Андрей Дементьев: "Мы все рождены для счастья"

Андрей Дементьев:
382

В пресс-центре «МК» состоялась онлайн-конференция легендарного советского и российского поэта Андрея ДЕМЕНТЬЕВА.


Ответы на вопросы читайте ниже.


Комментарии пользователей

  • Иван
    0

    Андрей Дмитриевич, у меня вопрос, касающийся Вашего детства, о военной поре. Если верить Вашей автобиографии, в 14 лет Вы совершили попытку суицида. Конечно, Вы были тогда совсем юным, психически неустойчивым молодым человеком. Да и время было темное, страшное. И все же, есть основная причина, которая толкнула Вас на отчаянный шаг? Отец репрессирован и сидит в тюрьме? Голод? Страх?

    13 июля 2015 в 11:38 Ответить
    • Дементьев Андрей
      1

      Все вместе взятое: война, голод, дикий совершено голод, страх (были налеты, бомбежки, город горел) и вот это все вместе на меня навалилось. Мало того, что отец воевал, дед сидел в лагерях, мама мучилась, больная бабушка, невозможно было нормально жить. Невозможно было существовать. Сводки с фронта были плохие, зима страшная. Все вместе взятое. Я решил серьезно. Это не психическая неустойчивость. Это совокупность всех бед, всех трагедий, бесконечно тяжелых моментов, которые придавили меня. У меня же не было пистолета, я взял плитку, включил ее, вставил патрон, маме написал записку: «Мама, прости», потому что я понимал, что совершаю поступок, который мог ее убить. Не знаю, судьба или Господь Бог. Но бабушка вернулась и я повернулся в тот момент, когда пуля выстрелила. И пуля прошла мимо. Бабушка не поняла, что случилось. Я разорвал записку. И в ужасе подумал: как бы мои родные это пережили?! Это был момент человеческой слабости. Я потом никогда об этом никому не говорил. Ни бабушка, ни мама, ни отец не знали об этом. Только позже в книге мемуаров я об этом вспомнил. Я хотел бы предостеречь: всегда есть выход. Я прожил большую жизнь, и хочу сказать всем: всегда есть выход, и этот выход не смерть, а жизнь. Нельзя до конца отчаиваться. Поэтому я после этого случая стал оптимистом, я верю в жизнь. Что-то нельзя изменить, не жалейте об этом. Но помните, что идти надо не затылком вперед, а лицом вперед. Все это вместе взятое научило меня очень многому, и научило верить в людей, верить в жизнь, и до последнего надо жить.
      В моей жизни были случаи.. Я человек верующий и понимаю, что что-то происходит помимо нас. Случай был в войну. Мы шли с ребятами в школу. И чтобы попасть в школу, надо было ехать на трамвае. Трамваи ходили из 3 вагонов. Когда мы подбежали, трамвай уже тронулся. Все успели, а я прыгнул в двигающийся трамвай. Я удержался, а трамвай летит... На площадке все оцепенели. Женщина одна решила мне помочь, разжать руку. Но я понял, что если разжать руку, я погибну. Месяц после этого я не ездил на трамвае. Это судьба.
      И еще был случай один. 53-й год. Берия выпустил всех уголовников из тюрьмы. И я поехал за город, на поезде. И приехал, ждал, когда следующим поездом приедет девушка. Мне был 21 год. И я ходил вдоль. И вдруг из леса выходит парень, крепкого сложения, с очень плохим лицом. Я насторожился. Он мне говорит: - Кореш, тут до Калинина далеко? - Нет, 12 километром, можно пешком. - Мы с друзьями ходили... Мы живем на площади Ленина (я потом узнал, что они совершили преступление в пионерском лагере). И черт меня дернул сказать ему правду: - На площади Ленина никто не живет. И он тогда выхватил пистолет и говорит: - Я сразу понял, что ты мент, следишь за нами? Представьте мое положение. И я засмеялся. Это меня спасло. - Я похож на мента? И он растерялся. Он мне сказал: - Не оборачивайся, иди. И я пошел вперед и ждал выстрела в затылок. Он не выстрелил.
      Судьба судьбой. Но еще раз хочу сказать: надо верить в лучшее и никогда не отчаиваться до конца.

