Аланская головоломка

Народам Кавказа нужно искать то, что их объединяет, а не то, что может разъединить

13 апреля 2017 в 17:33, просмотров: 5102
Аланская головоломка
фото: pixabay.com

На днях в Южной Осетии прошел референдум, на котором ставился вопрос о переименовании республики в Государство Алания.

Что же такое Алания и кто же все-таки может называться аланом? Оказывается, это волнует многих. Вот и совсем недавно министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов, проводя коллегию министерства, после официальной части задал этот вопрос нам — представителям Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Осетии, Ингушетии...

Отвечать пришлось мне. Чувствовалось некоторое напряжение. Вместо того чтобы объяснить человеку, родившемуся и выросшему в Москве, что мы испокон веков проживаем вместе на одной территории, называемой Кавказ, что именно на Кавказе существовало Государство Алания, что все мы по большому счету аланы, что мы близкородственные народы, пришлось рассказать о некоторых расхождениях во взглядах. Вообще многие уважаемые ученые, с которыми я согласен, считают, что существование легендарной Алании, а также то, в каких границах жили аланы, на каком языке разговаривали, где находился центр или центры аланов, вопрос как минимум дискуссионный. Тем более в истории подавляющего числа государств столицы меняли локацию под воздействием тех или иных исторических или климатических факторов.

И эту дискуссию должны вести именно ученые: историки, этнографы, лингвисты. Все заинтересованные стороны, желающие разобраться в этой исторической коллизии, должны находиться в абсолютно равных условиях. Надо учитывать, что чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, то есть как раз таки те, кого можно считать заинтересованными, во времена, когда формировалась историческая наука в СССР, просто не могли участвовать в данной работе. Просто потому что были объявлены «врагами народа» и с формулировкой «на вечное поселение» вырваны с Кавказа и переселены в Казахстан и Сибирь.

Понятно, что полноценного, честного научного диспута в отсутствие оппонентов не бывает. Я думаю, даже те историки, которые хотели бы в своих научных трудах упоминать историческую роль автохтонных народов Кавказа в формировании местной истории, не имели возможности это сделать. Согласно генеральной линии партии той поры врагам народа нет места в истории.

Сегодня есть возможность в достойной обстановке отстоять свою точку зрения.

Давайте не искать то, что нас разъединяет, а обратим внимание на то, что реально объединяет. И таких фактов в нашей общей истории достаточно. Перестанем выдвигать тезисы об исключительности наших народов, при этом принижая достоинства соседей. Хотим мы этого или не хотим, нам предстоит жить рядом. Мы малые народы, и от нас в этом смысле мало что зависит. Будем жить сегодняшним днем. Начнем разбирать политические и социальные завалы, оставшиеся от бывших политиков и политических ситуаций в нашей общей стране — великой России.

С одной стороны, то, что касается переименования Осетии в Аланию, осетин в аланов, — безусловно, это частное дело осетинского народа. Но и то, что в Ингушетии построили Аланские ворота, тоже, получается, никого за пределами республики волновать не должно.

И если завтра в Чеченской Республике, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии появятся подобные объекты, а они, скорее всего, появятся, кто и что сможет запретить? Многие ли знают, что карачаевцы и балкарцы испокон веков, да и сегодня используют самоназвание — алан? Кто им докажет, что они не аланы?

И в вайнахской (чечено-ингушской) лингвистике очень много понятий, в основе которых корень — «алан». Но при всем при этом я бы посоветовал нам всем «не быть в плену у аланов». Пишу так, вспомнив, что есть толковая книга Тины Дзокаевой, которая так и называется «Осетины в плену у аланов». И если в Ингушетии кто-то напишет такую же, я на него не обижусь.

Кстати, у ингушей есть имя, пришедшее из русского языка, из русской традиции, берущее свое начало от ингушского поселения Ангушт, с полностью определяемым посредством ингушского языка значением. (Сегодня это, кстати, Тарское в Республике Северная Осетия — Алания.) У нас есть и самоназвание Галгaй, что дословно означает — жители башен. Наши родовые замки тому подтверждение. И первое и второе имя меня лично устраивает.

То, что касается наших взаимоотношений с Осетией, надо признать: они находятся на постыдно плачевном уровне. Мы — кавказцы — забыли, что такое добрососедство. Наша молодежь общается в основном в соцсетях, а мы знаем, что это. Любой провокатор, которому цена — копейка, может поднять бурю эмоций.

Мы обязаны начать цивилизованную дискуссию по всем спорным вопросам. Мы не имеем права делать вид, что все нормально, и молчать, тем самым давая заполнять этот вакуум людям безответственным, неграмотным и просто провокаторам. Нельзя перекладывать груз не решенных нами проблем на плечи наших потомков.

Нашей молодежи негде общаться напрямую. И это даже в местах совместного проживания, в Пригородном районе Республики Северная Осетия — Алания. В школах — раздельное обучение детей по этническому признаку, не хватает объектов культурного, спортивного назначения, где молодежь могла бы общаться. Предприятий, где они могут совместно трудиться. Можно долго перечислять, чего нет. И если мы сможем создать условия для нормальной жизни, возобновить действие Федеральной целевой программы по восстановлению Пригородного района, то мы преодолеем недопонимание с обеих сторон: состояние постоянной вражды противно природе человека.

Я уверен, наши народы в 1992 году стали заложниками именно военной и политической ситуации в стране. Политики или не смогли, или не захотели спасти нас от кровавого конфликта, и мы стали дровами на пожаре в собственном доме. И оба народа пострадали.

Но сегодня уже пора поумнеть: прошло 25 лет, а обстановка взаимной неприязни по-прежнему доминирует. Не будем искать вновь и вновь виноватых. Об этом сказано и написано больше чем достаточно. Надо переходить наконец к реализации мер, которые ведут к реальной справедливости.

Не может ситуация постоянной вражды довлеть над здравым смыслом, над принципами добрососедства. Можно отодвинуть по времени заселение людей в свои дома, построенные ими или их предками, в собственные квартиры, полученные от государства за свой труд, но это не может продолжаться вечно. Это нонсенс — особенно когда мы граждане одной страны.

И чем дольше политики не смогут разрешить эту проблему, тем больше вреда. Для Кавказа, для России... Понятно, что рано или поздно руководство страны займется этим вопросом. А что же мы? Как всегда, будем жаловаться друг на друга Москве, как несмышленые дети? А потом рассказывать сказки про то, какие мы мудрые древние кавкасионы...



    Партнеры