«Атмосфера плохая, отношения хорошие»

Что ждет Россию и Германию при новом немецком правительстве?

21 января 2014 в 18:08, просмотров: 3205

В конце 2013 года Ангела Меркель в третий раз заняла пост канцлера ФРГ, после того как возглавляемый ею союз ХДС/ХСС победил на выборах в бундестаг страны. Новое коалиционное правительство было сформировано не сразу, однако теперь у Германии полноценный кабмин. И, разумеется, учитывая роль этой страны не только на европейском пространстве, но и в мире, стоит задаться вопросом: как будет выстраивать свою политику новое немецкое правительство. Об этом и о многом другом «МК» побеседовал с руководителем Центра германских исследований Института Европы РАН Владиславом БЕЛОВЫМ.

«Атмосфера плохая, отношения хорошие»
фото: Александр Астафьев

— Как можно оценить результаты прошедших осенью выборов в бундестаг ФРГ?

— Результаты были не вполне ожидаемые. Я предполагал, что представители Свободной демократической партии (СвДП) пройдут в бундестаг, но они не прошли. Второй вариант, который я рассматривал — «большая коалиция» (Христианско-социальный союз/Христианско-демократический союз и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). — «МК»), — как раз реализовался. Поэтому нынешний бундестаг — это триумф больших партий с минимальной оппозицией... Оппозиция ограничена по времени выступлений, «зеленые» протестуют против этого. Страна 86 дней ждала нового правительства, были достаточно сложные переговоры. Честь и хвала Ангеле Меркель со товарищи за то, что они пошли навстречу многим требованиям социал-демократов. Речь в большей степени идет о заслуге союза ХДС/ХСС, принявшего требования СДПГ, чем о победе социал-демократов. Конечно, это и победа председателя СДПГ Зигмара Габриэля, который рискнул и предложил своим однопартийцам принять участие в голосовании по коалиционному договору, консолидировав тем самым партию. Сам коалиционный договор — компромиссный. Он учел основные пожелания СДПГ: минимальная заработная плата, есть ряд других позиций, по которым ХДС/ХСС «подвинулись». Из 14 министерских портфелей шесть оказалось у СДПГ, пять — у ХДС, три — у ХСС. Социал-демократы получили важные посты, в частности, в министерстве экономики, которое стало суперминистерством — оно теперь отвечает и за энергетическую политику, — и которое отныне возглавляет Габриэль. У социал-демократов достаточно важные посты министра труда, министра юстиции, которому от министерства сельского хозяйства (находящегося в руках ХСС) отошли компетенции по защите прав потребителей. В очередной раз мы видим талант Ангелы Меркель, способной мыслить стратегически и тактически. У ХДС остается очень важное министерство — минфин во главе с очень жестким Шойбле, способным держать под контролем попытки социал-демократов увеличить те или иные бюджетные расходы, не согласованные в рамках коалиционного договора, или попытки провести какие-то дополнительные бюджетные потоки. Есть, конечно, сюрпризы — министерство обороны, возглавляемое теперь Урсулой фон дер Ляйен, которая тем самым подтвердила свои претензии на пост председателя партии и возможного кандидата в канцлеры. Это профессионал, у нее уже есть за спиной три министерских поста. Это амбициозная женщина. У Меркель были раньше и другие кандидаты в преемники, думаю, они и остались. Но сейчас вопрос в том, есть ли у фон дер Ляйен шансы доказать свой профессионализм на посту министра обороны. Военная реформа в ФРГ еще не закончена, это сложнейшие преобразования: создается профессиональная армия — со всеми вытекающими из этого проблемами.

— Новое правительство Германии сформировано, и в связи с этим возникает вопрос: какова будет политика ФРГ в рамках российско-германских отношений? Особенно в свете отказа президента страны Йоахима Гаука посетить Олимпиаду в Сочи.

— Да, слава богу, Гаук не поедет, и Меркель тоже. Они уже назначили представлять ФРГ Томаса де Мезьера, нынешнего министра внутренних дел. Я сам ярый сторонник того, чтобы не политизировать Олимпийские игры. Это спорт, и чем больше к нам не приедет политиков в ранге политиков, тем будет лучше. Приедут просто как гости — ради бога.

