Шойгу реанимировал военное образование

В этом году в училища приняли в 7,5 раз больше будущих военных, чем в прошлом

12 сентября 2013 в 18:00, просмотров: 7335

Оптимизаторская деятельность Анатолия Сердюкова на посту министра обороны, вероятно, сильнее всего ударила по военному образованию. В какой-то момент казалось, что учить будущих военных скоро будет негде, некому, да и особенно незачем. Оттого такими бурными овациями приветствовали офицеры и генералы проведенную Сергеем Шойгу контрреформу. О её результатах на начало нового учебного года отчитался статс-секретарь Минобороны Николай Панков.

Шойгу реанимировал военное образование
фото: Наталия Губернаторова
Сергей Шойгу

Самое важное, о чём рассказал замминистра в своём докладе: благодаря проработанному плану развития оборонного ведомства, в котором чётко просчитан количественный состав Вооруженных сил по всем видам и родам войск, а также график поступления новых видов вооружения и военных техники до 2020 года, теперь Минобороны точно знает, сколько и на какие специальности ему нужно набирать и обучать молодых офицеров.

Число абитуриентов каждый год будет колебаться в районе 15 000 человек – столько было принято в систему военного образования в этом году. Из них – курсантов 11,7 тысяч, слушателей порядка 900, студентов учебных военных центров при гражданских ВУЗах – 2000. Всего сейчас действует 17 военных высших учебных заведений.

Панков особенно отметил, что удалось сохранить, например, Михайловскую артиллерийскую академию, Смоленскую академию войсковой ПВО и академию ВКО в Твери. По указу президента ВУЗам возвращаются их исторические названия. Профильные академии и училища возвращены в подчинение соответствующим главкомам и командующим, сохранена или восстановлена материально-техническая база ВУЗов, которая при Сердюкове подлежала радикальному сокращению, оргштатная структура также вернулась к своему прежнему виду.

Много было сказано также о важности развития довузовского образовании – училищ и кадетских корпусов, где воспитываются совсем ещё молодые люди. Туда могут поступить не только дети военнослужащих и гражданского персонала Минобороны, но у них всегда будет приоритет.

Не смотря на восстановление благоприятного положения дел и высокий конкурс, статс-секретарь признал, что далеко не во всех областях (особенно – в наукоёмких и перспективных) военные ВУЗы способны конкурировать с гражданскими. Чтобы это компенсировать около 2000 военных специалистов ежегодно будут поступать именно в гражданские институты и университеты.

Отечественная военная высшая школа по-прежнему высоко котируется за рубежом. Особенно много курсантов отправляют к нам учится Алжир и Китай. В Академии Генштаба также часто проходят стажировку военные западных стран. К сожалению, регулярной практики стажировки наших слушателей и курсантов в армиях развитых стран сейчас не существует. Связанно это, по словам Николая Панкова, с плохой языковой подготовкой будущих офицеров.

В заключении статс-секретарь, рассказал, что в отношении военного образования сейчас существуют две конфликтные точки зрения. Одна – прикладная: офицер должен бегать, стрелять, водить технику, ориентироваться на поле боя и отдавать команды. Вторая – офицер должен быть всесторонне развитым и образованным человеком, с широким кругозором и высоким культурным и моральным уровнем. Последнюю активно отстаивает и продвигает Сергей Шойгу. Одним из инструментов для достижения этого результата, по всей видимости, станет единый учебник истории российских Вооруженных сил, который к концу года обещали подготовить в академии Генерального штаба.



Партнеры