Хроника событий Геннадий Федик: как нищали учителя Бурятии Алексей Дюмин снова указал главам районов на свалки Нижнетагильская «борзота» предстанет перед судом Куда делись «земские» миллионы? «Соцликбез»: как рассчитывается пенсионный стаж?

Граждане, воздушная тревога!

Письма президенту

19 марта 2017 в 18:59, просмотров: 51894
Граждане, воздушная тревога!

Г-н президент, криминальные структуры ежегодно сваливают куда попало миллиарды тонн отходов. Людям просто жить невозможно рядом с этими свалками!

Узнали? Это ваши собственные слова. Вы это сказали 14 апреля 2016 года на Прямой линии с народом (с нами). Вот ещё цитата с вашего официального сайта:

ПУТИН. Этот процесс (вывоз мусора и нелегальные свалки) является неконтролируемым и очень криминализированным... Нужно повысить внимание региональных властей к этой работе! С учётом высокой криминализации этой сферы — это фронтовая работа! Без всякого преувеличения!

Прошёл почти год. Горы мусора выросли, региональные власти на фронт не пошли — там ведь стреляют.

Сколько весит проблема? В апреле 2016 года вы это сказали:

ПУТИН. Примерно 5,4 или 5,6 миллиарда тонн в год мы продуцируем. Только половина из них утилизируется, а половина просто закапывается.

А только что, в марте 2017-го, который вы объявили Годом экологии, к вам в Кремль пришёл вице-премьер Хлопонин. Он вас утешал: мол, экология воспрянет.

ХЛОПОНИН. Всего планируем потратить 347 миллиардов рублей. Мероприятия приведут к сокращению выбросов на 70 тысяч тонн в год.

Вы слушали и кивали. Ведь это же здорово: сократить на 70 тысяч тонн!

Эх, г-н президент, раньше вы славились умением умножать и делить в уме огромные числа. Неужели Хлопонин вас загипнотизировал? Он же вам рассказал, что отходы сократятся на одну восьмидесятитысячную долю (1/80000). Такую «победу» легко нарисовать на бумаге, а проверить на практике совершенно невозможно. А деньги реально хорошие: 347 миллиардов рублей легко превращаются в 6 миллиардов долларов. Можно ещё несколько отличных виолончелей купить.

…Читатели газеты нам сочувствуют. Каждый день получаем письма, где одни и те же мысли, одни и те же слова, хотя темы разные: медицина, квартплата, пенсии, образование... Читатели пишут: «Ваши статьи бесполезны! Ничего не меняется!» Что им сказать? Ведь мы с вами, г-н президент, в одинаковом положении.

Вот что вы сказали правительству в Ново-Огарёво четыре года назад в апреле 2013-го:

ПУТИН. Объём накопленных отходов в России составляет около 90 миллиардов тонн… Мы должны кардинально изменить ситуацию, навести здесь элементарный порядок.

Ну что — навели порядок? Вашу прошлогоднюю апрельскую речь про очень криминальный процесс и фронтовую работу мы уже цитировали. А вот что вы сказали про бандитские свалки на форуме Общероссийского народного фронта в ноябре 2016 года:

ПУТИН. Действительно, 7 тысяч свалок, 1,5 тысячи полигонов, лицензии просрочены по многим объектам, 20 тысяч незаконных свалок. Это просто создаёт невозможные условия для жизни многих наших граждан вблизи этих объектов. Я должен вам сказать, признаться, мне приходилось, что касается Московской области, лично некоторыми вопросами заниматься, просто лично. Никак не сдвинуть с мёртвой точки. Там и криминал вокруг этого крутится, и бизнес процветает какой-то. Гражданам просто невозможно решить эти вопросы. Пока по моей личной команде там не вставали сотрудники внутренних войск или Нацгвардии — ничего не могли прекратить, даже местные власти ничего не могли сделать.

Вдумайтесь, г-н президент, в эти ваши собственные слова. Если б мы написали, что президент России вынужден лично заниматься мусором, — нас бы обвинили в неуважении, в насмешке. А если б мы написали, что президент оказался бессилен (ведь криминальные свалки не исчезли, работают без выходных), — не знаю, что с нами сделали бы. Но ведь это вы сами сказали, публично, открыто…

Извините, но метод вы избрали сомнительный. Ставить Нацгвардию стеречь помойки — это унизительно и для гвардейцев, и для вас, и для нас. Дело же не в несчастных забитых шоферюгах, которые ночью нелегально сваливают мусор «в природу», — они же нанимаются на эту грязную во всех смыслах работу не от хорошей жизни. Они даже не пешки в этой игре.

