Президент вышел из затрапезной Пивновки. ФОТО

Спецкор “МК” побывала на родине Виктора Януковича, где каждый третий прошел через зону

25 февраля 2010 в 20:56, просмотров: 21759
Президент вышел из затрапезной Пивновки. ФОТО
Виктор Янукович с женой, сыном и отцом.
Фанфары, сало, вареники, горилка… Восточная Украина вчера аплодировала новому главе государства стоя. В Донбассе в день инаугурации Виктора Януковича работа встала. Многие взяли выходной. Праздник-то какой!  

Для шахтерского городка Енакиева 25 февраля и вовсе стал особым днем. Как-никак земляк выиграл президентскую гонку. “Теперь заживем по-человечески, — не сомневаются местные жители. — Наш мужик свой народ в беде не оставит”.  

О том, как проходила инаугурация и каким запомнили Януковича на исторической родине, — в репортаже специального корреспондента “МК”.

Родина Виктора Януковича — это несколько шахт, металлургический завод и неблагополучный район Пивновка — тот самый, где родился, учился и женился нынешний президент Украины.  

— Район Пивновка — самая окраина города, все равно что у вас Бирюлево. Глухая провинция! Нищета! Мрак! Поэтому, когда берутся судить Януковича за его прошлое, мы встаем на его защиту, — поясняет один из журналистов местного издания “Енакиевский рабочий”. — Дело в том, что в 60—70-х годах под уголовное дело в Енакиеве было попасть проще простого. Отправился пацан на танцы, подрался — в тюрьму. Пошел на шахту, украл маленько уголька — в тюрьму. У меня отец не один раз сидел за ерунду. Каждый третий в Енакиеве прошел через зону. Сажали налево-направо. Но матерых уголовников среди наших земляков не было. Вот и с Януковичем неприятная история вышла. Конечно, никого он не грабил и тем более не насиловал. Просто Витька попал в дурную компанию, за что и поплатился. А журналисты потом раздули скандальную историю из этого факта. Не задумываясь, что это был рядовой случай из жизни пацана с бандитской окраины…


Портреты Ленина сменили на Януковича

“С чего начинается родина? С картинки в твоем букваре…” Вот и мы начали свое исследование со школьной скамьи Януковича.  

Окраина Енакиева. Район Пивновка. Школа №34.Попасть в альма-матер нынешнего президента Украины оказалось непросто. Директор буквально с порога дала от ворот поворот: “У нас строгое указание — в школу Януковича пускать только с письменного разрешения исполкома”.  

В исполкоме люди оказались сговорчивее. Тут же приставили ко мне провожатого по местам боевой славы знаменитого земляка.  

Сотрудник исполкома Павел явно не обрадовался заданию. Но приказ начальства не обсуждается.  

— Путешествуем в таком порядке — школа, городской музей, автобаза, на завод вас не пустят… — огласил маршрут следования мой сопровождающий.  

Из списка сразу были вычеркнуты соседи Януковича, подельники по уголовному делу (подобное вне обсуждения), друзья.  

— Это еще зачем? — не понял Павел. — Да и никого в городе уже не осталось…  

…И вот уже на пороге школы меня встречает с улыбкой на лице директор Елена Ивановна.  

— Начнем экскурсию, — первая остановка в коридоре. — Вот стенд, здесь отражены школьные годы Виктора Федоровича.  

Школьные годы главы государства отражены лишь на двух фотографиях — Янукович в четвертом и восьмом классах. На остальных карточках — Виктор Федорович в статусе главы Донецкой областной администрации.  

Далее поднимаемся на второй этаж. Кабинет начального класса. На двери надпись — “Здесь учился В.Ф.Янукович”, и тут же крошечное фото знаменитого ученика.  

— Вот в этом классе Виктор Федорович грыз гранит науки, — поясняет директор. — Мы даже вычислили, что он сидел в среднем ряду. Вот только парту пока не можем определить.  

Рядом другой кабинет — “комната-музей В.Ф.Януковича”.  

— Музей Януковича мне достался в наследство от прежнего директора, — поясняет Елена Ивановна. — Сама я не знакома с Януковичем. Но вот от своего отца про него слышала. Они вместе на АТП работали. Для моего папы Виктор Федорович является самой важной фигурой в жизни.  

— Сохранился аттестат Януковича?  

