Мой футбол

Теленеделя с Александром Мельманом

21.08.2014 в 17:17, просмотров: 4418

После чемпионата мира думал: всё, никогда больше не буду смотреть наш футбол. Медленный, посконный, скучный, местами продажный. Да как можно вообще на это глядеть! К черту его… Но вот начался сезон, и я пропал — весь, с потрохами. Смотрю и не пропускаю почти ни одного матча. Просто я подсел на канал «Наш футбол».

Мой футбол

Они меня загипнотизировали, завербовали. Конечно, мы все большие специалисты в политике и в футболе, те еще знатоки. Вот я и пишу, что чуть ли не весь наш народ зомбирован нашим же полит-ТВ. По полной программе. И что с таким благодатным народом можно делать все что душе угодно. Но сам я — никогда, стойкий оловянный солдатик, ну никто на меня повлиять не может.

А вот поди ж ты, и я теперь под колпаком, большим футбольным колпаком. Что они сделали со мной, эти милые ребятки — Уткин, Черданцев, Шмурнов, Генич, Андронов, Журавель, Елагин, Казанский и все-все-все. Сейчас время такое — обычный профессионализм мы считаем подвигом. Эти товарищи просто профессионалы, только и всего. Еще они любят футбол. Даже наш. Почему-то он им совсем не надоедает.

Лет 20 тому назад на НТВ появилась программа «Футбольный клуб», ее вел Василий Уткин. На самом деле это была революция. Отколовшийся от большого Совка российский футбол без киевского и тбилисского «Динамо», без «Жальгириса» и «Арарата» тогда никто смотреть не хотел. На стадионах — перекати поле, у телевизора практически никого. Вот Уткин с друзьями и дал установку, очень простую: футбол — это жизнь, ну а жизнь — это футбол. Только и всего. В «Футбольном клубе» рассказывали человеческие истории о тех самых 22 бугаях, и это уже не «двое умных, а третий футболист». Нам стали показывать, что даже заурядный какой-то защитник или вратарь — он тоже человек, со своей жизненной позицией, со своим юмором, наконец. Сереньких, казалось бы, игрочков разрисовали разноцветными красками, и они превратились в личностей. Уткин так любовно лепил этих людей, может, и приукрашивал даже — не суть. Он показал игру как страсть. Со всеми ее грехами, ошибками, заблуждениями. Это было круто!

И народ потихонечку пошел. Потом повалил. Так одна единственная ТВ-передача стала заполнять трибуны. Затем появилась тарелка — не простая, а спутниковая, — и «Футбольный клуб» с большого канала НТВ переехал именно туда. Телезрителей стало меньше по количеству, но это были свои истинные футбольные гурманы. Наконец появился отдельный канал, который так и называется: «Наш футбол».

Наш футбол — это очень низкий рейтинг. Никто из больших телекомпаний просто так не возьмется показывать даже одну игру в неделю. Раньше это было на Первом, затем на «России», после на «Спорте», и все как-то отбрыкивались от этого несносного российского чемпионата. А НТВ+ за него боролся. И, кажется, победил.

Как хорошие официанты, они вежливо, с улыбочкой предлагают тебе самое разнообразное меню этого ресторана. На первое — все матчи тура, на второе — сверхподробный анализ по горячим следам, на третье — опять анализ, но в картинках, ну и на закуску «Свисток» — «разбор полетов» всех судейских ошибок.

Эти люди за 20 лет почти не изменились, они могут часами сидеть и обсуждать футбол. Им не надоело! Они заманили меня в свои сети, заволокли, отвлекли даже от любимой «Культуры». Я деградирую? Нет, только радуюсь за замечательный телевизионный продукт, за этих умных, талантливых комментаторов, за их блеск в глазах. Я просто говорю «спасибо».

Честное телевидение

Меня пригласили выступать на радио, но сначала попросили посмотреть украинское ТВ, программу Савика Шустера. Посмотрел в Интернете, много думал, удивлялся, сравнивал. А посмотреть было на что.

Вы еще помните Савика? Он начинал у нас на радио «Свобода», затем безграничная любовь к футболу отнесла его на НТВ, где Савик вел соответствующую программу. Далее НТВ распустили и вместо Евгения Киселева позвали Савика, теперь уже по прямому профилю — разговаривать о политике. Да, это было ток-шоу «Свобода слова», которую ограничивает время и он, Шустер. Савик это делал на нужном профессиональном уровне, был объективен и не ангажирован. Но тоже доигрался, и его убрали.

Он перебрался на Украину. Теперь имеет свой канал и передачу имени себя, самую популярную в этой стране. Она идет по пятницам и уходит в ночь. Безразмерно, сколько душа попросит. На этот раз душа попросила всего лишь четыре часа прямого эфира.

Сидят люди, разделенные на две группы. В одной — молодежь, парубки, родившиеся уже в Незалежной, в другой — опытные, проверенные пенсионеры, чей адрес не дом и не улица, а Советский Союз. Аудитория голосует пультиками, это глас народа.

Первым из героев на рандеву с Савиком вышел глава СБУ г-н Наливайченко. Глаза честные, лицо симпатичное, вызывающее доверие. На этом голубом глазу он высказал новую официальную версию про гибель малайзийского самолета. Оказывается, боевики-террористы (по-нашему, ополченцы) должны были сбить наш самолет «Аэрофлота», но перепутали название поселков, потому как сами не местные, в результате всё и получилось. А самолет они наш хотели сбить для того, чтобы потом свалить на украинцев, ну и затем ввести российские войска.

Это была сенсация! В студии все поверили. «Кто сомневается?» — для очистки совести спрашивал Шустер. Гробовое молчание. Однако почему-то ни одно западное СМИ за этот обнародованный ужас не зацепилось, не процитировало. Ну, там опытные ребята работают, значит, поняли что к чему. Зато в студии солировал экс-президент Грузии Михаил Саакашвили. «Может такое быть?» — спросил у него Савик. «Может, — без сомнений ответил Михаил Николаевич. — Это стиль российского руководства. Они и на Грузию так напали».

Может, и напали, но разве это доказательство? Наливайченко — серьезный человек, наделенный суперполномочиями, глава спецслужб — на весь мир озвучивает соображения практически о начале третьей мировой войны, не предъявляя абсолютно никаких фактов. Тогда можно ли ему верить вообще?

Обсуждалась война на Донбассе, но в студии никого с этого Донбасса и не было, даже по скайпу, даже по телефону. Это была улица с односторонним движением. И когда говорили об обстреле Луганска, почти что все эксперты и зрители сошлись на том, что это делают исключительно сами боевики-террористы (по-нашему, ополченцы). Может, и так, только все-таки наступает украинская армия, стреляющая по городу из всех своих возможных орудий. Но про это — ни-ни.

Украинцы на взводе, они очень нервничают. Они считают, что на них напала большая и ужасная Россия. Это их правда. Но тогда надо стараться эту правду говорить, по крайней мере искать. Чтобы было доверие к произнесенным словам.

Я много пишу про самое честное в мире наше российское ТВ и как правильно, объективно и независимо оно освещает войну на Украине. Выходит, там, в соседней стране, бывшей братской республике, телевидение точно такое же честное и независимое?

Да, как говорил папаша Мюллер, сейчас время такое, никому верить нельзя, даже себе.

Мне можно.



Партнеры