Память великих пошла прахом

Знаменитых москвичей выселяют с Донского кладбища

19 января 2012 в 21:06, просмотров: 23333

Грандиозный скандал разгорается на Донском кладбище. Русская православная церковь намерена вернуть себе территорию закрытого колумбария Нового Донского монастыря. В советские годы здесь находили последнее пристанище известные люди – военачальники, заслуженные летчики, писатели. Тут находится прах Максима Горького, Владимира Маяковского, маршалов Василия Блюхера и Михаила Тухачевского. Теперь же их урны хотят перенести. А москвичи, среди которых много знаменитостей – например, всеми любимый Александр Ширвиндт, – бьют тревогу.

Память великих пошла прахом
фото: Геннадий Черкасов

Справка МК Справка "МК"

Крематорий на Донском кладбище был построен в 1927 году. Спроектировал его архитектор Дмитрий Осипов, который предложил переделать под крематорий и колумбарий церковь Святых Серафима Саровского и Анны Кашинской. В годы репрессий сюда свозили тысячи тел расстрелянных «врагов народа». Вплоть до 1953 года трубы крематория коптили и днем и ночью. Всего в колумбарии – около 7 тысяч урн. Здесь похоронены четыре Героя Советского Союза, шесть генералов – участников ВОВ. Примечательно, что на месте бывшей печи сейчас сооружен церковный алтарь.

Все началось в конце осени прошлого года, когда в ГУП «Ритуал» и Общество некрополистов стали обращаться родственники умерших, чьи урны с прахом захоронены в здании бывшего Донского крематория на Новом кладбище Донского монастыря. На надгробных плитах появились записки с просьбами срочно обратиться в администрацию кладбища. А здесь близким уже сообщали, что, по всей видимости, в ближайшее время урны с прахом будут перенесены. Впрочем, родным обещали предоставить новые ниши в закрытых колумбариях, так как для уличных подобные урны не предназначены.

— Все родственники, да и мы, просто в шоке, — рассказала «МК» сотрудница администрации. — Но что мы можем сделать? По слухам, правительство Москвы решает вопрос о передаче здания. Мы люди подневольные: что нам скажут, то и сделаем. Сейчас нам сказали провести инвентаризацию и выявить бесхозные урны, за которые никто не платит. В закрытом колумбарии использование ниши стоит 150 рублей.

По словам работников, никто не платит за нишу семьи конструктора ядерных реакторов академика Николая Доллежаля. Аналогичная ситуация и с нишей Владимира Фогеля — это звезда немого кино. Мировую известность Фогелю принесли роли в фильмах «По закону» (1926) и «Третья Мещанская» (1927). Бесхозной является урна с прахом Серафима Иванова — это бортрадист Михаила Водопьянова, того самого, который первым в мире покорил Северный полюс. Водопьянов писал о радисте в своих мемуарах. Судя по всему, это первые «кандидаты» на вынос. Кстати, работники некрополя уверены, что вопрос решится в пользу РПЦ: Департамент потребительского рынка и услуг, в чьем ведении находится ГУП «Ритуал», сейчас возглавляет Михаил Орлов, который ранее трудился в Комитете города по связям с религиозными организациями.

фото: Геннадий Черкасов

Между тем процедура переноса довольно сложна и требует поистине ювелирного подхода. Краевед Алексей Алякринский несколько лет назад обнаружил в закрытом колумбарии урну с прахом Петра Межераупа — выдающегося строителя советской авиации, чей экипаж в 1924 году впервые в мировой летной практике совершил перелет в Афганистан через горный хребет Гиндукуш. Межерауп погиб во время выполнения задания в 1931 году. Алякринский занимался восстановлением захоронения.

Бронзовая урна с надписью «От Реввоенсовета СССР» хранилась более полувека и была в ужасном состоянии, — рассказал Алякринский. — Когда мы взяли ее в руки, она рассыпалась. Ведь в колумбарии сыро и все ржавеет. Останки бережно перенесли в другую урну.

фото: Елена Черданцева

Если перенос Донского крематория все же состоится, то надо понимать, что многие останки превратятся попросту в пыль, обломки, — так считает представитель Общества некрополистов Елена Черданцева. — Потому что «тут само сломалось», «тут упало», «тут мы с пола веничком подмели...» Ведь переносом займутся не архитекторы с кисточками и мастерством ювелиров, а обычные работяги. Они все сделают как можно быстрее...

По словам Черданцевой, непонятно, зачем это все РПЦ и почему так настойчиво вцепились они в здание с сомнительной репутацией и гигиеной? Кстати, по словам юристов, перенос урны — прямое нарушение прав родственников. В Обществе некрополистов считают, что РПЦ преследует явно меркантильные интересы.

Между тем в Донском колумбарии — не только люди-легенды, но и сами урны представляют собой артефакты своей эпохи. Например, раньше под урны для летчиков использовали детали двигателя самолета. В одной такой детали упокоилась целая команда погибших вместе солдат и офицеров. Если ничего не трогать, то этот хрупкий уникальный музей еще постоит.

фото: Елена Черданцева

Комментарий представителя РПЦ:

— Захоронения в закрытом колумбарии Нового Донского монастыря противоречат традициям и здравому смыслу. Ну подумайте: чтобы посетить нишу, нужно брать ключ, так как колумбарий закрыт, показывать пропуск, подниматься на второй этаж... Как-то это противоестественно. Кроме того, человек, который занимался распределением урн, был изрядный шутник. Я внимательно изучил там фамилии. Так, в одном ряду находятся урны Зайцева, Волкова, а замыкает ряд И.Я.Вол. Издевочка какая-то по отношению к праху покойных. И это не говоря о том, что праха в крематории гораздо больше — ведь многих не захоранивали. Какая-то нехорошая отдушка там. Оптимальный вариант — предоставить родственникам достойное место и возможность похоронить по-человечески. Человеку нужно упокоение, а там прах стоит, как экспонат на книжной полке.

Комментарий актера Александра ШИРВИНДТА:

— Я возмущен ситуацией. В этом крематории стоят урны с прахом моих родителей, сестры. Лет 8–9 назад тоже возникала такая проблема. По этому поводу мы с Николаем Караченцовым, у которого в крематории урна с прахом мамы, ходили в мэрию и общались с многими чиновниками. Потом все это как-то затихло. Сейчас мне никто об этом ничего не сказал. Буду разбираться.



Партнеры