      13 июля 2015 в 18:10 Ответить
  • Александр
    0

    Многие пострадали от сталинской политики репрессий. Моего прадеда и деда, кубанских казаков, раскулачили и с Кубани отправили в пермскую область. Многие погибли от голода в дороге. Моя слепая прабабушка многое рассказывала о чудовищных преступлениях Сталина против народа. Впрочем, вполне достаточно почитать Солженицына, Шаламова, чтобы сформировалось представление о советской власти. Тогда Сталин, выступая по телевидению, обратился к казакам со словами: "Мы будем вас давить!"... У меня такой вопрос, немного провокационный: как Вы относитесь к предложению публициста Александра Проханова, в эфире радиостанции «Говорит Москва», причислить Иосифа Сталина к лику святых? Он считает Сталина благодетелем церкви и выступает за его канонизацию, а советскую армию считает силами рая. Каково?

    13 июля 2015 в 11:46 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Что касается причислить Сталина «к лику святых» — это абсолютная глупость. Сталин не был святым. Он был незаурядным, образованным. Но не был святым. Хотя бы потому что были репрессии. Людей расстреливали и это никогда нельзя забывать. И то, что было во время войны, то, что Сталин вел себя во время войны как настоящий солдат... Но то что не подготовились к войне и такие были жертвы, миллионы попадали в плен, когда они возвращались, их судили здесь... Видимо, этот человек был психически не вполне нормальным. Поэтому я не могу разделить точку зрения Проханова. Здесь Сталин вел себя отлично. А здесь совершал преступления. Подвиг есть подвиг, преступление есть преступление. Не может подвиг закрыть преступление. И преступление не может закрыть подвиг.
      Это все зависит от отдельных людей. Я считаю, что каждый имеет право на свое мнение. Мнение может расходиться с общепринятым. Это точка зрения одного человека.

      13 июля 2015 в 18:12 Ответить
  • Алла
    0

    Вы с удовольствием вспоминаете «Юность»? А поддерживаете отношения с коллегами из журнала?

    13 июля 2015 в 11:55 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Я с удовольствием вспоминаю «Юность». В моей жизни журнал «Юность» был таким важным моментом, забыть этого не могу. Я благодарен и моим коллегам, и авторам, среди которых столько знаменитых людей, которые составили славу русской литературы. Конечно, я вспоминаю это время. И горжусь тем, что мне пришлось работать в этом журнале. Горжусь, что мы добились тиража в 3 миллиона. Журнал научил меня быть ответственным по отношению к другому творчеству. Научил радоваться молодым. Я когда вспоминаю, скольким мы дали дорогу в жизнь. Было тяжело, была цензура. Мы бились, мы доказывали. Я почти все напечатал. Но время было незабываемым. 21 год я отдал этому журналу. Аркадий Арканов, Борис Полевой, Борис Васильев, Василий Аксенов, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава — они все со мной. Они в тех номерах журналов, которые у меня хранятся. Они у меня в памяти. Я многим посвятил стихи. Сейчас я с журналом не поддерживаю отношения. Потому что того журнала уже нет. Сейчас есть новая «Юность», тираж 2 тысячи экземпляров.
      Что касается Года литературы и журналов, я должен сказать, что литература приходила к читателю через журналы. Многие произведения, которые потом становились классикой, приходили через журналы.
      У меня есть претензии к тем людям, которые отвечают за Год литературы. Я считаю, что государство недостаточно разработало программы для поддержки литературы. Сокращают фонды библиотек, они не пополняются. Год литературы объявили — это хорошо. Но не сделали того, что требуется сделать. Когда я начинал, я бы не смог без помощи людей, классиков. Мастера вели семинары. Издавали книги за счет Литфонда. Сейчас молодой приносит в коммерческое издательство книгу, ему говорят: у тебя имени нет, кто будет издавать, кто будет читать? Я учился в Литературном институте. Кто со мной учился: Юрий Бондарев, Юрий Трифонов, Константин Ваншенкин, Чингиз Айтматов. Мы учились вместе и у нас были преподаватели невероятного авторитета. И у нас была обстановка, когда сама среда нас воспитывала и помогала чувствовать себя уверенным. У нас 5 союзов писателей. Но зачем для одной страны иметь 5 союзов писателей? Я хочу сказать, что нам было легче пробиваться. А я беспокоюсь за молодых. Мне присылают огромное количество рукописей. Я вижу, что Россия талантлива, она не обнищала талантами. У меня был случай, когда мне попалась рукопись, я в своей радиопередаче прочитал эти стихи. Я написал предисловие к книге этой женщины. Но это должна быть государственная политика. Я приехал во Владимир, мне говорят: Андрей Дмитриевич, мы вас ждали, мы открываем бюст Солоухину. Какое счастье, что земляки его помнят. Не издают молодых писателей. И классиков не издают.
      Какие были поэты! Володя Соколов, Юлия Друнина. Не издают, они уходят. Они столько сказали добрых светлых слов, что это не должно уйти. Это должно остаться.

