Ливия после «весны»: хаос и база для «Исламского государства»

В феврале исполняется пять лет с начала конфликта в Джамахирии

17 февраля 2016 в 15:11, просмотров: 2847

В эти дни исполняется пять лет с тех пор, как в Ливии произошел государственный переворот, который, примерно как и в Сирии, привел к вооруженному хаосу и распаду страны на части. Какова сейчас ситуация в Ливии и чем конфликт в этой североафриканской стране похож на сирийские события, «МК» рассказал президент Института религии и политики Александр Игнатенко.

Ливия после «весны»: хаос и база для «Исламского государства»
фото: AP

– К чему привели события 2011 года в Ливии?

– К настоящему времени такого государства, как Ливия, де-факто не существует. Кто-то скажет, что не существует Ливийской Арабской Джамахирии, которую возглавлял полковник Каддафи, и будет прав. Вместе с тем не существует современной Ливии как целого и единого государства. Она в настоящее время расколота по меньшей мере на три части, которые воюют друг с другом и ко всему прочему внутри себя. Привело к этому то, что пять лет тому назад Саудовская Аравия и Катар вознамерились свергнуть Каддафи и восстановить в Ливии монархию. Наследник династии Сенуситов, которая была свергнута тогда еще молодым офицером Каддафи, находился все это время в Эр-Рияде и был готов выехать туда, когда будет восстановлена его власть на штыках. Здесь нужно сказать о штыках. Дело в том, что Саудовская Аравия и Катар крайне амбициозны. Они проводили и проводят определенную политику в регионе и даже в мире. Но при этом они не располагают достаточным военным и военно-политическим потенциалом для того, чтобы реализовать свои амбиции, как это видно на примере саудовского вторжения в Йемен и саудовско-катарского вторжения в Сирию. Для реализации этого проекта они пригласили некоторые натовские государства, которые согласились таскать для них каштаны из огня. Это были Франция, Италия, Великобритания и в последнюю очередь США, которые с очень большой неохотой ввязались в это дело.

– Сейчас основное место в мировых новостях занимает Сирия. Есть ли у конфликта в этой стране и кризиса в Ливии общие черты?

– Вне всякого сомнения. Эти общие черты заключаются в том, что и в ливийском, и в сирийском казусе инициаторами кризиса являются аравийские монархии, а именно, по моей оценке, – Саудовская Аравия и Катар. В Сирии на этом этапе к ним присоединилась Турция, которая играла какую-то роль и в ливийском кризисе, но менее решающую. Второй общий момент заключается в том, что и в Сирии, и в Ливии действуют экстремистские и террористические группировки исламистов, которые в первую очередь, если брать исторический аспект, представлены «Братьями-мусульманами» под разными названиями, во вторую очередь – «Аль-Каидой» (запрещена в России – «МК») и в третью очередь – «Исламским государством» (группировка запрещена в РФ – «МК»). Разные районы Ливии, так же как и разные районы Сирии и Ирака, являются «вилайетами» ИГ. Эти «вилайеты», или области находятся в жесткой конкуренции с «Аль-Каидой» и «Братьями-мусульманами». Это, пожалуй, третья черта, не говоря уже о том, что в Ливии они воевали против законного правительства, а в Сирии они воюют против режима Башара Асада, объединяясь, разделяясь, конкурируя и сотрудничая друг с другом.

– Военные действия в Сирии отражаются на ситуации в Ливии?

– Ходят слухи, что в периоды, когда наносятся чувствительные удары по ИГ в Сирии (но я бы предпочел говорить «в Сираке», то есть о Сирии и Ираке как о единой зоне), то боевики частично передислоцируются в Ливию, где ситуация благоприятствует укоренению и росту этих террористических группировок, поскольку там царит в настоящее время полный хаос, а хаос – это питательная среда для них. Этот хаос имеет более высокий градус в Ливии, которая не существует, как самостоятельное государство, и менее высокий градус в Сирии, которая пока существует, как субъект и как государство. Как раз Россия выступает за то, чтобы сохранить сирийскую государственность и сирийские государственные институты, потому что если так будет продолжаться в Сирии, как того хотели бы Турция, Саудовская Аравия и Катар, то это будет вторая Ливия.

– Иными словами, победить исламистов, ведя боевые действия только в Ираке и в Сирии, невозможно?

– Разумеется. В силу разных обстоятельств мы, когда говорим об ИГ, привыкли говорить о «Сираке», но у ИГ есть по меньшей мере три десятка «вилайетов» – от Западной Африки до Индонезии и Филиппин. ИГ со всеми его «филиалами» можно победить, только если произойдет объединение всех антитеррористических сил, куда обязательно нужно включить и США, и Россию, и разные другие страны, которые заявляют, что воюют против терроризма, но на самом деле, этого не делают. В данном случае я имею в виду Саудовскую Аравию, Катар и Турцию. Это задача чрезвычайно трудная, но люди доброй воли обязательно в конце концов победят, вопрос только – когда.

Смотрите видео по теме "Опубликованы ранее неизвестные кадры последних минут жизни Муаммара Каддафи"



Партнеры