Суд счел недостаточными доказательства «политической деятельности» Фонда защиты гласности

Маленькая победа «иностранных агентов»

28 марта 2016 в 19:38, просмотров: 3927

Гагаринский районный суд Москвы рассмотрел иск Фонда защиты гласности к Минюсту в понедельник, 28 марта. Фонд был внесен в реестр НКО — иностранных агентов в ноябре прошлого года, как считают его сотрудники — безосновательно: организация не занимается политической деятельностью. Четырехчасовое заседание завершилось для фонда маленькой победой.

Суд счел недостаточными доказательства «политической деятельности» Фонда защиты гласности
фото: Наталия Губернаторова

«У нас претензии к Министерству юстиции за их непрофессионализм», — пояснил «МК» глава Фонда защиты гласности Алексей Симонов. Согласно закону об НКО — иностранных агентах, в реестр вносятся организации, которые получают деньги из-за рубежа и занимаются политической деятельностью.

Иностранное финансирование организация не отрицает. По словам Алексея Симонова, фонд два раза подавал заявки на президентские гранты для НКО, но получал отказ, поиск же других источников финансирования в России сопровождался требованием откатов. «Проблем с законом мы не хотим», — объяснил глава фонда выбор в пользу зарубежных источников.

Споры возникли вокруг «политической деятельности». Согласно акту проверки московского Минюста, фонд занимается политической деятельностью, потому что на школах блогеров выступали оппозиционеры Борис Акунин, Алексей Навальный и Рустем Адагамов, а также потому, что в дайджесте организации периодически появляются статьи с критикой губернаторов.

«С Навальным мы пересекались один раз в «Мемориале», Акунина не видел ни разу в жизни, про Адагамова только слышал», — такие показания дал в зале суда Алексей Симонов. Он также пояснил, что с выступающими в школах фонда подписывается договор о сотрудничестве, ни с кем из перечисленных людей глава фонда такой договор не подписывал. На том, что этих людей никогда не было на школах фонда, настаивали еще 5 свидетелей.

Вопрос судьи к представителю Минюста, на каком основании сделан вывод, что Акунин и Адагамов — оппозиционеры, остался без внятного ответа, также как и вопрос о том, когда и на каких именно школах присутствовали эти люди.

— В школе в Ярославле показывали видео с Акуниным, ему был задан вопрос об отношении к Евросоюзу, в ходе ответа на который он высказал негативную оценку деятельности президента Путина, — процитировала судья отрывок из акта. — Это так он там присутствовал?

— Заочное присутствие — тоже присутствие, — бормотал в ответ представитель Минюста Ешкин.

«Статьей, критикующей губернатора», судя по акту, оказалась публикация в дайджесте фонда о том, что журналистов удалили с заседания омского правительства. При этом ее автор Георгий Бородянский в зале суда объяснил, что до того, как он написал об этом в дайджест, подобную статью опубликовала главная омская газета.

— Мы полагаем, что должны быть представлены оригиналы этих материалов, чтобы их оценкой занимались эксперты — политологи и уважаемый суд. В акте проверки Минюста содержится только субъективное восприятие сотрудника Минюста Ешкина, — говорила представитель фонда Галина Арапова.

На вопрос, почему в акте проверки не указаны ссылки на открытые источники, на основании которых сделан вывод о «политической деятельности», представитель Минюста Ешкин ответил: «Просто не указали».

В итоге суд счел доказательства Минюста недостаточными и потребовал в следующий раз предоставить все документы. Хоть и маленькая, но победа. Однако по-прежнему не решена главная проблема: в законе нет четкого определения «политической деятельности», а согласно законопроекту, который разработал Минюст (еще не принят), под «политическую деятельность» подпадает любая деятельность.



Партнеры