Хроника событий В Крыму оценили предложение Гройсмана, призвав провериться у врача Интриги главных выборов страны только начинаются Пресс-службу избирательного штаба Путина возглавит автор фильма о возвращении Крыма "Захлебываются желчью": в Крыму ответили на украинский пассаж о мосте Журналистка «пообещала» возвращение Крыма Украине: «Ещё в Краснодарский край придём»

Как России избежать Майдана

Новый закон о выборах в Думу - намек на выход из тупика

27 марта 2014 в 15:40, просмотров: 20044

 «Триумф уличной демократии равняется развалу страны» — такой неутешительный вывод неизбежно вытекает из событий 2014-го на Украине. Сама Украина, впрочем, в исторической перспективе обязательно поднимется — но не за счет своих внутренних резервов. Видя в Киеве естественный противовес «возрожденным имперским амбициям Москвы», Запад расшибется в лепешку, но не даст Украине «распасться на атомы».

США и ЕС выступят в роли финансового донора, персонального «политического фитнес-тренера», «личного психолога», повитухи новой украинской государственности. Запад пойдет на все, чтобы создать «красивую витрину»: мол, посмотрите, чего добилась страна, которая нашла свое счастье на Майдане и отвернулась прочь от Москвы. Речь поэтому совсем не об Украине. Речь — о России.

Как России избежать Майдана
фото: Алексей Меринов

В мемуарах бывшего министра обороны США Роберта Гейтса я натолкнулся на такое описание взглядов недавнего американского вице-президента Дика Чейни: «Когда в конце 1991 года СССР распадался, Дик хотел увидеть демонтаж не только Советского Союза и Российской империи, но и самой России — чтобы она никогда снова не смогла стать угрозой остальной части мира».

Я не верю, что распад СССР был следствием иностранного заговора. И не верю, что иностранный заговор может развалить Российскую Федерацию. Но то, что не под силу даже «десятку Чейни», вполне под силу нам самим. Трагедия украинской государственности должна стать для нашей страны оглушительным предупреждением — и не только о том, что при любой попытке сменить законную власть силой надо сразу со всей мочи бить по рукам.

В современной России политическая жизнь состоит из непересекающихся кругов. В одном круге представители власти заседают в парламенте и прочих официальных учреждениях. В другом круге представители оппозиции шумят на площадях и в социальных сетях. Чтобы наша политика радикально оздоровилась, эти два круга должны не просто пересечься. Они должны сомкнуться.

Как этого достичь на практике? Уже в разгар событий на Украине в России был принят закон о новой системе выборов в Государственную думу. Учитывая скромную роль парламента в нашей политике, сам по себе этот закон не приведет к революции в нашей общественной жизни. Но вот если положенные в основу закона принципы и механизмы приживутся и начнут работать на практике, то перед страной может замаячить выход из тупика.

Как Кремль разочаровался в «театре марионеток»

Вскоре после бегства президента Виктора Януковича из Киева в кабинете крупного российского сановника раздался телефонный звонок. На другом конце провода был давний знакомый чиновника — бывший коллега, а ныне крупный деятель несистемной оппозиции. Звонил он, чтобы позлорадствовать, а также чтобы предупредить: смотрите, что происходит с режимами, которые вовремя не находят общий язык с оппозицией!

На первый взгляд такой звонок может показаться неуклюжей попыткой сделать хорошую мину при плохой игре. Режим Януковича был слабым, деморализованным и загнанным в угол. Путинская вертикаль власти сильна, самоуверенна и постоянно загоняет в угол других. Украинские государственные финансы на закате эры Януковича отчаянно «голосили романсы». Власть Путина опирается на накопленные громадные финансовые резервы.

Но если приглядеться пристальнее, то сложно удержаться от вывода: речь идет не о пустом надувании щек. Речь идет о сложившейся логике политической борьбы в России — логике, которая основана на тех же самых принципах, что и на Украине времен позднего Януковича.

«Идея моего собеседника такова: мы будем на вас нажимать с помощью масштабных уличных акций — вы будете нам постепенно уступать. Мы будем давить на вас улицей сильнее — вы будете делать нам более серьезные уступки, — раскрыл мне свое видение ситуации получивший тот самый звонок чиновник. — Но подобная логика порочна по самой своей сути. Это не попытка получить власть через выборы. Это попытка прорыва во власть через заднее крыльцо».