      13 июля 2015 в 18:14 Ответить
  • ДАРИЯ
    0

    Добрый день, Андрей Дмитриевич! Говорят, что поэты между собой не особенно дружат и ревнуют друг друга? Вы и сами писали, да ещё и могли опубликовать, или не опубликовать кого-то?

    13 июля 2015 в 11:59 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Я не знаю, кого мне благодарить, но я абсолютно не завистливый. Я радуюсь. Я не смог бы быть главным редактором такого журнала и добиться такого тиража, если бы я не радовался за молодых писателей и не публиковал их. Как я мог завидовать? Я вспоминаю, как я писал о Вознесенском, редактировал его книги. Это преступление, если человек завидует, если не по-доброму относится к чужому творчеству. Да, можно не соглашаться. Я возвращал рукопись. Но я приглашал автора и говорил честно, почему я вернул рукопись. Юрский, Визбор, Говоров — кому я возвращал рукописи. Я думал, будет обида. Но нет. Человек принимает или не принимает вашу позицию, но не ставит это во главу угла. Писательская атмосфера, писательская среда всегда была сложной. Все есть: недоброжелательство, зависть. Но надо быть выше этого, надо подняться над этим. У меня был потрясающий пример. Я редактировал книгу Андрея Вознесенского и выбросил 30 стихотворений. Он озверился. Он был уже очень знаменитым. Просто они мне показались малоубедительными. И Вознесенский был в ярости. Он написал: - Я был в ярости, мы спорили. Но потом мы вместе собрались, обсудили этот сборник. И мы подружились на всю жизнь! Творчество — это такая совокупность душ, совокупность добра и света...

      13 июля 2015 в 18:17 Ответить
  • Маркевич121
    0

    Андрей Дмитриевич, Вы написали много песен. А какая у вас любимая из песен?

