Дядю Ким Чен Ына расстреляли из пулемета

В Пхеньян после казни Чан Сон Тхэка вновь собирается звезда американского баскетбола

15 декабря 2013 в 12:45, просмотров: 10898

Из столицы Северной Кореи Пхеньяна поступают все новые подробности заговора, суда и казни Чан Сон Тхэка — №2 правящей иерархии КНДР, считавшегося ментором Ким Чен Ына.

Дядю Ким Чен Ына расстреляли из пулемета
фото: PhotoXPress

На суде специального военного трибунала Чан, якобы, признался, что умышленно саботировал экономическое положение страны. Он надеялся на то, что военные свергнут Кима, когда экономика Северной Кореи полностью развалится. С психологической точки зрения такое признание даже в кавычках, вещь неслыханная для северокорейского руководства. Ибо оно косвенно допускает возможность в стране народного недовольства, экономического кризиса и даже военного переворота. Такого народу в Пхеньяне не говорят, а тем более — всему миру. Согласно пхеньянской пропаганде, Северная Корея – коммунистический рай. Более того, пытаясь выдать Чана за змия-искусителя, власти вынуждены были признать существование в красном раю наркомании, алкоголизма, порнографии, проституции, «сладкой жизни» и других пороков капиталистического общества.

Каясь перед трибуналом, Чан говорил: «Я собирался устроить переворот, используя тех армейских офицеров, которые были тесно связаны со мной или мобилизовывали вооруженные силы под контролем доверенных мне лиц. Я надеялся, что армия присоединится к восстанию, если жизнь народа и солдат еще больше ухудшится в будущем». Это место в «покаянии» Чана обращает на себя наиболее пристальное внимание комментаторов и экспертов. Здесь, говорят они, между строк читается возможная чистка в рядах руководства армии — офицеров «тесно связанных» с Чаном и его «доверенных лиц». (Нечто вроде ликвидации Сталиным Тухачевского, Егорова и других советских военачальников.) Кстати, военный министр Северной Кореи уже снят со своего поста (до расправы с Чаном).

Аналитики считают, что казнь Чана означает отказ от экономических реформ китайского образца, ибо именно он был их главным сторонником в пхеньянском руководстве, а также наличия брожения в армии. По мнению комментатора Чо Сан Ху, будущее грозит быть «еще более кровавым». А главный научный сотрудник Института мира и сотрудничества в Сеуле Ли Бен Чул пишет: «Если бы Ким был полностью уверен в своем контроле над властью, он не казнил бы своего дядю. Следует ожидать больших и малых кровавых чисток, в ходе которых экстремисты могут сорваться с цепи. Пхеньян уже не надежное и безопасное место»!

Официоз КНДР уже прямым текстом подтверждает эти предсказания. В одном из сообщений северокорейского информагентства ЦТАК говорится о чистках «ненадежных и чуждых элементов в партии и государстве, в министерствах и национальных институциях, в агентствах, занимающихся внешней торговлей. Чистки могут затронуть могущественные армейские круги, секретную полицию, к которым протягивал свои щупальца Чан». (Ну прямо как сообщения ТАСС 1937-1938 гг.)

По данным южнокорейской разведки, Чан был расстрелян сразу же после суда. Из пулемета. (Для надежности!)

ЦТАК сообщает, что «подлый пес» Чан «создал свое небольшое царство внутри партии». Оказывается поначалу он «мечтал стать премьер-министром» в условиях полного коллапса экономики, а затем, решить проблемы жизненного уровня трудящихся с помощью секретных фондов, тайно созданных и накопленных им. Став спасителем нации, он стал бы и ее вождем, устранив Кима. ЦТАК, описывая эти «коварные планы», говорит: «Чану снились эти глупые сны, эти глупые мечты захвата базы власти под презренными знаменами реформизма. Он надеялся, что внешний мир поможет его «новому правительству, что он получит его признание в самый короткий промежуток времени». (Здесь уже чувствуется лексика Вышинского, вот только под «внешним миром» подразумевается не «американский империализм», а коммунистический Китай.)