Именно подобная логика политической борьбы погрузила Украину в пучину кризиса государственности. Но вот был ли в последние десять лет у реальной российской оппозиции реальный шанс попасть во власть — или хотя бы в парламент — через парадный вход? Не сама ли власть намертво «заколотила» этот вход для своих оппонентов, отменив в 2004 году выборы в Думу по одномандатным округам?

К «попытке прорыва во власть через заднее крыльцо» оппозицию подтолкнула сама власть. К 2004 году в российском обществе еще не сформировалась традиция уважения к парламенту. Поэтому полный перевод выборов в Государственную думу исключительно на партийные списки был встречен публикой с подчеркнутым равнодушием.

Но влияние этой меры на российский политический класс было совсем иным. Вкупе с одновременной отменой всенародных выборов губернаторов «политическая реформа» 2004 года привела к «эффекту выкачанного воздуха».

«Поддержание статус-кво не может быть окончательной целью какой-либо политики», — написал в XIX веке посол России в Вене граф Петр Капнист. «Политические реформы» десятилетней давности стали своего рода грандиозным экспериментом: выдержит ли «теория графа Капниста» испытание практикой?

Я не собираюсь заявлять, что наличие в составе Дум первых созывов депутатов, избранных по одномандатным округам, было залогом сохранения российской демократии. Залогом сохранения чего-либо может быть только политический институт, к которому привыкли. Чтобы начать работать на полную мощь, система должна оставаться в своих главных чертах неизменной на протяжении жизни нескольких поколений.

Но чтобы система могла «намекнуть» на свой потенциал, достаточно и нескольких лет ее работы. И такой намек, с моей точки зрения, прозвучал — и не шепотом, а во весь голос.

Во времена президентства Минтимера Шаймиева в Татарстане была выстроена чуть ли не самая жесткая и эффективная вертикаль региональной власти в России. Ни один бизнесмен или деятель исполнительной власти и помыслить не мог о том, чтобы бросить вызов главе республике. А вот рядовые избиратели Приволжского одномандатного округа номер 26, что в городе Казани, сделали это не единожды, а дважды. Своим представителем в Государственной думе они последовательно избирали заклятого личного врага Минтимера Шаймиева — колоритного деятеля Сергея Шашурина.

Депутат Шашурин точно не был идеалом государственного деятеля. Человек, который получил первую судимость еще в далеком 1978 году за «драку со студентами в трамвае», видимо, обречен оставаться противоречивым политиком. Но в данном случае важно другое: могущественный президент республики при всем своем административном ресурсе не смог блокировать избрание депутатом своего злейшего врага.

В отличие от Сергея Шашурина, угодившего в конечном итоге в места не столь отдаленные, бывший вице-премьер РФ по аграрному сектору Геннадий Кулик является депутатом Государственной думы и сегодня. После упразднения одномандатных округов Кулика взяли в список «Единой России».

Но парламентский звездный час Геннадия Кулика наблюдался тогда, когда он был исключительно авторитетным среди коллег депутатом-одномандатником. По думской верхушке тогда гуляла шутка — «Правила обращения с депутатом Куликом». Звучали эти «правила» так: «Пункт первый. Кулику никогда и ни при каких условиях слова не давать. Пункт второй. Если Кулику все же дали слово, надо как можно быстрее согласиться со всем, что он предлагает».

А ведь был еще и депутат Владимир Рыжков — главная «умница» первых четырех созывов Государственной думы. Любимец своих избирателей в одномандатном округе в Барнауле, он дважды отказывался от важных постов в правительстве — дело совершенно немыслимое в современной России.

Одномандатные думские округа были в нашей стране своеобразным аналогом «Юрьева дня», той расщелиной, через которую в большую политику могли проникать яркие, целеустремленные и независимые личности. Но в 2004 году было принято решение: яркость и независимость нам в Думе не нужны.

И вот в 2014 году российская власть по тому же самому вопросу сделала разворот на 180 градусов. Уже на следующих думских выборах депутаты-одномандатники вернутся в нашу жизнь. Почему Кремль так резко поменял свою позицию? Мне кажется, потому, что граф Капнист оказался прав на все сто. Попытка «поддержания статус-кво» обернулась деградацией статус-кво, его медленным, но неуклонным гниением.

«Почему в «Единой России» так мало ярких «говорящих голов»? Потому, что их всех «убили», — объяснил мне логику кремлевских действий уже упомянутый высокопоставленный чиновник. — Если бы из Думы не убрали одномандатников, исполнительной власти было бы несколько труднее проводить через парламент свои законопроекты. Но уровень людей в Думе был совсем иным. И еще: сегодня в регионах практически никто не занимается информационным сопровождением принимаемых в Москве законов. Когда депутаты-одномандатники раз в месяц ездили в регионы общаться со своими избирателями, такой проблемы просто не существовало».