    13 июля 2015 в 12:24 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Когда задают такой вопрос, то трудно ответить. Нехорошо говорить о себе, как о любимом. У меня много, больше 200 песен. В песне должно быть совпадение. Музыка должна совпасть с поэзией. Я никогда не собирался писать песни. Евгений Мартынов принес стихи. Я когда это услышал по радио, я дальше все домыслил: как мать, увидев сына, бегущего в атаку, что с ней происходит. Я написал стихи. Может быть, никогда я так быстро не писал. Мы совпали в этом отношении: в памяти к Победе, в памяти к погибшим. Эта песня для меня дороже дорогого. Еще одна песня, которую я не могу обойти «Лебединая верность». Недавно ее исполнила Александра Воробьева на «Голосе». Ее поют молодые. Валя Бирюкова спела «Балладу о матери». Люди плачут, потому что это никогда не забудется, это всегда живет в нас. У кого-то дед, у кого-то отец погиб на фронте. Мне это дорого.
      Есть у меня песня «Я тебя рисую». Есть песня «Даже если ты уйдешь». Я Мартынову написал почти все наши 20 песен на мелодию, кроме трех. И когда мелодию тебе дают, талантливую, яркую, тебе легко работать, и в то же время тяжело. Это должны быть стихи на уровне красивой мелодии. И когда совпадает — это счастье. Женя Мартынов дал мне одну красивую мелодию и сказал: Андрей Дмитриевич, вот эта мелодия, помните картину Аленушку сидит, вот мне кажется, это про Аленушку. И я сделал песню про Аленушку. Работать с талантливыми композиторами — это радость. Например, с Володей Мигулей. Иногда как написал, так и есть. Мне знаете, что помогло и помогает постоянно: я вырос в музыкальной среде, я пел, дед пел, у меня мама пела в опере. Лемешев мой земляк. Я вырос в музыке. Музыка перешла в стихи. Мои стихи, я это потом осознал, они музыкальны. И поэтому многие берутся писать музыку на мои стихи. У меня много дисков. Композиторы берут мои стихи и пишут музыку, я узнаю иногда об этом случайно. Меня волнует не материальная сторона дела, но я хочу, чтобы со мной считались. Это удивительное состояние радости, когда твои стихи поют. Одно дело ты берешь книгу, другое дело, ты вдруг включаешь и миллионы людей слушают песню, она летит. Сейчас многие считают, что могут писать песни. Но это очень трудное дело. Я не считаю себя поэтом-песенником. Конечно, это всё очень сложно.
      Когда мутация прошла, в нашем Тверском музыкальном училище я спел «Вернись в Сорренто», и мне сказал: мы тебя берем на вокал. Но мне поэзия была дороже. Должна быть школа, должен быть поставлен голос. Женя Мартынов ни одного дня не учился вокалу, это от Бога.
      Меня песни наполняют радостью. То, что ты сказал, вдруг это становится широко известным, востребованным. Это очень важно. Вообще профессия писателя, поэта — это очень хорошая профессия.

      16 июля 2015 в 17:38 Ответить
  • Евгений
    0

    Андрей Дмитриевич, Вы прожили удивительную жизнь! Не скажу, что Вашим приключениям и удивительной судьбе можно позавидовать, но все же Вы... оглядываясь назад, в XX век, жалеете ли о чем-нибудь? Какие советы Вы бы дали себе 15-летнему? А 25-летнему? Какой завет Вы хотели бы передать современному молодому поколению интеллигентов 25-30 лет?

    13 июля 2015 в 12:26 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Я думаю, не найдется ни одного человека, который бы ни о чем не жалел и не хотел бы что-то исправить. Но я живу по принципу: никогда ни о чем не жалейте. Я однажды совершил неблаговидный поступок, я голосовал против одного преподавателя. Я не был осведомлен о всей ситуации. Я об этом очень жалею. Конечно, жалеешь о чем-то. Самое главное — не изменять себе. Если ты сам себе судья, твоя позиция нравственная не позволяет тебе что-то совершить — не совершайте. Вот это важно. В своих книгах я не могу ни от чего отказаться. Я бы прожил жизнь так, какой она была.

      13 июля 2015 в 18:23 Ответить
  • Варва
    0

    Добрый день, Андрей Дмитриевич!Скажите,пожалуйста, приходилось ли переступать через себя, приносить в жертву карьере принципы? Спасибо!

    13 июля 2015 в 12:47 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Я никогда не думал о карьере. Я никогда не приспосабливался. Об этом говорят все, кто меня знает. Для меня карьера как таковая не существует. Есть дело, которому ты служишь. Если при этом с неба падают какие-то блага — это все преходящее. Самое главное — дело, которому ты служишь. Сейчас во главу всего поставлен доллар или рубль. За деньги человек может изменить себе — это меня возмущает, и я это никогда не приму! У меня бывали случаи, когда «или — или». Могли снять с работы. Но я не отступался.

