Америка породила террористов?

Заложники в кенийском торговом центре погибли за чужие интересы

25 ноября 2013 в 12:14, просмотров: 4165

Страшная бойня при захвате в сентябре этого года торгового центра в Найроби, жертвами которой стали 67 человек из десятка стран мира, в очередной раз вызвала к жизни разговоры о мировом терроризме. Ответственность за теракт взяли на себя исламисты из соседнего Сомали, а посему журналисты моментально распределили в этой трагедии роли — кто жертвы, а кто абсолютное зло. Однако после того, как волонтеры Стрингерского Бюро Международных Расследований опросили непосредственных свидетелей и участников событий, у кенийского теракта обнаружились куда более глубокие корни. За океаном.

Америка породила террористов?

Болевая точка

«Захват торгового центра — это послание Западу, который поддержал вторжение Кении в Сомали», — заявление, якобы сделанное лидером террористической организации «Аш-Шабааб» Ахмедом Абди Годаном, было растиражировано СМИ всего мира. Оно же стало отправной точкой волонтерского расследования. Но только после того, как в бюро пришло письмо, разбивающее стройную картинку происходящего вдребезги.

«Обыватели в США или Англии в такое запросто поверят, но мы-то понимаем, что это полный бред, — возмущается живущая и работающая в кенийской столице представительница одной из европейских гуманитарных миссий. Назовем ее Грета. — Найроби для сомалийцев — это ближайшее безопасное место, где можно обосноваться после выхода на пенсию. Они тут скупают недвижимость. Зачем им расстреливать здесь заложников?»

Сидя в баре отеля в двух кварталах от захваченного террористами и порядком разрушенного при штурме торгового центра «Накуматт Вестгейт», ничто в кенийской столице не напоминает о трагических событиях месячной давности, помимо окруженного железным забором пострадавшего здания. «Это так кажется, — возражает Грета. — Я живу в Найроби уже десять лет, и можете мне поверить: то, что происходит сейчас, абсолютно ненормально. В середине октября все гостиницы должны быть забиты до отказа, но оглянитесь вокруг — почти никого нет. Время для захвата заложников было выбрано на удивление удачно — в самом начале туристического сезона. А из трехдневной телевизионной трансляции забрызганных кровью стен вышла прекрасная антирекламная кампания. Чтобы все было окончательно ясно, не хватало только бегущей строки внизу экрана: не надо ехать в Кению!»

Выводы Греты подтверждают в министерстве туризма. «В конце сентября в Кении традиционно начинается туристический бум. Люди со всего мира приезжают, чтобы воочию увидеть такое чудо природы, как великая миграция животных, — выдает заученные фразы пресс-секретарь Сэм Мвале. — Но теперь иностранцы напуганы, туристический сектор несет убытки, экономике страны причинен серьезный ущерб».

В переводе с канцелярского языка чиновника это означает одно — экономическую катастрофу. Туристический бизнес составляет 60% кенийского ВВП! И теперь «благодаря» одному грамотно распиаренному теракту (которых в Африке каждый год бывает не один десяток) целая страна оказалась на грани экономического коллапса.

Кровь земли

«Открыто вам этого не скажут, но в Кении мало кто сомневается — чьих это рук дело. Слишком часто американцы в последнее время пытаются пропихнуть здесь свои интересы, но у них ничего не получается, — уверена Грета. — Кому-то это должно быть особенно обидно. Не забывайте, ведь у Барака Обамы кенийские корни».

Соединенные Штаты до сих пор считают восток Африки безусловной зоной своего влияния, однако в начале этого года в политической жизни Кении произошли поистине революционные изменения. Несмотря на активное лоббирование из-за океана (официально это называется «финансовая поддержка по линии неправительственных организаций») ставленник США проиграл выборы, и президентом страны стал Ухуру Кениата — сын кенийского «отца нации» Джомо Кениаты. Еще в ходе предвыборной кампании новый президент неоднократно заявлял, что Кения будет проводить самостоятельную политику, без оглядки на давление извне. А после избрания начал воплощать это обещание в жизнь.

В первую очередь «безогляность» политики Кениаты касается недавно обнаруженных на территории страны запасов нефти и строительства крупнейшего для Африки инфраструктурного проекта, включающего портовый комплекс, нефтепровод, железные и автомобильные дороги. Реализация проекта даст выход к морю Эфиопии, нефтеносным Южному Судану и Уганде, а Кению превратит в крупнейшего регионального экспортера углеводородов.