— Аттестата мы не видели, — растерянно улыбается Елена Ивановна. — Но известно, что учился он хорошо, хоть и отличником не был.  

Экспонаты, собранные в школе, музейными можно назвать с натяжкой. Вот вырезки из местных газет про главу государства, несколько фотографий, две брошюры “Прикоснись к судьбе” и “Загадка Виктора Януковича”. На стене огромный портрет президента — “Сын Украины”.  

— В музее дети занимаются рисованием, подзаряжаются атмосферой. Тут обстановка благоприятная, — добавляет собеседница.  

Экскурсия длится не более 10 минут. Дальше Елена Ивановна демонстрирует дары щедрого земляка — мультимедийную доску, микроскопы, компьютеры, книги украинских классиков.  

— Сами мы бы ни за что не раскошелились на подобную роскошь, — благодарит директор Януковича.  

В школе холодно. Отопление отсутствует. В кране холодная вода. И та по часам. Электричество часто отключают. Само здание настолько древнее, что дыры в стенах латают фанерой.  

 — Нам неудобно к Януковичу с просьбой о ремонте обращаться, и так он многое для нас сделал, — вздыхает женщина. — Правда, на Новый год мы попросили членов его партии подарить нам искусственную ель. В просьбе нам не отказали.  

На первом этаже здания — еще один портрет Януковича. Наверху цитата Ушинского: “Всякая школа славна не количеством, а славою своих учеников”. И тут же — “Юный друг! Ты учишься в школе, где учился В.Ф.Янукович. Цени это! Твои учителя, родители, выпускники прошлых лет”.  

В итоге портретов нынешнего президента Украины в стенах школы я насчитала порядка двадцати. Говорят, ранее на месте фотографий Януковича в школе висели исключительно карточки с изображением Ленина.

“В судимости Вити виноваты голуби”

…— Теперь по плану — одноклассница Януковича — Брагина, — чеканит сопровождающий.  

Мы отправляемся в бюро инвентаризации гостиницы “Мир” — туда, где работает Лидия Нестеровна.  

Лидия Брагина — женщина подготовленная. Лишнего слова не молвит. В последнее время она настолько привыкла к визитерам из столицы, что мой приезд воспринимает как должное.  

Лидия Нестеровна встречает меня при параде — яркий макияж, золотой пиджак, вечерняя укладка. На ее рабочем столе — фотография знаменитого одноклассника. Над тумбочкой — портрет новоизбранного президента.   

Сразу приступает к заученному тексту.  

— Витя был миролюбивым, добрым парнем. Никогда руку ни на кого не поднимал, слова худого не молвил.  

— Так он же сидел за драку? — перебиваю я.  

— Открою вам тайну: виной всему — голубиная мафия. На Пивновке все держали голубей. Но среди местных ребят были такие, кто воровал чужих голубей ценных пород. Вот по этой причине и происходили страшные разборки. Например, однажды моего дядю избили до полусмерти за то, что он якобы не вернул чужого голубя, который случайно залетел к нему в голубятню. А если твой голубь, не дай бог, заклюет птицу соседа — тут начиналась настоящая война между хозяевами. Разборки перерастали в массовые драки. Бились квартал на квартал, стенка на стенку. Вот и Витенька наш пострадал из-за голубей.  

— Но первую судимость Янукович получил за грабеж, вроде шапку он украл…  

— Да никакой шапки не было. Сами подумайте, кто в бедном районе мог носить меховую шапку? Говорю же — все из-за голубей. Причем это его приятель затеял бойню, а наивный Витя взял вину на себя — у того пацана жена была на сносях. Человек, который подставил когда-то Януковича, в 2004 году покаялся на телекамеру: “Товарищи, это мой грех”. А второй раз Янукович сел за то, что девушку защитил. Но с него сняли судимости. Теперь нам велено докладывать всем журналистам — Януковича считать несудимым. Сами подумайте — кто ж его в партию бы в советские годы принял после отсидки?  

И тут же добавляет: “Да в Енакиеве каждый третий ни за что сидел”.  