Итак, приняв решение вернуть в нашу жизнь парламентариев-одномандатников, власть ни в коем случае не забыла о своих собственных интересах. В Кремле не скрывают: «У «Единой России» очень длинная «скамейка запасных». В большинстве округов она сможет выдвинуть сильных кандидатов».

Но одновременно новая избирательная система отвечает интересам и сильных оппонентов власти. С намертво заколоченного переднего крыльца российской политики снимаются ненужные засовы. Дверь в легальную политику приоткрывается. Уже на парламентских выборах 2016 года шанс войти в нее получат все яркие личности — независимо от своего отношения к Путину.

Такова, во всяком случае, теория, какой ее видят в Кремле.

Новый способ «дать им в зубы»

«Существует только два способа попасть в кабинет министров. Первый способ — ползти на своем брюхе по карьерной лестнице. Второй способ — изо всех сил дать им в зубы», — заявил некогда отец-основатель современной британской системы здравоохранения, дважды министр Эньюрин Бивен.

Эньюрин Бивен описал в этой фразе правила игры в общественной жизни своей страны. Но «принцип Бивена» универсален. Он может быть применен к любой политической системе в любом человеческом обществе. Разница лишь в нюансах. В одних обществах в рамках политической борьбы конкуренту «выбивают зубы» фигурально — в виде своей победы на выборах. А в других — буквально. Проиграв битву за власть, политик может лишиться не только зубов, но и самой жизни.

Какая из этих противоположных культурно-политических норм более близка современной России? Мне кажется, что мы застряли где-то посередине.

Нам уже кажется верхом дикости, когда оппозиционных журналистов под прицелом телекамер массово порют на стадионе, а предыдущего главу страны под надуманным предлогом казнят с помощью повешения (все это имело место в Пакистане в конце 1970-х годов — в период правления президента Зия-уль-Хака). Но мы еще не можем избавиться от несколько пренебрежительного отношения к выборам. Слишком многие граждане РФ в силу разных причин убеждены, что выборы — это декорация, а реальная политическая борьба ведется совсем иным способом.

Можно ли подтолкнуть российские культурно-политические нормы в правильном направлении? Может показаться, что это безумно тяжело — и не только в России. Взрослый человек — это, как правило, очень консервативное существо, склонное цепляться за старые обычаи, взгляды, традиции и предрассудки. Но если бы культурно-политические нормы было невозможно изменить в принципе, то человечество до сих пор бы жило по законам и обычаям каменного века.

Только немногим политикам удается жить по правилу, которое сформулировал Андрей Макаревич: «Не надо прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас». Большинство слуг народа обладают способностью к мимикрии и умеют «подстраиваться» под окружающий мир.

Один и тот же политик в зависимости от внешних условий может вести себя совершенно по-разному. Например, знаменитый Талейран, реагируя на изменения в политической обстановке во Франции, был попеременно сторонником королевской династии Бурбонов, пламенным республиканцем, министром императора Наполеона, снова сторонником Бурбонов.

Конечно, у Талейрана начисто отсутствовали принципы и совесть. Но вот парочка примеров из жизни государственных деятелей с принципами. Южноафриканский политик Ян Смэтс на начальном этапе своей карьеры был лидером партизанских отрядов, которые яростно воевали с англичанами. Прошло всего несколько лет. И Смэтс превратился в очень уважаемого члена британского кабинета министров.

Офицер русской армии Карл Густав Маннергейм отчаянно сражался за нашу страну. Главнокомандующий вооруженными силами независимой Финляндии Карл Густав Маннергейм не менее отчаянно сражался против нашей страны.

Другими словами, измени внешние условия — и мы получаем слугу народа с совершенно иной моделью политического поведения. Выстраивая новую систему выборов в парламент, Кремль, как мне кажется, руководствовался именно этим принципом. В закон о выборах в Думу встроены механизмы, подталкивающие оппозиционных политиков к совершенно определенной, новой для них манере поведения.

За годы «демократии, управляемой в ручном режиме», все мы привыкли: редкий оппозиционный кандидат «долетит» до избирательного бюллетеня. В Кремле клянутся: при новой системе «проникнуть в бюллетень» без проблем сможет почти любой политик. Почему «почти»? Потому, что для попадания в бюллетень автоматом кандидат должен быть выдвинут партией, которая уже успела зарекомендовать себя.