Инвестиции в проект оцениваются в 23,5 млрд американских долларов, однако участие в нем самих американцев при сохранении современного вектора кенийской политики представляется сомнительным. Тем более что новоизбранный президент уже успел совершить официальные поездки в Китай и Россию, где подписал соглашения на 5 и 3 млрд долларов. Более того, с Китаем кенийцы договорились на прямые расчеты в юанях, что нанесет серьезный удар по репутации доллара как главной международной валюты. Китай в последние годы прилагает немало усилий, чтобы вывести юань на мировой рынок, а в отношениях с бедными африканскими странами будет достаточно минимальных уступок, чтобы выдавить доллар из целого региона.

Разделяй и властвуй

Естественно, подобное развитие событий не может нравиться Соединенным Штатам, сделавших выдавливание Китая из Африки главной целью политики на черном континенте. Но так как действовать экономическими методами при нынешней аховой ситуации в собственной экономике США не получается, им остается использовать «силовые» методы, которые могут дестабилизировать ситуацию.

«Под видом миротворческих действий США преследуют исключительно экономические интересы, связанные с контролем над богатейшими природными ресурсами региона, которые включают запасы железной руды, урана, меди, природного газа и нефти», — утверждает эксперт инициативы «Постглобализация» Линдси Герман.

Соглашается с ней и директор Международного Института новейших государств Алексей Мартынов: «США, как наследники британских колонизаторов в Африке, активно используют многочисленные внутриафриканские конфликты в своих корыстных интересах. Вслед за волной арабской весны на севере Африки американские технологи пытаются экстраполировать революционные настроения вглубь континента, исключительно богатого природными ресурсами». А так как, помимо прочего, Ухуру Кениата сумел сформировать правительство народного единства и примирить традиционно враждующие политические и племенные группировки, серьезной оппозиции для расшатывания ситуации в стране не оказалось.

Более того, Линдси Герман уверена, что США могут пытаться повторить в этом регионе сирийский сценарий. «21 сентября 2013 года мир не просто узнал о террористической организации «Аш-Шабааб», ее буквально в один день сделали ровней «Аль-Каиде», талибам и нигерийской «Боко-Харам». А самым пугающим в реакции на произошедшее в Найроби является поспешное требование «что-нибудь с этим сделать», аналогично тому, что недавно мы видели в Сирии. Растущая террористическая угроза воспринимается, как фильм ужасов: одно зло уничтоженное в Пакистане, теперь возвращается в другом месте — в Сомали. Это влечет за собой усиление атак с применением БЛА, увеличение контингента специальных сил и ведение опосредованных войн союзниками США в Африке. И как только они «уничтожат» нового бен Ладена, тут же будет найден следующий — в Йемене, Мали или Сирии», — резюмирует эксперт.

Причем в Кении уверены, что на роль очередной инкарнации лица мирового зла вашингтонские ястребы уже определили бунтаря Ухуру Кениату. Так, в Международном уголовном суде в Гааге против него неожиданно было возобновлено рассыпавшееся три года назад дело о преступлениях против человечности. Событие настолько вопиющее, что саммит Африканского союза назвал судей «марионетками в руках американского правительства» и призвал африканские страны объединиться для противодействия заокеанской политике «разделяй и властвуй». Но пока у африканцев все ограничивается словами, США уже взялись за привычное дело, направленное на дестабилизацию обстановки и дискредитацию существующей власти чужими руками.

Террористический спецназ

«Сейчас к зданию торгового центра никого не подпускают, — рассказывает сотрудник муниципальной милиции Хариш. — Пару раз телевизионщики хотели сделать со мной интервью на фоне «Вестгейта», но там всем заведуют военные и спецслужбы. Пробраться туда невозможно».

После теракта Хариш стал практически национальным героем Кении — он с напарниками первым прибыл в мега-молл после захвата. «Нам позвонил кто-то из посетителей и сообщил, что вооруженные бандиты громят магазины. Когда мы приехали на место, то первым делом начали выводить людей. Несколько раз пришлось вступить в перестрелку. Тогда я и понял, что это не какая-то стихийная группа грабителей, а хорошо подготовленные профессионалы».