— Время такое было, — вздыхает Брагина. — Выживали сильнейшие. К тому же в Енакиеве селили бывших осужденных со всей Украины. Они получали здесь работу, заводили семьи… Вот с таким контингентом приходилось жить бок о бок. А вы вспомните, какое у Вити детство было. В три года он лишился матери. Отец женился, родили еще двух дочерей. Отношения с мачехой у Януковича не заладились. Она его из дома выгнала. Мальчик с бабушкой поселился в летней кухне. Бабуля одна поднимала внука. Они отдельно от семьи питались, на свою пенсию бабка покупала ему одежду. Моя мама возглавляла родительский комитет, часто ходила в дом к Януковичам, рассказывала, что мальчик был брошен родителями. Я Витеньку жалела, постоянно угощала его яблочками, мармеладкой. В школе я ни разу не видела, чтобы он улыбался. Рос парнем замкнутым, тихим, неразговорчивым. На уроках все время о чем-то думал. Учителя только и успевали замечания делать: “Янукович, ты о чем мечтаешь?”. Зато сейчас он всегда улыбается. Наконец-то он счастлив.  

— А учился Виктор Федорович как?  

— Хорошо учился. Только украинская мова ему не давалась. Хотя учитель у нас замечательный был, чистокровный украинец, Мирон Маркович. Честно говоря, у нас никто этот предмет осилить не мог, только два человека “пятерки” по украинскому имели. Зато слышали бы вы, как Витя пел! Бывало, затянет про Днепр широкий. До сих пор вспоминаю, так у меня мурашки по телу бегут. И танцевал он как бог! А уж о доброте его впору легенды слагать. Ведь после смерти мачехи он взялся ее хоронить. И когда приезжает в Енакиево, то всегда на ее могилке цветы оставляет.  

— Со своей женой Янукович тоже в вашем городе познакомился?  

— Мы с Людой в одном тресте работали. Я была начальником отдела кадров, она — инженером в проектном бюро. Девушка влюбилась в Виктора с первого взгляда. Но я ее предупредила: “Смотри, Витя был обделен материнской любовью, если у тебя серьезные намерения, тогда посодействую”. Вскоре они сыграли свадьбу.  

Однако по Украине гуляет другая легенда о знакомстве Януковича с будущей супругой. Якобы однажды на металлозавод привезли вагоны кирпичей. На разгрузку бросили весь город. Один из кирпичей упал на ногу Людмилы. Рядом оказался Янукович. “Глянул на нее, и сердце вздрогнуло. Подал кружку воды, помог сесть на лавку. Спросил: “Как тебя зовут?” Так и познакомились”, — вспоминал в одном из интервью Виктор Федорович. Но моя собеседница призналась, что ничего подобного не припоминает.  

Сегодня в Енакиеве осталось пять одноклассников Януковича.  

— Половины наших ребят уже нет в живых. Умерли по разным причинам, чаще трагическим, — добавляет Брагина. — Кто остался? Толик Зорин, майор милиции, Света Брилева — сотрудница Донецкого УВД, Виктор Рыбалко — тоже подполковник милиции. Кстати, все они являлись лучшими друзьями Януковича.  

— Раз вы так дружили, вместе с Януковичем выпивали?

— О чем вы? Никогда! Многие ребята начали еще в школе выпивать, но за Витей подобного грешка не водилось. Он ведь после судимостей резко в гору пошел. И доказал всем, что из самой сложной ситуации можно найти выход. Ведь у нас весь город горой за Януковича стоял. Иной раз бабушки подходили к портрету Януковича и целовали его, как икону.

“На автобазе в Енакиеве пьяниц никогда не было”

Следующим пунктом нашей программы значился городской музей.  

Передо мной в шеренгу выстроились три экскурсовода. “Мне нужна информация только про Януковича”, — с порога предупредила я. Женщины недоуменно переглянулись.  

— Да у нас пока небольшая экспозиция…  

Экспозиция и впрямь небогатая — одна фотография Януковича с космонавтом Береговым.  

— Янукович считал нашего земляка Берегового своим учителем, — поясняет директор музея. — Они познакомились, когда Виктор Федорович стал директором автобазы. А потом вместе поднимали наш музей. Помогли с электричеством. Правда, отопления до сих пор нам не дали.  

На момент моего приезда музейные сотрудники выставили экспозицию, посвященную чудотворцу Серафиму Саровскому.  

— Мы в ближайшее время заменим Саровского на Януковича, — извиняются женщины. — Вон сколько у нас фотографий президента в архиве собрано. Так что для Виктора Федоровича место найдется. А Серафима “подвинем”.  