К таким партиям относятся те, что либо получили как минимум 3% на прошлых думских выборах, либо провели хотя бы одного депутата в парламент любого российского региона. Если же кандидат выдвигает себя сам или представляет новехонькую политическую партию, то его задача резко усложняется. Претендент на роль депутата должен собрать подписи 3% жителей своего избирательного округа.

В чем смысл таких сложностей? В том, что оппозиционных или просто независимых политиков подталкивают к выбору первого варианта попадания в бюллетень. Таким образом, в Кремле планируют решить сразу несколько задач.

«Оппозиционеры должны перестать играть в примадонн,— объяснил мне ход мысли кремлевских стратегов высокопоставленный чиновник. — У оппонентов власти обычно есть не менее 10% общего ресурса. Но когда каждая из «оппозиционных примадонн» тянет одеяло на себя, эти 10% превращаются в 1,5%. Новая система будет стимулировать оппозиционеров к объединению, к образованию полноценных и долговечных партий, к кропотливой работе над созданием партийных ячеек в регионах».

Услышав из уст высокопоставленного чиновника: «мы хотим стимулировать оппозиционеров к объединению», я едва не выпал из кресла от изумления. Задача любой власти стимулировать в любой оппозиционной среде раскол, а вовсе не объединение, разве не так?

Вот логическая цепочка, с помощью которой в Кремле парируют этот аргумент. Политические реалии современной России таковы, что большинство самых активных людей страны еще долго будут за власть. Это вытекает из свойств человеческой природы. В условиях неустоявшихся государственных институтов любой представитель гомо сапиенс, которому есть что терять, всегда предпочтет стабильность прыжку в неизвестность.

Запуская оппозиционеров в дом через переднее крыльцо, власть ничем не рискует. Даже объединившись, противники нынешней кремлевской команды не смогут выйти за рамки ограниченного сектора политического пространства. Зато присутствие «не карманных» оппозиционеров в парламенте сыграет на рост авторитета законодательного органа.

По мысли кремлевских стратегов, недовольные в России должны постепенно привыкать к новым правилам игры: чтобы попасть во власть, не стоит призывать народ к штурму правительственных зданий. Зачем? Ведь есть гораздо более надежный, простой и безопасной способ реализовать свои политические амбиции — через выборы.

Навстречу 2016 году

«Здравый смысл требует: возьми один метод и испробуй его на практике. Если этот метод не сработает, откровенно признай это и попробуй что-то другое. Главное — постоянно пробовать» — так четырехкратный президент США Франклин Рузвельт однажды изложил свое политическое кредо.

Почему я привел здесь эту цитату? Потому, что сегодня никто точно не знает: достигнет ли новый закон о новой системе выборов в Государственную думу своих заявленных целей. В Кремле уверены в успехе. Но критерий истины — только практика. Получилось или нет — об этом самое раннее можно будет судить только по итогам парламентских выборов 2016 года.

Но вот в чем я уверен уже сейчас: Россия не имеет права повторять «украинский эксперимент». Последствия чего-то подобного для нашей страны будут неизмеримо более ужасными, чем то, что мы сейчас наблюдаем в соседней стране. Каждый из нас за эти месяцы выучил различия и особенности разных украинских регионов. Но по сравнению с пестротой и многообразием России современная Украина — это монолит.

Это в Москве радикальный протест может раскручиваться под относительно либеральными лозунгами. В регионах лозунги и идеологии другие: исламизм, сепаратизм и национализм. «Триумф Майдана» в нашей стране будет означать конец России в той форме, в какой мы ее знаем.

И чтобы предотвратить такой исход, одной «сильной руки» недостаточно. Если «физическая сила» власти не опирается на ее моральный авторитет, то в развитой стране это рецепт катастрофы.

«Если политическая жизнь государства — театр марионеток, то страна развалится. Надо, чтобы в политическую жизнь России приходили «самоходы» — яркие, независимые, но играющие по цивилизованным правилам политики. Вот в чем основной смысл нового закона о выборах в Думу», — сказал мне на прощание высокопоставленный собеседник из властных структур.

Если подобные заявления будут не просто риторикой, то у России есть все шансы избежать Майдана. Если же нет... Но об этом страшно даже думать.

 Смотрите видео: "Свершилось! Дума голосует по Крыму"

Смотрите видео по теме: «Свершилось! Дума голосует по Крыму»
02:39

Возвращение Крыма. Хроника событий


Партнеры