов фигура, и Алексей Кудрин. Его шансы меньше из-за громадного антирейтинга. Но конфигурация, когда завяжется очень серьезная и непредсказуемая борьба между одним из «С» и Медведевым, вполне возможна».

— Есть ли шансы поучаствовать в битве у кого-то из оппозиции?

Алексей МУХИН: «Они были бы у Михаила Ходорковского, но тот не имеет права избираться. Как и Алексей Навальный, но он может затеять резонансную виртуальную игру: запустить голосование в Интернете и выиграть сетевую президентскую гонку. Остальная оппозиция будет только имитировать борьбу, не стремясь к победе. К тому же наиболее перспективные игроки собраны все-таки в президентской команде. И дело не в зачистке политического пространства. Талантливых политиков в российской политике достаточно, но они не имеют амбиций высшего уровня. Они не хотят становиться президентами и премьерами, уступая это бремя Путину и его команде, а себе оставляя простор для критики».

Игорь БУНИН: «Сейчас у оппозиции вообще никаких шансов нет. Крым наш, рейтинг Путина — 85%, и альтернативы ему не видно. Но сейчас невозможно предугадать, как будет развиваться ситуация. Если положение экономики станет катастрофическим, если будет реальная война — все может быть. Может быть и то, что Медведев к тому времени окажется оппозицией».

Антон ОРЛОВ: «Пока у оппозиции есть шансы, но только на то, чтобы поучаствовать. И нужно разобраться: о какой оппозиции речь? О системной? Но эти люди нужны только для того, чтобы создавать видимость борьбы. Каждого из них устраивает сегодняшнее положение дел, каждый из них играет свою роль и получает от этого удовольствие.

Если же говорить о несистемной оппозиции, то в настоящее время мы видим сборище ничем не связанных между собой людей, доверие к которым подорвано. Они испачканы шлейфом уголовных дел, связями с заграницей или своим опытом работы во власти в 90-е. В 2011–2012 годах их объединял общий враг и поддерживало то, что рейтинг Путина пошатнулся. Но после крымского консенсуса у них не стало человека, против которого можно было бы объединиться».

— Чем будет для России четвертый президентский срок Путина и чем — срок другого президента?

Игорь БУНИН: «Четвертый срок был бы явным перебором. Более или менее нормально управлять страной можно 10 лет. Это подсчитано. После 10 лет начинается отрыв от реальности, потому что руководитель страны все это время фактически изолирован. Он слишком оторван от жизни и просто теряет чутье. Поэтому я думаю, что четвертый срок Путина — не лучший вариант для страны.

О другом президенте говорить еще сложнее. Сейчас он не виден, а мы не знаем, в результате чего он придет к власти: в результате назначения Путиным, в результате социального взрыва... Самая большая опасность — в том, что после ухода Путина и при слабом президенте может начаться аналог «борьбы диадохов», в результате которой великую империю Александра Македонского растащили на куски».

Антон ОРЛОВ: «Для Путина это будет борьба за то, чтобы максимально защитить страну от внешних угроз и от центробежных настроений.

В случае прихода «назначенного» преемника наиболее явно мне видится венесуэльский сценарий «Чавес — Мадуро». Преемник будет пользоваться значительно меньшим авторитетом как у элит, так и у народа, а настоящая битва за президентское кресло развернется в 2024 году, когда ошибки нельзя будет спрятать за авторитетом, т.е. как раз накануне следующего системного кризиса».

Алексей МУХИН: «Если останется Путин, то сохранится его схема: менять курс в зависимости от обстоятельств — внешних, политических, социальных... Россия будет отвечать на вызовы с той серьезной элегантностью, что и сегодня, и жизнь продолжится веселая и непредсказуемая.

Если президентом будет не Владимир Путин, ситуация может измениться. Давление на нового человека извне будет беспрецедентным, чудовищным. Его будут принуждать к тому, чтобы встать на строго определенный курс, подконтрольный «цивилизованному миру». Внутренне давление тоже окажется высоким, поскольку его постоянно будут сравнивать с Путиным, которого к тому времени могут превратить в былинного персонажа. Я, честно говоря, не завидую тому, кто сменит Путина в 2018 году, если это произойдет».

— А на Путина внешнее давление не оказывается? Наши западные друзья смирились с тем, что это бесполезно, и махнули рукой?

Алексей МУХИН: «На Путина давят, его демонизируют, демотивируют группу его поддержки. Все это есть и будет по-взрослому. Но — не действует. Это уже проверено временем. А как будет с преемником — времени еще только предстоит показать».

Антон ОРЛОВ: «Я думаю, что Владимир Путин как любой живой человек ощущает на себе давление, в данном случае — от коллег из стран Запада. Но у меня создается впечатление, что это давление какое-то нерешительное. Такое ощущение, что многие коллеги буквально робеют перед Путиным. И он это тоже чувствует. По-моему, Путин гораздо сильнее нервничал из-за внутреннего давления в начале своего третьего срока».



Партнеры