Откуда так много свежих могил на крымских кладбищах?

Равиль Гайнутдин: «Они пугались, что начнется новая депортация, и их сердца не выдерживали».

2 апреля 2014 в 16:42, просмотров: 8613

Крымские татары не сразу приняли идею присоединения к России. Почему так произошло? Как изменилось общественное мнение сегодня? Об этом, о проблемах и надеждах коренного населения полуострова, «МК» рассказал председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин, который только что вернулся из поездки по Крыму.

Откуда так много свежих могил на крымских кладбищах?
фото: Александр Астафьев

— Что из увиденного в Крыму произвело на вас наибольшее впечатление?

— Я посетил полуостров по приглашению муфтия Крыма Эмирали хаджи Аблаева, и в течение двух дней мы встречались и с духовным управлением, и с рядовыми верующими. Мы совершили пятничную праздничную молитву с моими единоверцами в Большой мечети в Симферополе, посетили кладбище мусульман и я обратил внимание, что за последние несколько недель там появилось очень много новых могил крымских татар. Это были люди в возрасте, которые помнили сталинскую депортацию и очень близко к сердцу восприняли то, что в городах появилась военная техника и вооруженные люди. Они пугались, что начнется новая депортация, опять будет совершено преступление по отношению к крымско-татарскому народу, и их сердца не выдерживали. Они ушли из земной жизни, их могил действительно очень много. Я также помолился на могиле одного брата, которого просто забрали, украли, а потом его тело нашли в лесу, и это очень серьезно взбудоражило крымско-татарское население. Они испугались, что с теми, кто поднимает вопрос о правах своего народа, теперь будут так обходиться.

— А кто подозревается в этом преступлении?

— Неизвестно, кто его похитил и убил, но известно то, что до этого он вышел на площадь и требовал признать, что это историческая земля крымских татар.

Все это наложило определенный отпечаток на настроения моих собеседников. А я объяснял, что приехал не по поручению кого-то, не учить их или призывать к чему-то. Мы приехали не с пропагандой, а для того, чтобы услышать своих братьев: какие у вас есть тревоги, какие опасения? Чего бы вы хотели от нас? Что бы вы хотели, используя мой статус члена религиозного совета при президенте, передать руководству страны? Они открыли свои сердца, поверили в мою миссию, и мы вели очень серьезные разговоры. В первую очередь они высказали определенную обиду на то, что власти с ними никогда не работали, не вели никакого диалога.

— Власти тогда еще Украины?

— Они имели в виду власти Крыма. Украинские власти как раз работали: вели свою пропаганду. Делали свое дело: русских пугали крымскими татарами, крымских татар пугали русскими. А крымские власти не давали понять, что будут считаться с крымско-татарским населением, предоставят ему гражданские права, права на свободу религии, на возвращение культовых сооружений... А когда с людьми власть не общается, не объясняет, что будет после того, как Крым воссоединится с Россией, — у них появляется страх. Они не знали, что с ними будет. Пожилые боялись депортации, бизнесмены думали об эмиграции. Они говорили: мы с таким трудом после 50 лет ссылки начали обустраиваться в Крыму, а что нас теперь ждет?

— У них, наверное, есть и такой страх: многие поселки построены самозахватом земли, а вдруг эту землю отнимут?

— Украинские и крымские власти не обращали внимания на «тыквенные домики» на самозахваченных землях. Не помогали и не мешали. Люди сами строились, сами делали дороги из щебенки, сами проводили газ и свет. А если теперь скажут, что все это незаконно, и отнимут? Есть такой страх.

— Что крымские татары просили передать крымским властям?

— Самая главная просьба, чтобы шел постоянный диалог и всегда была ясна позиция российского руководства по отношению к этому народу. Чтобы крымских татар успокоили обещанием: у них никто не будет отбирать то, что они уже имеют. Русские не будут считать крымских татар предателями родины. Поэтому необходимо срочно реабилитировать этот народ. Узаконить захваченные им земельные участки. Они говорят: «Нам не нужно помогать, мы все своими руками построим на свои средства, но только обозначьте наши права и считайте полноценными гражданами. Осудите то преступление, которое совершил Сталин по отношению к нашему народу».

Я думаю, что крымские татары готовы поверить России. Есть огромная надежда, что Россия сделает то, чего не сделала Украина: вернет им культовые здания и исторические памятники, которые принадлежали религиозным организациям. Я рассказал им, что, согласно российскому законодательству, государство должно передать историческим хозяевам мечети и медресе, сооружения, где были похоронены крымские ханы. Они очень этого ждут.

— Крымские мусульмане войдут в иерархию Совета муфтиев России или будут автономны?

— Как сказал муфтий Крыма: «Мы доверяем вам, будем работать с вами и делегируем вам довести до руководства страны наши чаяния, тревоги и пожелания». Это означает, что они будут работать с Советом муфтиев России. Совет не покушается на независимую деятельность Духовного управления мусульман Крыма так же, как Башкортостана, Поволжья, Татарстана... Они работают самостоятельно, мы не вмешиваемся во внутренние дела, но глобальные вопросы будем решать вместе.



Партнеры