      13 июля 2015 в 18:24 Ответить
  • Савсар_987
    0

    Андрей Дмитриевич, живете по Чехову? (Чехов: «В человеке все должно быть прекрасно — и лицо, и одежда, и душа, и мысли»).
    Все таки звание писателя обязывает ко многому...

    13 июля 2015 в 12:53 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Совсем по Чехову мне трудно бы было жить. Но у меня рядом со мной самый близкий друг, первый читатель, который помогает мне жить по Чехову — моя жена. Я исповедую этот принцип Чехова. Нужно к этому стремиться. Когда от тебя зависит — все должно быть прекрасно. И все это прекрасное начинается всегда с морали.
      Во мне хватает недостатков, слабостей, но я с этим стараюсь бороться. У меня много друзей, которые помогают мне, когда я оступаюсь. И не обижаюсь, когда говорят мне правду в глазу.

      13 июля 2015 в 18:24 Ответить
  • Алекс
    0

    Андрей Дмитриевич, здравствуйте! Желаю Вам долгих лет жизни, счастья и покоя, как поэту Ивану Бездомному из "Мастера и Маргариты"! Вы его заслужили! У меня вопрос, как к автору стихотворения "Маменькин сынок". Три года общаюсь с девушкой, влюблен в нее, хочу ее руки и сердца. Но мама ее не принимает...говорит, что она мне не подходит.Маму уважаю и люблю, но все сделаю по-своему. Вопрос такой: почему герой Вашего стихотворения слушается маму? Получается,он не серьезно влюблен в свою спутницу? Ведь каждый волен строить свою судьбу сам!

    13 июля 2015 в 13:20 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Вы, дорогой мой читатель, обратили внимание, что я осуждаю этого человека. За любовь надо бороться. Нет ничего выше любви! Любовь все побеждает. Она все равно победит. Дело не в том, сильный человек или нет. Если любовь сильная, она сделает тебя сильным. Есть вещи, когда надо совершать поступок. Он может быть легкомыслен, не оправдан.

      13 июля 2015 в 18:25 Ответить
  • Леша
    0

    В Твери с размахом планируется отметить Ваш День рождения! Расскажите, как Вы намерены отметить главный праздник? Кого позвали на торжество?

    13 июля 2015 в 14:18 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      У меня не юбилей, не круглая дата. Мы в моей Твери родной делаем концерт. Мы открываем выставку Екатерины Рождественской в Доме поэзии. Там будут мастер-классы. А потом вечером у нас будет концерт в Филармонии. Для меня это будет самое дорогое, что приедут мои земляки, мои друзья. Это день рождения моего Дома поэзии, не только мой день рождения. Приедут интересные люди; мои земляки убедились, что это всегда интересно. В разное время приезжало много знаменитых людей. И все земляки мои знают, что в этот день всегда будет интересно.
      Я в Москве соберу всех, кто не смог туда приехать. Я люблю отмечать День рождения. Собираются люди, которых я давно не видел. На мой День рождения приходят знаменитые певцы, певицы, и я очень радуюсь.
      Для меня самый большой подарок — чтобы мои близкие всегда были здоровы. И чтобы у меня выходили книги. И чтобы последняя книга «Я продолжаю влюбляться в тебя», посвященная моей жене, к этому времени уже разошлась. В этой книге много лирики, больше двухсот стихотворений. Потому что самое главное для писателя — это внимание читателей.

      13 июля 2015 в 18:27 Ответить
  • Алевтина
    0

    Андрей Дмитриевич, сейчас Вы работаете над новым сборником, в котором будут стихотворения, посвященные Майе Плисецкой! Расскажите немного о Майе. Какие воспоминания остались у Вас от той, что восходила на сцену как в небо!