Чану приписывают руководящую роль в планах создания специальных экономических зон, которые давали бы преференции Китаю. Аналитики считают, что Ким и его окружение из «твердокаменных» были обеспокоены перспективами столь плотного сближения с Китаем. Они опасались, что растущая торговля с Китаем усилит позицию Чана и Ко. Недаром Ким «намекал», что его дядя продает Китаю по дешевке минеральные богатства страны и критиковал его за это. Однако имеет место и другое мнение. «Продажа по дешевке» была измышлена, чтобы подорвать влияние Чана.

Профессор Чарльз Армстронг, автор книги «Тирания слабых: Северная Корея и мир. 1950-58», эксперт Колумбийского университета по Северной Корее, пишет: «Мы не наблюдали такой публичной и драматической чистки со времен деда Ким Чен Ына. Ким Ир Сена, который в конце 1950 годов устранил своих последних главных соперников. Это говорит о том, что раскол в новом руководстве Северной Кореи был глубже, чем предполагалось раньше».

«Казнь Чана — провозглашение конца эры отца Ким Чен Ына. И Ким сделал это громоподобно в стиле шоковой терапии, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в том, кому принадлежит власть в стране. Быстрота казни Чана свидетельствует о решимости и уверенности Кима», — пишет Ким Чжон Хун, эксперт из Сеульского университета «Донггук». Экспертов занимает вопрос и о том, кто руководил страной «из-за спины Кима». В этом плане казненного Чана называют «генератором №1 фамильного богатства Кимов». Джон Пэрк, аналитик по Корее из Школы имени Кеннеди Гарвардского университета, пишет, что доходы страны шли непосредственно в «сундуки» семейства Кима. (Чан был женат на его тете.)

Многих наблюдателей тревожит тот факт, что пулеметная очередь палачей скосила не только Чана, но и все надежды на экономические реформы в Северной Корее. Главный научный сотрудник Сеульского национального университета Чан Йон Сек пишет: «Чан был единственным в руководстве Севера, кто говорил об экономических переменах. Вот почему, когда я услышал о расстреле Чана, моей первой мыслью было, что это знак смерти для всех нас, надеющихся на экономические реформы в КНДР»…

Там, где трагедия, там и фарс. 19 декабря в Пхеньян прилетает экстравагантный ветеран американского баскетбола Деннис Родмен. Он возглавляет команду других ветеранов НБА Соединенных Штатов и группу кинодокументалистов. Родмен «закадычный друг» Кима и уже несколько раз побывал у него в гостях. С 19 по 23 декабря американские ветераны проведут несколько игр сначала против сборной КНДР, а затем в смешанном режиме, когда в составе обеих команд будут игроки и той, и другой страны. Визит Родмена в Пхеньян был запланирован задолго до суда и казни Чана. Но, как видим, это событие не помешало «баскетбольной дипломатии». Американские устроители баскетбольного десанта говорят, что их заверили, что с ними «ничего не случится». Напомню, что сравнительно недавно северокорейские власти арестовали американского туриста, ветерана корейской войны. Но он скоро был отпущен после того, как зачитал по пхеньянскому телевидению покаянное письмо, написанное под диктовку тюремщиков.

Не подлежит никакому сомнению, что визит Родмена и Ко обсуждают как внутри американского и северокорейского руководства, так и между ними. Обычно в подобных ситуациях Вашингтон принимает позу благородного негодования и запрещает визиты своих спортсменов к «палачам». Почему на сей раз этого не произошло? По-моему, это политический бросок в корзину Пекина. Вашингтон как бы заявляет: Чан был клевретом Китая. Наша хата в этом деле с краю. Выглядит хитроумно, но не дальнозорко. Без участия и помощи Китая Вашингтону вряд ли удастся умерить ядерные амбиции Кима и его угрозы в адрес Сеула. Баскетбольная мудрость гласит, что игра продолжается до финального свистка. Выигрыш первой 20-минутки и даже первого тайма еще не гарантия победы.



Партнеры