Криминальный вывоз мусора в руках богатых и могущественных людей. Нацгвардеец не смог бы такого пристрелить, даже если бы хотел, потому что эти богатые и могущественные около лесных помоек не появляются.

Знаете, где их искать? Они сидят перед вами там, где вы выступаете с торжественными и важными речами. У некоторых из них ордена «За заслуги перед Отечеством». Вы говорите про «криминальные свалки», про «фронтовую работу» — они сидят со спокойными лицами, порой кивают, ничего не боятся. Фронт-то на помойке, а они в тылу, и даже не обязательно в Кремле. Есть ещё более спокойный тыл — в Лондоне, в Монако…

фото: Александр Корнющенко

* * *

Богатая аморальная сволочь думает только о своём удобстве. Налетает двуногая саранча, сжирает всё подчистую и улетает. Сейчас — в Лондон, потом — на Марс. Они покидают отравленный город, отравленную страну, покинут отравленную планету.

Хлопонин вам, г-н президент, ещё кое-что радостное сказал.

ХЛОПОНИН. Второе направление: в рамках проектной деятельности правительства мы сегодня реализуем проект «Чистая страна». В рамках проекта мы будем действовать по двум основным направлениям. Первое направление связано со строительством пяти пилотных заводов по термической обработке коммунальных бытовых отходов. Это Московская область и Татарстан.

Не будем обращать внимание на жутко хитрые кружева: «в рамках проектной деятельности реализуем проект в рамках проекта». Не будем пытаться понять, как второе направление превращается в первое; главное — цена этих направлений измеряется миллиардами долларов. И нам из них не достанется ни копейки. Наоборот, значительная часть этих денег будет взята (чтоб не говорить украдена) из нашего кармана. А на что, на какое счастье?

«Термическая обработка коммунальных бытовых отходов» — это просто сжигание мусора. Заводы, которые решено построить под Москвой (4 штуки) и в Казани (один), производят чрезвычайно опасный яд. На языке чиновников он называется «зольные остатки», а на самом деле это болезни и смерть.

В Европе категорически отказались именно от таких заводов. Четыре московских по плану должны сжигать 2,8 миллиона тонн мусора в год. При этом будет оставаться 900 тысяч тонн золы. Такую золу необходимо хоронить в специальных могильниках. Они многократно дороже полигонов, куда сваливают обычный мусор. Будет ли соблюдена технология? Её не соблюдают, когда кладут асфальт, а уж чего проще. Так и при строительстве заводов и могильников будет нарушено всё, что у нас нарушается всюду и везде: качество материалов, качество работ.

Кроме того, при сжигании получается тонкая пыль, которую заводские фильтры (очень дорогие) могут уловить, и — тончайшая пыль, которую фильтры не ловят в принципе. В этой пыли — диоксин — смертельный яд, влияющий в том числе и на генетику, он не разлагается никогда, он будет травить людей тысячи лет. Он попадёт в воздух, в воду. Будем дышать, будем пить, будут рождаться уроды…

Подробно об этом — о криминальных свалках и заводах, о том чьи структуры за этим стоят — мы рассказывали вам год назад в письме под названием «Золотое дерьмо».

Г-н президент, мы предполагаем, что еда у вас не из магазина и вода не из магазина. Но воздухом мы с вами дышим общим. Вы же не в Лондоне живёте, а здесь — дом под Москвой, работа в Москве. Но даже если у вас в кабинете и в спальне стоят особые президентские фильтры, уверены ли вы, что они хорошо работают? Вам же всегда докладывают, что всё в полном порядке, а потом то «Протон» рухнет, то стадион завибрирует…

Мы хороним у себя чужие ядерные отходы. Неужели мало яда? Неужели надо купить заводы, производящие яд, который первым делом бьёт по генам и обеспечивает на сотни лет вперёд рождение калек?

"Прямая линия" Путина 2016. Хроника событий



Партнеры