    13 июля 2015 в 14:45 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      Меня судьба наградила дружбой с очень интересными людьми. Я очень дружил с Майей Плисецкой, я посвятил ей несколько стихотворений. С ее мужем Родионом Щедриным. Я очень дружил с Галей Вишневской, со Славой Ростроповичем. Я очень счастливый человек. Я очень благодарен судьбе, что она свела меня с такими людьми. Всем им я посвящал стихи. А Майя для меня как богиня. Так же как и Галя Вишневская. Вообще для меня женщина — это богиня. Мне в этом смысле везло. Начиная с моей мамы, и заканчивая супругой. Я понимаю их. И мне часто говорят: вы тонко чувствуете женскую душу. Для меня это большой комплимент. Потому что я бесконечно уважаю и люблю этот прекрасный пол. Мы все родились от мамы, мы все родились от женщины.
      Я был на Святой Земле, в Иерусалиме, я узнал, что умерла Майя. Я посвятил ей при жизни два стихотворения. Одно она очень сильно полюбила. Она была не просто гениальная балерина, она была духовном богатым человеком, и они так друг с другом совпали, с Родионом. Наше счастье, что такие люди, как Майя Плисецкая, как Родион Щедрин, Галина Вишневская, что они прошли по нашей жизни, что они были рядом. И это наше счастье, что на моей земле рождались, рождаются и будут рождаться такие люди.

      13 июля 2015 в 18:36 Ответить
  • Редакция
    0

    Андрей Дмитриевич, еще в 2000-м году вышла в свет ваша замечательная книга Судьбы моей на краю. Слава Богу, судьба идет вперед, выходят ваши новые поэтические сборники. Какой из них особенно потребовал от поэта обновления душевных сил?

    Что для Вас стало неугасающим истичником вдохновения — любовь, женщина или наша очень непростая жизнь?

    Вы долго работали в Израиле и ваша поэзия свидетельствует: Вы прошли свой путь обновления на «Святой земле», Вы к Богу ближе. Сохранилось ли в Вашей душе это ощущение, когда Вы вернулись домой?

    Признайтесь, как пишутся стихи? Что заставляет Вас не выпускать из рук пера? В книге «Года любви и дни печали» Вы воскликнули откровенно, по -народному: Наша жизнь как цунами: все пошло кувырком». Это написано в 2011 году. На ваш взгляд, что в сегодняшнем нашем человеческом и простонародном бытии пошло не так, кувырком? Вы, конечно, чувствуете, насколько труднее сейчас человеку устроить свою судьбу. Помню Ваше восклицание: Однажды я возьму рюкзак на плечи и побреду без цели и дорог. Куда бы Вы сейчас совершили это путешествие за стихами?

    Что для Вас в вашем внушительном возрасте любовь к женщине, к природе? Что Вы принимаете в сегодняшнем образе жизни молодежи, что вы не принимаете? В манере общения людей между собой на улице, в транспорте?

    Хочется услышать Ваши новые стихи. Что Вас вдохновляет? Скоро ли выйдет новая книга?