Что касается отношений в целом, я был приятно удивлен тем, насколько расширен в коалиционном договоре раздел, касающийся отношений с Россией. Была пара абзацев у ХДС/ХСС, пара предложений у СДПГ, теперь же это целая глава: 300 слов, 2400 знаков. К этому стоит добавить еще раздел о работе совета Россия — НАТО. Это хорошая заявка на то, что наши отношения могут получить дополнительный импульс для развития. Они и так неплохо развивались — моя позиция в том, что в 2013 году наши отношения не ухудшились, как и в 2012-м, несмотря на критику со стороны коалиционного правительства. Атмосфера в Германии — плохая, отношения — хорошие. Просто у нас атмосферу в ФРГ и критическое отношение к Путину путают с ухудшением отношений. Ни одна из сфер двусторонних отношений не ухудшилась. Мне отвечают, что есть проблема ПРО. Но это вопрос отношений России и альянса, членом которого является Германия.

Относительно новый аспект в коалиционном договоре, касающийся России, — тот, что в двусторонние отношения теперь встраивается Польша. ФРГ настаивает на том, что российско-германские отношения должны рассматриваться в треугольнике Германия–Польша–Россия, и это абсолютно правильно. 17 декабря вступивший в должность министра иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер сделал заявление в немецком МИДе, в ходе которого отмечает, что «это возмутительно», как Россия пытается использовать ситуацию на Украине в свою пользу. После этого он признал, что и президент Польши правильно упрекает Германию, и заявил, что намерен отправиться в Варшаву. Оказалось, что Штайнмайер очень верно просчитал реакцию перед поездкой в Польшу. Одна фраза «это возмутительно» полностью расположила польскую прессу и польских дипломатов. Так совпало, что 19 декабря в Варшаве находился Сергей Лавров — они со Штайнмайером не пересеклись. Польский министр иностранных дел дал интервью, в котором, помимо того, что хвалит Штайнмайера за реплику в адрес России, говорит, что картинка в СМИ плохая, а отношения между Польшей и Россией — хорошие. Вот вам выход на то, что Штайнмайер добивается того, чтобы треугольник ФРГ–Польша–Россия заработал.

Путин грамотно просчитал освобождение Ходорковского в контексте отношений с Германией. Мало того что амнистировал, но еще и расположил к себе всю немецкую публику.

И то, что госпожа Меркель критикует Путина, не мешает ей иметь с ним отличные профессиональные отношения. И за 2013 год эти отношения существенно, качественно улучшились. И Меркель единственная, кто настаивает на третьем варианте выстраивания отношений Украины, Евросоюза и Германии. Она еще больше месяца назад заявила о том, что лично обратится к Путину, чтобы обсудить варианты не «или–или» — Украина либо с ЕС, либо с Россией, — а варианты, где есть модели сотрудничества. И эту инициативу отмел председатель Еврокомиссии Баррозу, который настаивает только на двусторонних отношениях. А Меркель по-прежнему подтверждает, что надо прекратить политику «или–или». И, думаю, Меркель и Штайнмайер согласовали свои шаги. Глава МИД грамотно располагает к себе поляков, те подтверждают свое хорошее отношение к России, канцлер отмечает, что надо отношения с Украиной строить по другой модели, подключая к этому Москву... Поэтому пока отношения развиваются хорошо, невероятно хорошие вещи происходят. Я не считаю, что наши отношения требуют некой «перезагрузки». А вот независимый аудит не помешает нашим отношениям. Надо посмотреть по всем сферам отношений, где, что и как развивается. Лучшая практика на сегодня, я считаю, — президентская программа подготовки управленческих кадров, когда наши ребята уже 15 лет ездят на стажировку в ФРГ. С 2006 года в Россию приезжают немецкие менеджеры. Такого рода практику надо внедрять и в отношения с другими странами.

Таким образом, в 2014 год немецкие коллеги вступают с хорошим отношением к перспективам российско-германского сотрудничества. Критика Путина, конечно, сохранится. Его и сейчас критикуют и за Ходорковского, хоть он и на свободе, и за Pussy Riot — в духе того, что амнистия не заменяет института гражданских прав.



Партнеры