Мой провожатый Павел явно остался недоволен посещением музея. И мы рванули на автобазу, которую строил Янукович.  

Помещение автобазы выглядит бесхозным. Разбитые окна, ржавый шлагбаум, убогая техника дышит на ладан, да и людей здесь не видно.  

Проходим в кабинет к директору. И снова промашка.  

— Так Янукович только строил эту базу, но ни дня здесь не проработал, — разводит руками нынешний директор. — И те, кто с ним трудился, давно вышли на пенсию. А возглавлял Янукович старую базу, которая располагалась на конном дворе в поселке Карла Маркса. В то время должность директора автобазы считалась престижной. Предприятие снабжало спецтехникой все шахты Енакиева, также под руководством Виктора Федоровича находился весь городской транспорт.  

Но все-таки на предприятии нашлась одна женщина, которая помнит президента. Валентина Хворостина — старший диспетчер автобазы — начинала свой трудовой путь при Януковиче.  

— Виктор Федорович заступил на должность в 26 лет. И сразу проявил себя строгим и дисциплинированным руководителем. Знаете, какой он нам разгон устраивал за малейшую задержку транспорта. Его здесь боялись и уважали.  

— А за пьянство он ругал народ?  

— Да вы что, какое пьянство на автобазе? Транспорт — источник повышенной опасности, — подсказывает нынешний директор.  

— Ну а праздники как отмечали? — снова вопрос к женщине.  

— Янукович каждого сотрудника персонально поздравлял, руку жал. Мог материальную помощь особо нуждающимся оказать. Короче, достойный человек!

“Неудобно нам просить помощи у брата”

Родовое поместье Януковича в Енакиеве укажет и стар и млад. Все тот же неблагополучный район Пивновка. Тупик улицы Вокзальной. Забор вокруг участка президента давно растащили на дрова. Да и сама хата уже добрый десяток лет непригодна для жилья.  

Из соседей Виктора Федоровича в округе осталась одна баба Галя. Возможно, старушка — одна из немногих горожанок, которая не в курсе общегородской цензуры.   

— Дом Януковича давно забросили, а ведь какой там был огород богатый. Но как отца Витьки и мачехи не стало, хозяйство оказалось в запустении. Теперь в хате местная шпана собирается. Так и говорят: “Айда до Януковича водку пить!” — начала беседу старушка. — У Вити ведь две родные сестры в Енакиеве остались. Одна замуж вышла и уехала в соседний квартал. А другая, Галя, в этом доме долго ютилась, пока ее в психушку не упекли. В больнице ей выделили отдельную палату. Она тронулась умом, как дочь родила. От кого — неизвестно. Скандальной Галка женщиной слыла. Бывало, идет по улице и кроет всех матом. Я ей часто замечание делала: “Галка, не ругайся, а то тебя замуж никто не возьмет”… А она послушает меня и снова за свое. Кто ж знал, что у нее уже тогда болезнь начала прогрессировать.  

Нагулянная дочь Галины Янукович, Евгения, некоторое время назад пыталась продать дом, но документы оказались утеряны.   

— Они вроде просили Витю поднять архивы, найти документы, но тот не стал заниматься ихними делами, — добавляет собеседница. — Вторая сестра Януковича, Лида, работает дворником. Я ее частенько встречаю на посту, на конечной остановке трамвая ее участок. Супруг Лиды латает машины, хотя давно уже инвалид.  

Хорошо помнит баба Галя и родителей президента.  

— Федя, отец Януковича, был добрым мужиком, душевным, вот только выпить любил. Мачеха Вити, Ольга, была дюже скандальной особой. На Пивновке не было человека, с кем бы она не повздорила. А уж как она Витю костерила, только и слышно было: “Ступай с глаз моих долой, чтобы я тебя не видела”. Но Витька вырос хорошим парнем, все обиды забыл. Ведь его сестры похоронили мать кое-как, а Витя и оградку поставил, и памятник. Правда, велел схоронить мачеху вдали от родного отца.  

Наслышана бабка и про тюремные будни президента.  

— Так здесь каждый, кто сидел, теперь в верхах находится, — рубит правду-матку старушка. — На Пивновке страшные драки устраивали. По 200 человек сходились в низине. Милиция не вмешивалась в эти разборки. А сейчас здесь тихо стало. Местные пацаны только по хаткам лазают, технику воруют. А насчет Януковича я так вам скажу — кто не был малым, тот не был дурным. Я же сама до седых волос яблоки воровала. А за Витьку мы всей Пивновкой голосовали.  