    13 июля 2015 в 14:57 Ответить
    • Дементьев Андрей
      0

      У меня вышло много книг. Каждая книга требует обновления душевных сил. Потому что ты живешь жизнью, которой живут все. Хорошо сказал классик: мне люди доверили сказать за них. Как я жил 20 лет назад, 60 лет, так же я живу. Я никогда не отрывался от этой земли. Среди моих соотечественников все время происходят какие-то события, и это требует какого-то обновления взгляда, чтобы было интересно, чтобы это кому-то помогло. Я пишу резкие стихи, потому что хочу чтобы было лучше нашей стране, нашим людям. И тогда я должен говорить, что мешает нашим людям жить лучше. Я не забурел. У меня где-то есть стихи: я и мастер, и плотник. Я - часть этой великой страны, я часть нашего народа. Поэтому они меня понимают, я их понимаю. Сейчас разделили людей на богатых и бедных. Это очень плохо. И я против этого тоже пишу. Все люди приходят для счастья. Мы все рождены для счастья. Как сказал классик: только тогда страна великая, когда каждый человек в ней скажет, что эта страна великая.
      У меня вышла книга, посвященная Святой Земле. У меня ощущение, что я там ближе к Богу. Я по-другому жить не могу. Я признаю все веры, все религии и отношусь к этому с пониманием и уважением. Каждый идет своим путем. Что касается Святой Земли, она меня многому научила. Там, в Израиле, в частности, в Иерусалиме, там живут очень добрые люди. Там из 6 миллионов полтора миллиона - наши с вами соотечественники. Святая Земля просто необходима. Я благодарю Небо, Судьбу, что я свой. И другого не дано. Надо верить. Вот и всё.
      Вот как ни странно, мне очень хорошо пишется на Святой Земле. Я не могу это объяснить. Раньше я писал от руки. Сейчас я на компьютере пишу. Я пишу строчку, потом правлю, у меня идет процесс перед глазами, и в душе. В этом смысле мне повезло. Но что касается того, что мешает нашей жизни — все зависит от людей. Если мы кого-то избираем на какой-то пост, мы должны очень серьезно подумать, кого мы избираем. Я верю только в одно: в народ, в людей. Это мы с вами. Но для этого нам надо быть мужественными, принципиальными. Должна быть национальная идея. Мы полетели в Сочи на Олимпийские игры. И я вдруг понял, что такое национальная идея. Спорт объединил так. Я бывший спортсмен, но не думал, что спорт сможет так объединить. Там орали: «Россия! Россия!» Потому что наши соотечественники делали дела, за которые хотелось сказать спасибо. И когда вышел Бессмертный Полк 9 Мая — это тоже национальная идея. Когда портреты несли внуки своих дедов и прадедов. Вот она национальная идея — единство, связь времен. Вот это самое главное. Я понимаю, что я романтик и фантазер. Трудно это все сделать в жизнь. Но это должно быть. Культура объединяет людей. Обратили внимание: когда мы стали уделять мало внимания культуре, возросла подростковая преступность.
      А вы обратили внимание: у нас в Твери когда-то ребята убили спортсмена (самому старшему было 17 лет) заслуженного мастера спорта. И я пошел к ним в камеру, чтобы понять, за что они убили. Это был такой единичный случай! И я смотрел в их глаза и подумал, что смотрю в глаза зубров: они были необразованны. Большинство преступников — необразованные люди. Их не затронула культура. Они живут низменной жизнью и тогда они идут на преступления.
      После хорошей книги ты становишься другим. Что такое книга? Сгусток опыта. Опыта талантливого, гениального человека. Я всегда за книгу.
      Я не принимаю хамства, в каком бы виде ни проявлялось. Ни принимаю неуважение к труду, и неуважение к старшим. Я приветствую, принимаю, когда человек интересен. Я хочу, чтобы все люди стремились к высоте, к образованию, к милосердию. Там человек обретает счастье. Мне повезло в этом смысле. У меня родители были духовные люди. Мне с учителями повезло.
      Вы знаете мое отношение к женщине. Но у меня есть такой момент. Мы должны понимать, что все мы люди, все мы со сладостями. Я понимаю, что женщины бывают неидеальными. Они входят в конфликт со временем, с людьми. Самое главное — иметь в себе момент самокритики, момент внутренней редактуры. Ты сам себе судья. Чтоб быть себе судьей, надо быть очень серьезным, образованным, мудрым человеком. Это дает книга.
      Да, я сейчас пишу новую книгу. Написал в Израиле 20 стихотворений. Некоторые напечатаны в «МК». У меня такая давняя и трудно решаемая мечта: сделать книгу-альбом, в которой будут стихи, посвященные разным людям: моим друзьям, соотечественникам. Я даю стихи, посвященные Вознесенскому, и рассказываю о нем. Я делаю главу о Зурабе Церетели, и пишу о нем. Там будут известные и неизвестные люди. Исповедую одну важную истину: людей неинтересных в жизни нет.

      13 июля 2015 в 18:35 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация