Попытка взнуздать холестерин и спасти человеческие сердца: На пороге великого открытия?

Две анонимные женщины из США и Зимбабве открыли путь надежды миллионам

11.07.2013 в 16:31, просмотров: 10202

Если ученые нашли ключ, то этим двум женщинам надо поставить памятник… Но всё началось от обратного. Лет десять назад французские ученые опубликовали в журнале «Nature Genetics» небольшую статью о трех поколениях одной семьи, имеющих поразительно высокий уровень холестерина в крови. Их липопротеин (LDL), который вызывает сердечные заболевания, равнялся 466. (Нормальный уровень несколько выше 100). Холестерин буквально законопачивал кровяные артерии этих людей. В результате они умирали в раннем возрасте от инфарктов и инсультов. Причиной беды, с валившейся на эту семью, были процессы мутации в гене PCSK9, функции которого были неизвестны.

Попытка взнуздать холестерин и спасти человеческие сердца: На пороге великого открытия?
фото: Геннадий Черкасов

Вскоре, однако, исследователи обнаружили, что этот PCSK9 ген мешал человеческому организму избавиться от липопротеина низкой плотности. Семья, историю которой изучали французские ученые, имела мутировавший ген, уже не исполнявший своих первоначальных функций и приводивший к «наводнению» холестерина.

Статья французских ученых и расшифровка гена PCSK9 попали на глаза докторам Джонатану Коену и Хелен Хоббс из Техасского университета в Далласе. Они пришли к, казалось бы, вполне логичному заключению, которое долго лежало на поверхности. Если мутация в PCSK9 ведет к повышению уровня липопротеина низкой плотности, то, возможно, обратный дефект этого гена даст противоположный результат — очень низкий уровень LDL и защиту против сердечных заболеваний.

Техасские врачи нашли, что искали в федеральной статистике. Около 2,5% цветного населения США имели один мутировавший ген PCSK9, который не функционировал. У белого населения около 3,2% имели менее сильную мутацию гена, которая повредила его, но не уничтожила. Поскольку эти люди обладают двумя копиями генов, полученными от обоих родителей, они имели одну копию функционирующего PCSK9, а одну — нет. Уже одно это, фифти-фифти положительно сказалось на вышеприведенных «процентах». У негров уровень LDL был на 28% ниже нормального (100 вместо 138). У белых — на 15% ниже, поскольку их PCSK9 был лишь поврежден, а не уничтожен. И что еще особенно важно — люди с одной копией гена имели низкий уровень LDL на протяжении все своей жизни. Это свойство не дано лекарством против холестерина. Тем не менее, при их применении понижение LDL на 1% понижает тоже на 1% риск сердечного заболевания. Тогда какие же перспективы открывает мутированный ген PCSK9?!

Доктора Коен и Хоббс еще раз проверили статистические данные на людях. После изучения в течение 19 лет цветных в возрасте от 45 до 65 лет они пришли к выводу, что эти представители 2,5% своей расы практически были иммунизированы от сердечных болезней. Среди белых – того самого 3,2% — 40 процентов имели здоровые сердца.

Такая статистика и диагностика подтолкнули техасский тандем на следующую догадку. А как обстоят дела у людей, у которых ген PCSK9 мутирован и с отцовской, и с материнской сторон. Но таких родителей на все 314-миллионные Соединенные Штаты нашлось всего одна пара! Врачи подвергли тестированию их дочь. (Это произошло в 2006 году.) Ею оказалась 32-летняя инструкторша по аэробике, здоровая, с высшим образованием, сама мать двоих детей. Ее LDL находился на уровне 15. Приблизительно в это же время южноафриканские ученые тоже нашли аналогичный поиск. И им тоже повезло. Они тоже нашли во всей Африке одну такую женщину — в клинике матери и ребенка в Зимбабве. Пример этих двух женщин показал, что человек может оставаться здоровым и процветать при очень низком уровне холестерина LDL. (Белая женщина сохраняет свое инкогнито, чтобы не стать объектом нашествия медиа и папарацци, а женщина из Зимбабве «потерялась».)

Две анонимные женщины дали старт одному из величайших «забегов» в фармацевтической индустрии. Вперед вырвались три компании-гиганта, которые энергично тестируют различные препараты, имеющие свойства LDL двух вышеупомянутых женщин. Тесты уже проводятся в клинических условиях, и все три компании, «взволнованы» достигнутыми ими успехами.