— А вот лично вы почему свой голос за Виктора Федоровича отдали?  

— Давеча пошла я на рынок, а там лук по 8 гривен за килограмм. Разве ж это правильно? Сколько нас еще грабить будут? Вот надеюсь, что Янукович придет к власти и снизит цены на лучок. Потому и голосовала за него.  

Пока мы беседовали с женщиной, к нам присоединился еще один приятель Януковича. Он тоже поддержал земляка на выборах.  

— Попробуй здесь не проголосуй за Витьку, так с потрохами сожрут, — машет рукой мужчина. — Я хорошо помню, когда Янукович стал занимать высокий пост в Донецке, то часто наведывался в родные края. Правда, до родной хаты никогда не доезжал. А его отец все выходил на дорогу и ждал — навестит сынок его или нет. И наши бабки с Пивновки тоже на него надеялись, думали, земляк проведет сюда газ, асфальт проложит. А вы школу Януковича видели? Там ведь когда-то был фруктовый сад, стадион… Сейчас ничего не осталась. Да и здание не сегодня-завтра по кирпичикам сложится. Родная сестра Януковича тоже бедствует — улицы метет. А ведь она умоляла брата отремонтировать отчий дом, поставить забор, чтобы хотя бы огород сохранить. Брат не внял ее мольбам, только рукой махнул.  

— Говорят, что Янукович схлопотал срок из-за голубей?  

— Это бред! Да, возникали скандалы из-за голубей, но до кровавых драк дело редко доходило. Точно знаю, Витю подставили. Он тогда совсем малой был, зашуганный. Пивновку держали взрослые пацаны, Юрка Целковский и Сашка Мартынов. Янукович числился в их банде. Так сначала Витя за одного срок отмотал, потом за другого. Вот и весь сказ.  

Те самые главари банды сегодня отказываются общаться с прессой. Говорят, им дали строгое указание — про дела давно минувших дней ни слова. Чудом нам удалось застать дома Александра Мартынова. Разговор вышел коротким.  

— Ну дружили мы с Виктором, и что? — прячет глаза здоровенный детина в норковой шапке.  

— Так вроде вы его подставили?  

— Не понять тебе… Время такое было…  

Калитка закрылась.  

А я отправилась в Пенсионный фонд, где работает племянница Виктора Януковича.  

— Я дядю всего несколько раз видела. Мне и рассказать про него нечего, — пролепетала видная дивчина. — Вы лучше к родителям моим сходите, они больше знают. Только очень вас прошу, плохо про нашего президента не пишите.  

Трехэтажный барак. Первый этаж. Окна заколочены фанерой. Здесь в крошечной “двушке” живет родная сестра Януковича Лида.  

— Жена приболела, не может вас принять, — вышел к подъезду зять президента Анатолий Иншаков. — В округе все знают, что мы родственники президента. Меня только Януковичем и кличут. Правда, мы с родственником не общаемся. В детстве между детьми от разных матерей дружбы не было. Возможно с братом, который скончался в младенчестве у него сложились бы отношения. Но сестер Витька недолюбливал, его можно понять. Ну и они старшему брату платили взаимностью… А теперь ему и вовсе не до нас. Я в заводской столовой работаю, халтурю в автопарке. Жена в ЖЭКе трудится дворником. Надеяться нам не на кого. Но живем хорошо, грех жаловаться. Помощи ни у кого не просим. Да и контактов у нас Витиных нет. Он оставлял свою визитку, да разве ж до него дозвонишься? На выборах мы всей семьей за Витю голосовали. Дай бог ему здоровья…  

Вчера жители Енакиева дружно смотрели инаугурацию Януковича. Искренне радовались за земляка. И мечтали. Каждый о своем. Директор школы №34 Елена Ивановна — о капремонте учебного заведения. Лидия Брагина — об очередном интервью с журналистами. Сотрудницы музея — о громкой выставке, посвященной главе государства. Баба Галя — о дешевом луке…  

 И только самые близкие родственники президента ни о чем не мечтают — родовой дом захватили местные пьяньчужки, забор ставить все равно денег нет, а знаменитый родственник… До Бога высоко, до президента далеко, что о них думать да мечтать.

Енакиево — Москва. 


Партнеры