В общей сложности Харишу и его коллегам удалось вывести из «Накуматт Вестгейта» около 200 человек. «Сразу было видно, что у террористов был четкий план. Они были уверены в своих действиях и не особенно цеплялись за каждого заложника. Мне это тогда показалось странным, ведь чем больше заложников, тем больше выкуп».

Версия о том, что торговый центр захватили не простые террористы, появилась сразу после завершения операции, когда среди вещей боевиков обнаружились паспорта граждан США, Великобритании, Швеции… Согласен с ней и принимавший участие в штурме торгового центра боец главного кенийского спецподразделения Recce, помимо прочего, занимающегося охраной президента. «Я участвовал в боях на территории Сомали, и мне сложно поверить, что местные исламисты способны самостоятельно провернуть такое, — на условиях анонимности рассказал спецназовец. — У нападавших, очевидно, были детальные планы здания, включая схему всех коммуникаций. Да и то, как они грамотно занимали стратегически важные точки на этажах, говорит о прекрасно подготовленном захвате, спланированном и проведенном профессионалами. Только подумайте: полтора десятка людей держали оборону почти четыре дня!»

Причем, по словам моего собеседника, террористы могли быть обезврежены уже через несколько часов после захвата. Но по странному стечению обстоятельств во время первого штурма здания бойцы Recce столкнулись с армейской боевой группой. «Мы просто не знали, что две операции начались параллельно. И в какой-то момент вступили в перестрелку друг с другом. Из-за этого нам пришлось отступить, а террористы успели перегруппироваться и организовать оборону», — заключает спецназоваец.

Конечно, подобную нестыковку можно списать на халатность кенийского командования. Однако здесь стоит сделать важную ремарку: Recce — элитное спецподразделение, единственное в своем роде в Кении. Представить, что его бойцы не были предупреждены о параллельном штурме просто из-за чьего-то недосмотра, можно только с очень большой натяжкой. А в сочетании с удивительным профессионализмом террористов правдоподобность подобного сценария вообще стремится к нулю.

Зато в способностях спецслужб США нет никаких сомнений. Заокеанские инструкторы работают практически во всех странах Восточной Африки, а информация о связи сомалийских террористов из «Аш-Шабааб» с ЦРУ всплывает с завидной периодичностью из разных источников. А уж обеспечить шоу с трансляцией на весь мир из захвата заложников — это для США с их огромным информационным ресурсом вообще дело техники. И результат соответствующий — все лидеры черного континента получили наглядное и недвусмысленное послание: что-нибудь подобное может случиться и в вашей столице.

Подготовлено Стрингерским Бюро Международных Расследований.

Черное золото

Результаты геологоразведки последних лет обещают превратить Кению в одного из ведущих углеводородных игроков не только региона, но и всего мира. По данным Геологической службы США, объем шельфового месторождения, протянувшегося вдоль побережья Кении, Танзании и Мозамбика, превышает 7трлн кубометров газа. В марте 2012 года на северо-востоке страны были впервые обнаружены крупные запасы нефти, которая к 2016 году начнет поставляться на международный рынок. Причем потенциал месторождения таков, что Кения имеет все шансы стать крупнейшим экспортером нефти к югу от Сахары.

Однако наличие собственных полезных ископаемых — это только половина дела. Упрочить свой статус экономического центра богатого природными ресурсами востока Африки Кения собирается с помощью реализации небывалого для региона проекта — постройки огромного портового комплекса и НПЗ в Ламу, который будет соединен нефтепроводом, шоссейной и железной дорогами с нефтеносными регионами соседних Южного Судана и Уганды, страдающих от отсутствия средств доставки углеводородов до потребителей.

В данный момент основным инвестором проекта выступает Китай, отодвинувший из заманчивого региона даже катарского эмира, собравшегося было вложить в африканский трубопровод свои газовые миллиарды. Вполне адекватно отражает ситуацию состав участников вставки Oil&Gas, которая пройдет в Найроби в апреле 2014 года — на 1 американскую нефтяную компанию приходится 14 китайских.

Другим важнейшим результатом геологоразведки стало открытие в сентябре этого года огромных запасов пресной воды на границе с Угандой и Южным Суданом. Подземный резервуар с 250 трлн литров грунтовых вод может превратить окрестные засушливые провинции в цветущий сельскохозяйственный регион. В результате отпадет потребность в деятельности многочисленных гуманитарных организациях, и Кения перестанет зависеть от помощи США и Европы.



Партнеры