Директор Национального института сердца, легких и крови доктор Гари Гиббонс считает, что даже при дороговизне такого препарата и введении его в человеческий организм путем уколов для него уже существуют пациенты числом в 2 млн. американцев. А при удешевлении и в форме пилюль — им сможет пользоваться уже один американец из каждых четырех.

Сердце, пожалуй, самый уязвимый человеческий орган. Недаром он и самый поэтический, которому не хочется покоя. В Соединенных Штатах сердечные заболевания лидируют по смертности. От них ежегодно умирают около 600000 человек. Статины, которые стали использоваться с 1987 года, явились большим достижением фармацевтики в области снижения холестерина в крови. Но панацеей они не стали. Ученые и компании надеются, что они подобрались к новому лекарству-блокбастеру. Правда, доктор Гиббонс предупреждает, что наука и индустрия находятся лишь в «начале пути» создания лекарства, которое реально будет предотвращать инфаркты и смертельные исходы.

Люди, принимающие участие в тестировании, имеют высокий уровень холестерина. Препараты, которые они принимают, сбивают их LDL до 50,40 и даже ниже. Вливают их один-два раза в месяц. Опыты останавливаются, когда уровень LDL падает до 25. Подопытные чувствуют себя хорошо, но компания боится идти ниже, поскольку еще не накоплено достаточно опыта.

Как всегда имеется проблема стоимости препаратов. Она может «напрячь» всю медицинскую систему США. Страховые компании обычно платят за те лекарства, которые одобрены и приняты Администрацией по пище и лекарствам США. На нее давят люди, заинтересованные в лекарствах против высокого содержания холестерина в крови. Их намного больше тех, кто пользуется биологическими лекарствами против рака.

Ученым и хочется, и колется максимально снижать уровень LDL. Статистика показывает, что чем ниже этот порог, тем лучше чувствуют себя больные. Об этом говорит, например, доктор Дэниель Рейдер, специалист по холестерину из Пенсильванского университета: «Если бы я страдал заболеванием коронарных сосудов, я обязательно сбил бы уровень моего LDL ниже 50». Однако доктор Гиббонс советует не увлекаться, поскольку «здесь мы находимся в пока что неисследованной области».

На фабриках и для фабрик фармацевтических гигантов идет лихорадочная вербовка больных-подопытных, готовых принимать экспериментальные препараты до их одобрения федеральными инстанциями.

Расскажу под конец об одной из таких «свинок». Зовут его Райан Шмидт. Он пациент доктора Рейдера. Повышенным холестерином он страдает еще с детства. Страдал им и его отец, у которого первый инфаркт приключился в 37 лет. Второй инфаркт, в 59 лет оказался смертельным. И Шмидт, и его брат, и его две сестры унаследовали генетические «грехи» своего родителя. Шмидт, которому сейчас 35 лет, стал принимать станины с 8-летнего возраста! Но их воздействие на его LDL оказалось недостаточным. Кардиолог Шмидта посоветовал ему обратиться к доктору Рейдеру, специалисту по наиболее тяжелым случаям. Но и Рейдер, также не преуспел в лечении молодого сердечника. Тогда он направил его на экспериментальные курсы компании «Sanofi».

Шмидт колебался в течение нескольких месяцев. Оно и понятно. Он был травмирован с юных лет. Его отец умер, когда Шмидту было 17 лет. А сам он распрощался с мечтой о военной карьере. Вместо этого стал столяром. Но сердце не давало ему покоя: «Смерть отца постоянно витала у меня перед глазами, и я понимал, что инфаркт подстерегает меня каждую минуту».

В марте Шмидт, наконец, решился. Он, вопреки прежним опасениям, стал принимать лекарство, не утвержденное еще Администрацией по пище и лекарствам. Шмидт и его супруга очень хотят иметь детей. Но пока они думают лишь об усыновлении или удочерении. (Шмидт боится генов своего отца.) Вся надежда на чудо-лекарство.

Таких как Шмидт десятки если не более миллионов людей на нашей планете. И все они живут надеждой. И если эта надежда сбудется, памятники двумя анонимным женщинам поставят не только в Америке и Зимбабве.